Люди vs Боты

Font size: - +

Глава 29. Такого поворота не ожидал никто

Художника скрепили наручниками с Шерманом, Мэтью с Дэном, а Свету с Джонни. Под прицелами их вели по полю для игры в Лакрос. Слышались выстрелы, все кроме Художника и Светы, не знакомых с расположением укрытий, понимали, что детей и охраняющий их персонал нашли. Смогут ли они отбиться или всех ждут реки крови и слез? Ни Шерман, ни Мэтью с Дэном, ни Джонни не позволяли себе ответить на этот сакраментальный вопрос.

Они перешли поле и стали подниматься по грунтовой, размытой дождями дорожке. Их уверенно вел один из бойцов, освещая фонарем пространство перед собой.

Майкл, Майкл, – позвал Джонни, – что ты делаешь?

Майкл обернулся и чуть замедлил шаг.

Джонни, ты расстроен? Обеспокоен? Удручен? Что такое, друг мой?

– Майкл, ты с ума-то не сходил бы. Я понимаю. Я все понимаю. Но вспомни, как мы все это начинали? Разве мы ставили целью убивать людей, не соответствующих нашим представлениям?

– Девушка, – Майкл обратился к Свете, – вот прочитай сейчас его мысли, и сама увидишь, какой он подлец.

Света послушалась. Все ее привычки и принципы остались, если не в далеком прошлом, то по крайней мере в Нью Йорке или в уже вчерашнем дне.

Мысли Джонни заставили ее остановиться, а он, идущий рядом, не заметил этого и браслет наручников больно вонзились ей в запястье, дополняя и без того ужасную картину физической болью.

Джонни был почти достойным человеком, он не врал себе. Внутри он согласился с мыслью Майкла. Он и сам, будь у него сейчас такая возможность, избавился бы от соперника, всех его прихвостней, а потом, потом очистил бы мир от всех Ботов, которых смог бы найти с помощью девушки-сканера, девушки Светы. Но при этом, он честно веровал в то, что сделает добро, что очистит мир от мусора и паразитов, он гнуса, плесени, грибка. Как угодно. С детства он не терпел всю эту дубовую обыденность, все эти всем угодные радости, дни благодарения, рождество и так далее. Против самих праздников он ничего не имел, с удовольствием получал подарки, но от поведения людей в эти дни ему хотелось кричать. Не любил он фальшь, даже искреннюю фальшь, потому что вырастала она из искренней тупости, а тупость он не любил даже больше фальши. С последним явлением, кстати, он потом подружился, точнее, заставил работать на себя, что принесло ему немало пользы. Еще он ненавидел моду и духовную дешевизну, а однажды прочитанное им высказывание Ницше было ему как чек для наркомана, он повторял его про себя снова и снова, когда чувствовал душевный дискомфорт. “Вокруг избирателей новых ценностей вращается мир – незримо вращается он. Но вокруг комедиантов вращается народ и слава – таков порядок мира”, – гласило оно.

И конечно же, всю свою жизнь он мечтал, чтобы его ценности стали новыми общественными ценностями. Видимо, того же хотел и Майкл. На этом они спелись много лет назад, это он сейчас и воплощал в жизнь.

Кто-то сильно ткнул Свету дулом в спину.

Не останавливаться.

Движение возобновилось.

– Ну как? Вижу, что понравилось, – сказал Майкл Свете.

– А раньше вы к нему в голову не залезали?

Света молчала.

Или, может, ему удавалось скрывать свои помыслы, – продолжал мужчина, – или, может быть, вы были с ними знакомы и даже разделяли их. О! Тогда я принял хищного волка за трусливую овечку и ошибся. Извините великодушно.

Художник мысленно прыснул от протертой метафоры.

А ко мне в голову можешь не залезать. Мои идеи известны моим людям, а ваше мнение меня мало интересует.

Но второй раз Света не послушалась и влезла к Майклу.

Там была просто вакханалия какая-то, чувство дичайшей эйфории охватило все его мысли. Они кружились и вились вокруг друг друга, как огромное количество змеев уроборосов, сцепившихся своими кольцами друг с другом. Света осторожно взяла одного из них своими невидимыми пальцами и потянула вверх – за ним потянулись все остальные. Теперь это было похоже на вертикально висящую цепочку, одну из тех, которыми крепят заглушку для ванны к решетке страховочного отверстия.

Майкл! Но это же глупо! Это же не имеет никакого смысла! Это же ребячество! – воскликнула Света.

Мужчина скинул с лица улыбку и внимательно посмотрел в лицо Свете, потом на своих бойцов, затем снова улыбнулся.

– Ну давай, – кинул он ей и отвернулся.

Что давай?

Майкл резко остановился и поднял правую руку, давая знак остановиться остальным.

Я слушаю.

– Что ты хочешь услышать? – Света очень нервничала и от этого ее русский акцент стал резать слух даже Художнику. – Это я бы хотела услышать логическое объяснение того, что ты собираешься сделать. В том, чего желает Джонни кроме жестокости есть еще и какая-то утопическая идея, в саму по себе, в нее я могу поверить, но чего хочешь ты! Уничтожить все Личности! Зачем тебе это? Ты хочешь остаться в мире серости и глупости? Я видела, куда ты дел идеалы своей молодости, они лежат у тебя на самом дне, но что ты выбрал сейчас? Хочешь упиваться собой? Думаешь, у тебя получится управлять ими? Думаешь, не найдется какого-нибудь фанатичного глупца, который пустит тебе пулю в грудь? На это не нужно много мозгов и философского склада ума. Неужели ты не понимаешь.



Александр Комаров

Edited: 17.08.2017

Add to Library


Complain




Books language: