Марго и карусель. История одного витка

Размер шрифта: - +

9. WARSZAWA, I WANT MORE

 

Черно-белые сны:

 

В следующем году мы с Орелией вернулись в Ниццу победительницами — нам удалось осуществить свой план проводить больше времени вместе. К тому времени мои отношения с мужем были прохладными. О разводе в то время не могло быть и речи, но я под любым предлогом сбегала в Париж. Когда-нибудь такому неопределенному положению должен был наступить конец.

Я почти переехала в Париж, потому что один начинающий амбициозный дизайнер предолжил мне работу. Снова манера подать себя и аристократическая внешность сослужили мне хорошую службу: его идеей было показать весь шик и роскошь французской моды в пресные послевоенные годы. Я согласилась, но с условием приема на работу также и Орелии.

После роскошного показа в Монако, мы вырвали в своем графике три дня на Лазурном берегу только для себя. Нашей радости не было предела — мы были молоды, красивы, снова богаты и беспечны.

В день взятия Бастилии мы собрались смотреть салют на берегу моря, на пляже была поставлена летняя сцена, киоски с едой и напитками, а также карусель. Погода днем была отличной, но к вечеру небо затянуло, а разноцветные трегольные флажки на веревках затрепетали под порывами ветра. Люди хотели остаться на берегу до конца концерта, но ветер становился все сильнее. Я ждала Орелию, чтобы уйти вместе, но она после нескольких коктейлей безудержно с кем-то флиртовала. Я все чаще оглядывалась, но она так на меня и не посмотрела. Как вдруг я поймала взгляд… тот взгляд, который полностью пронзил меня год назад в православной церкви. Я отвела глаза, но спиной чувствовала взгляд, который заставлял ежиться от жути и таять от волнения одновременно.

Когда неожиданно грянул гром, началась небольшая паника, и я решила отбежать в другую сторону от толпы, благо, все маршруты Ниццы и окрестностей мне были хорошо знакомы. Я быстро вышла на одну из узких троп, ведущих к городу, накрыв голову пиджаком, но это не помогло. Вдруг в один из раскатов грома я увидела его — совсем недалеко, в метрах двадцати от меня. Я остановилась, он тоже.

- Пойдем, я знаю тут одно убежище. - сказал он, но я не шелохнулась. Тогда он подошел, взял за руку и повел меня. Это была небольшая пещера, скорее небольшое углубление в скале. Внутри было тихо и сыро, а мне — совсем не страшно. Я не знала, что будет дальше, а когда он приблизился своим губами к моим, то совсем не сопротивлялась. Откуда-то появилась смелость и острое желание, о котором я уже и думать забыла на протяжение безрадостных лет замужества.

Когда все закончилось, я просто вышла под стихающий дождь и, не оглядываясь, оправилась по направлению к дому.

 

ГЛАВА 9. WARSZAWA, I WANT MORE

 

После поездки в Париж, я долго не могла прийти в себя. Мои отношения с Мартином словно увлекали меня в каком-то неизвестном направлении, а цели путешествия я так и не знала. Вспоминая это время, я понимаю, что находилась словно в некой дымке, сладком тумане, оставаться в котором было хорошо и приятно, но при этом я отрезала от себя окружающий мир, в котором были и солнечные, и снежные, и другие дни.

Из этого тумана я стала потихоньку выходить в реальность после встречи с Кристин. Приблизительно в то же время, впервые после встречи, мне написал Дэниел. Как я уже упоминала, важные и яркие события происходят почти одновременно, это указывает на ту информацию, которая нужна для меня и моих истинных потребностей.

Дэниел поинтересовался, как прошла моя поездка в Париж, и какие у меня планы на предстоящие путешествия. Я ответила, что только недавно вернулась из поездки, Парижем невероятно довольна, но других планов на предстоящие путешествия у меня нет.

- Если ты когда-нибудь захочешь съездить в Краков, я могу тебе показать город, - хоть при переписке не слышишь голоса, мне показалось, что Дэниел немного сконфужен, предлагая мне уик-энд на двоих, точнее сказать, встречу на нейтральной территории.

- Я часто путешествую через аэропорт Кракова, - отрезала я. – Не думаю, что мне будет интересно.

- Подумай о каком-нибудь городе, недалеко от тебя, куда бы ты хотела съездить на выходные,- деликатно поинтересовался Дэниел, подкупив меня какой-то теплотой и мягкостью, которых я в нем раньше не замечала.

- Вообще-то у меня была одна идея, - сказала я полную правду, так как действительно эту идею вынашивала, - пока у меня много свободного времени, я хотела бы съездить во Варшаву, давно хотела туда попасть.

В столице Польши я была в прошлом году ровно полдня в командировке. Я действительно очень хотела вернуться, этот город поразил меня с первых минут особой энергетикой: дивным сочетанием старинной изысканности, растворенной в безумной молодежной атмосфере.

Наш разговор с Дэниелом происходил около двух часов ночи, потому что в Лондоне только стукнула полночь. Я собиралась спать, потому в мои планы не входило детальное обсуждение поездки. Мы сошлись на том, что, возможно, поедем во Варшаву где-то в конце октября, но это были скорее предположения или идеи, а не план поездки.

Этот шаг со стороны Дэниела, однозначно, был желанием сблизиться. Я же немного злилась на себя за то, что так просто согласилась, и за то, что разговор происходил уже после подтверждения Мартином поездки во Львов в октябре (опять одновременные значимые события!). Поэтому в следующей переписке с Дэниелом, я упомянула, что в один из уик-эндов в октябре я буду занята — так просто, без единого угрызения совести. Через какое-то время Дэниел ответил, что ему больше подходит начало ноября, на этом мы и сошлись, не называя конкретной даты.



Елена Эсти

Отредактировано: 09.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться