Люди vs Боты

Размер шрифта: - +

Глава 23. Света и Художник. Двухдневная работа и двухдневные размышления.

После беседы с Ланни Художник много думал. Думал и рассуждал. Два дня он мало спал, а когда все-таки засыпал, даже во сне его голова продолжала работать. Он мало разговаривал даже с Ланни и остальными куками перекидывался лишь парой фраз за день. 

Все работники лагеря, кто действительно интересовался этим, уже догадались и обсудили миссию новой русской девушки Светы. Но никто не избегал встречи с ней, наоборот, иногда даже образовывались небольшие очереди желающих с ней пообщаться. Некоторые люди готовились к этой беседе и тут их фантазия не имела предела. Кто-то читал интересные книги в надежде проникнуться занимательными мыслями и выдать их если не за свои, то хотя бы пропитать внутренность головы нужной атмосферой размышлений и исканий. Другие наоборот, предпочитали сидеть в тишине и, если можно так выразиться, медитировать, собрать все свои мозги в кучу. Причесать их, разгладить на них одежду, умыть и наодеколонить, чтобы перед проверяющей девушкой они предстали в самом лучшем виде. 

Во время беседы так же существовало несколько моделей поведения, активно обсуждаемых в народе. Одни предлагали брать инициативу на себя и вываливать на Свету как можно больше информации. С одной стороны это, якобы, показывало обилие имеющихся у тебя мыслей, а с другой стороны такой метод должен был заставить Свету внимательно слушать собеседника и не давать ей сконцентрироваться на проникновении его мозга. 

Другая стратегия была почти прямо противоположна предыдущей. Суть заключалась в коротком и четком ответе на вопросы и сильном концентрировании и упорядочивании своих мыслей. Дескать, милости прошу в мою голову, прочти все сама, мне нечего скрывать. 

Но вся соль заключалась в том, что ни те, кто уже общался со Светой, ни те, кому это еще только предстояло сделать, не могли сказать, какой из вариантов поведения лучше. Кроме того, никто даже не мог сказать, можно ли эти варианты сравнивать с целью выявления “лучшего” ну или хотя бы “оптимального”. Ведь результаты собеседования не оглашались, а понять что-нибудь по всегда сосредоточенному лицу русской девушки было невозможно. К тому же, вместе с ростом количества собеседованных человек, неумолимо росло количество мимических морщин на лице Светы. К вечеру первого же дня ее глянцевый до этого лоб стал похож на батарею центрального отопления, такое количество вертикальных ложбинок появилось на нем. После ужина девушка отказалась беседовать с кем-либо еще и просидела два часа в шезлонге, рассматривая местами бурлящую поверхность воды. 

На следующий день она опять возобновила свою деятельность. С утра на ее лице можно было заметить улыбку, но после первой же беседы с Бредом, отвечающим за лодки мужчиной, она исчезла. Примерно через два часа после окончания завтрака Света опять сидела в деревянном шезлонге и рассматривала озеро. 

– Это чтобы водоросли не росли, – незаметно подошедший Художник приземлился в соседний шезлонг. 

– Пузырьки? 

– Ну да, через воду пропускают кислород, чтобы пруд не зарастал всякой зеленушкой. Из проложенных по самому дну труб поднимаются пузырьки кислорода. 

– А я вчера весь вечер думала, что это такое. У меня даже было предположение, что это горячую воду добавляют, чтобы детям было не холодно купаться, – Света улыбнулась. Но улыбка наложилась на страдальческую гримасу и выражение лица в целом было мало приятным. 

– Извини, но мне кажется, что вчера вечером ты думала не об этом. 

Девушка развела руками. 

– Нелегкие деньки. Чем больше общаюсь с людьми, тем сильнее путаюсь. 

– Не можешь разобрать, кто есть кто? 

– А я пока не разбираю, я все записываю. Потом буду разбираться. Или вообще, отдам все Джонни – пусть он голову ломает, если это ему очень надо. 

– Когда думаешь со мной поговорить? 

Света не ответила. 

– Может сейчас? – снова спросил Художник. 

Девушка кивнула. 

Художник поерзал в шезлонге и, устроившись поудобнее, положил вытянутые ноги на деревянный бордюр. 

– Поможешь мне? – неожиданно резко спросила Света. 

Парень ответил через небольшую паузу. 

– Конечно, – при этом давно позабытое чувство зашевелилось у него в груди. 

– Расскажи, что ты думаешь обо всех этих Ботах и Личностях. 

– Ты спрашиваешь это у каждого? 

– Нет. Вовсе нет. 

– А почему же ты спрашиваешь это у меня? 

Света опустила взгляд на свои согнутые в коленках ноги. Вчера она слишком долго пробыла на солнце в коротеньких шортиках и сегодня ей пришлось прятать покрасневшую кожу под легкими хлопковыми штанишками. 

Аккуратным ноготочком на указательном пальце она водила вокруг шляпки всаженного в ручку шезлонга гвоздя. 

– Вчера я столкнулась с тобой в столовой, помнишь? Во время ужина. И абсолютно нечаянно залезла к тебе в голову. Сама не знаю, как так вышло. Мне очень понравилось то, что у тебя там было. Но тогда это был только самый разгар размышлений и мне бы хотелось услышать окончательную версию. 

– Но ведь ты можешь прочитать все сама. Без моего разрешения. 

– Я не хочу. Почему вы все так плохо обо мне думаете, – чуть повысила голос Света, – мне нравится общаться с людьми, а не лазить по их мозгам. Кроме того, если вы думаете, что внутри ваших черепов очень приятно находиться, то спешу вас огорчить. Кроме редко встречающихся здравых и имеющих завершенный вид мыслей, там полно всякой гадости, от которой меня не редко просто-напросто тошнит. Вы, друзья мои, далеко не ангелы в своих помыслах. Так что копаться в ваших головах – не самое приятное занятие. 



Александр Комаров

Отредактировано: 17.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language:
Interface language: