Люди vs Боты

Размер шрифта: - +

Глава 1. Художник и колдун

Не рекомендуется к прочтению ботам

 

Теперь который день он просыпался под открытым небом. Зеленый спальный мешок с дыркой, в которую он свободно просовывал большой палец левой ноги, выцветший на солнце рюкзак, служащий вместилищем для пары футболок и нижнего белья, лэптопа и периодически появляющихся у него вещей, сумка через плечо с буквами "DP", еще три года назад он носил в ней тетрадки с лекциями, а теперь там хранится его скудный запас продуктов – вот все имущество, которое он мог гордо назвать "своим".

Окончательно переместившись из сна в реальный мир, парень глубоко зевнул и начал выбираться из мешка. Рядом, прямо на земле, аккуратной стопочкой лежали футболка, шорты и небольшая шляпа. Как всегда, они были немного сырыми от росы, но это его не смущало. Чуть подоль стояли удобные непромокаемые сандалии, а сверху лежали темные очки в позолоченной оправе. Оставаясь в одних трусах с изображениями героев мультика "South Park", он сделал несколько приседаний, потом принял упор лежа и отжался сорок раз. Поднявшись на ноги, открыл рюкзак, достал оттуда полотенце, зубную пасту, щетку и направился к шумящему недалеко ручью, по дороге стряхивая кусочки земли с кулаков. Окунувшись и почистив зубы, парень насухо вытерся и вернулся к месту своего ночлега. Там он натянул на себя одежду, обулся, повесил с помощью специального шнурка очки на шею, скатал спальный мешок, запихал его в рюкзак и уселся на получившийся пуфик. Затем подтянул к себе поближе сумку с продуктами и открыл ее. Внутри была пачка овсяных печенек, он всегда имел их при себе. Во-первых, он любил макать их в молоко с детства, а во-вторых, ему казалось, что внешне они похожи на Толкиеновские путлибы (эльфийские лепешки) из "Властелина Колец". Кроме этого, в сумке лежала бутылка с клубничным морсом. Раздобыть в Штатах варенье каждый раз было не очень просто, оно, естественно, продавалось, но выбор был не богат и чаще оно встречалось в виде повидла, а его с водой не очень-то и размешаешь. Употреблять же содовую он категорически не хотел. Дело было не в ходивших о ней слухах, будто бы она за ночь ложку алюминиевую разъедает и прочее, на такие доводы ему было плевать, как Мадонне на Нижнепередрючинский ДК. Просто от лимонада его долго пучило. А путешествовать с больным желудком удовольствие не большее, чем смотреть концерт той же Мадонны в Нижнепередрючинском ДК на двухдюймовом экранчике цифрового фотоаппарата фирмы "Hui Nya" в солнечный день.

Еще в сумке валялся сэндвич из забегаловки с названием Нью Йоркского метро... бутерброд был вчерашний и с ветчиной, поэтому парень осторожно достал его из полиэтиленового пакетика, понюхал и брезгливо выкинул подальше. Глядишь с голоду не помрет, а вот останавливаться и серить через очень короткие промежутки времени не хотелось бы, тем более, запасы туалетной бумаги подходили к концу. Позавтракав, он встал, удобно разместил у себя за спиной рюкзак, повесил сумку через плечо и медленно пошел в сторону пролегающей метрах в двухстах дороги. Через несколько шагов парень свернул к дереву с мясистой лиственной шевелюрой, названия которого он не знал. Под ним стоял его байк. Так тут называли велосипед. Он был хорош: три передних звездочки, семь задних, тормоза, удобное седло и большие колеса, но вот только крылья к нему были не предусмотрены... ну и что, что это горный велосипед? Неужели все, кто ездит в дождь по горам должны иметь забрызганную спину и грудь? Но в солнечные дни этот незатейливый, как карманные детективы, транспорт уверенно и достаточно быстро нес его по хайвэям и проселочным дорогам штата Северная Каролина.

Этим утром он ехал по семьдесят четвертом шоссе на север к городу Эшвил. Почему туда? Просто так получилось. Он объездил целую кучу таких городков и названия смешались в его голове, но не так давно ему рассказали историю, которая и заставил в качестве следующего пункта назначения выбрать именно Эшвил.

Сейчас он просто крутил педали, уставившись в одну точку где-то на границе асфальта и зелени окрестных холмов. До города было еще очень прилично, а минут через сорок начнет так парить, что колеса будут оставлять за собой траншеи в плавящемся асфальте. Уже сейчас, проехав всего две-три мили, он чувствовал, как темнеет футболка у него подмышками и под рюкзаком.

В темных солнцезащитных очках мир, как всегда, казался ненастоящим, будто бы он смотрел на него через кинескоп телевизора. Казалось, возьми он сейчас влево, выйди на соседнюю полосу, а несущиеся навстречу машины будто бы проедут сквозь него или, другими словами, исчезнут за границей кадра. Но он был еще не конченным придурком и проверять это не хотел.

Ему до приятной истомы нравились эти тягучие от солнца, липкие от пота и слегка нереальные от близости сна, утренние поездки. Иногда он закрывал глаза на пару секунд и закусывал верхнюю губу от удовольствия. В это время для него не существовало никаких проблем, все, что надо было делать – машинально работать ногами. И все-равно, при кажущимся бездействии через некоторое время что-то произойдет, вот новый город, новые люди, новые впечатления, новые мгновения.

Потихоньку, мыслишка за мыслишкой, фраза за фразой, образ за образом, содержимое головы приходило в порядок. Характерный утренний сюрреализм сдавал позиции сухомятке обыденности. Парень чувствовал, что еще минут десять и он запоет какую-нибудь песенку.

Сзади, пробиваясь сквозь звуки поглотившей весь хайвэй скорости, послышалась музыка. Ее громкость все увеличивалась и увеличивалась, будто кто-то крутил колесико на магнитофоне. Парень обернулся – его нагоняли три мотоциклиста. Их Harley Davidson'ы выглядели очень по-американски и даже шлем с изображением национального флага Соединенных Штатов не делал бородатого мужчину идиотом, ведь это был его флаг, а мотоцикл был не просто попсой, а в какой-то мере, символом его страны. Упор тут нужно сделать именно на слове "его". Другое дело, когда такие персонажи встречались в России.



Александр Комаров

Отредактировано: 17.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language:
Interface language: