Маугли 2120

Глава 3 Прогулка с Каа

 

Троица понимала, что надо рассказать хотя бы Акеле. Про Маугли. Про то, что его ищут. Но Акеле было хуже обычного, он сидел, полузакрыв глаза и опираясь на плечо Багиры. Разговор страшно не хотелось начинать. Поэтому его откладывали и откладывали.

Опять же было не менее важное дело – добраться до комбината и найти бластоксин. Идти вызвались  все, даже Каа, и в этот раз никто не спорил и не ругался между собой. Кроме Багиры – она не хотела Акелу оставлять. Зайки не было, убежала куда-то наверх.

Хатхи вывел карту на стену так же, как дома у доктора. Волк вспомнил комбинат.

- А легко не будет, Стая. Я знаю это место. Еще в Красной охрана говорила, что его зачистят, но руки не доходили, были важнее объекты. Там живет какой-то псих, который на всех без разбору натравливает дронов. Они больше небоевые, но знаете, если вас укладчик уложит в коробку двадцать на двадцать сантиметров или разливатель кислотой польет… И охранные есть, штуки четыре.

- У старых дронов можно перехватывать управление, - вспомнил Хатхи. – Ими же один человек управляет. Если программу написать, то шанс есть.

- Нет, - сказал Акела как-то так, что Стая замолчала. Он так и сидел, прикрыв глаза.

- Нет. Рисковать настолько ради меня нельзя. Пока вы признаете меня вожаком – не пойдете.

- Черт, Акела. Мне жалеть, - что я вспомнил это при тебе? – обозлился Волк.

- А ты представь себе, что ты бы скрыл, и вы бы вернулись не все. Или вообще не вернулись. Мне жить от полугода до года, если что. Я хочу эти месяцы быть с вами, а не раздумывать, как вас на смерть отправил. Не понимаешь, что ли?

Повисла неловкая больная тишина.

- Акела, - осторожно спросил Маугли, потому что он знал меньше всех, - Багира. А прооперировать никак? Если опухоль…

Багира покачала головой:

- Даже если делать ему левый допуск, класть в больницу в Серой и считать, что полиция вся ослепла и ориентировок вдруг не видит – это хитрая опухоль. Она прорастает мозг, как паутина. Каждое волокно не вычистишь. Только вместе с самим мозгом… Мы думали об этом, конечно.

Акела прислушался к чему-то невидимому и спокойно перевел разговор:

- В любом случае вот сейчас никто никуда не идет. Там какая-то заварушка. Близко от нас. И большая, кажется. Давайте мультик, что ли…

Маугли подсел к Акеле и Багире. На экране его тезка, маленький Маугли, ползал с волчатами, и волчица заступала дорогу Шер-Хану.

Очень хотелось сказать что-то сочувственное, но он не мог придумать, что. Поэтому просто сидел.

- Это все эксперимент, - заговорила тихо Багира. – Засекреченный. По увеличению возможностей мозга. Электромагнитное излучение может будить скрытые возможности, а еще может вызывать опухоли вот такие. Мы… там с ним и познакомились. Я была ординатором, а он…

- Подопытным, - усмехнулся Акела.

- И доктор оттуда? – вдруг понял Маугли. – Но подожди… нельзя же на людях. Разве можно?!

- Некоторым все можно. Не просто на людях, на детях. Просто дети из Красной и Свободной, а разработку курирует Эдем. Тогда и можно. А доктор оттуда, конечно...

 

Она не могла вспомнить – то ли вначале правда казалось, что все нормально, то ли она очень хотела, чтобы так казалось. Центр внушал надежное, правильное чувство. Это же не жуткая шарага из кино про черных трансплантологов, где ржавые решетки и средневековые цепи. Красиво, чисто, небьющееся стекло, пластик. Хорошая еда четыре раза в день, пенная ванна, игрушки. Многие из этих детей «дома» не дожили бы до этого возраста и досыта не ели ни разу – дети преступников, дикарей из Свободной. Это путевка в жизнь для них. Для тех, кто не отсеется.

Доктор с редкой фамилией Арнери, Гаспар Стефанович, заведовал отделением и редко ходил на обходы сам. Не осматривал детей. Только читал результаты анализов и обследований и отдавал распоряжения. Потом, прямо во время совещания, прижал ладонь к груди и стал заваливаться на бок, Динара – еще не Багира – кинулась к нему первая, потому что ожидала чего-то такого и боялась. Успели, шунтировали, спасли, но к работе он не вернулся. Она поехала его навестить в дом с куклами, там Гаспар Стефанович наливал ей какао, смотрел через зеленые очки, неловко поддерживал беседу. А потом сказал: «Это же дети там у нас. Дети, Диночка. Под номерами и без имен. Мы же как фашисты, Диночка, только форма без свастик и теплых цветов… Вы думаете, отсев – это вот что такое?»

А первый успех уже пришел, получилась очень интересная пара близнецов, самых младших в группе, Т-15 и С-7, Багира так и помнила. С-7 к ней как-то все тянулась, важно давала в руки игрушки и лезла на руки. Привязываться было нельзя.

Однажды на ночном дежурстве Багира зашла поговорить к особо опасному. Старшему. Седому, как его называл персонал.

Так все началось.

 

- Тебя ищут, потому что ты оттуда ушла, да? – все же спросил Маугли.

- Хуже, - ну что, признаваться так признаваться, Акела сжал ее руку, зная, о чем сейчас вспоминает Динара-Багира. – Я связалась со Свободной Зоной за день до отсева Акелы. С Тиграми. Они тогда посильнее были, посерьезнее. Договорились – я даю им коды доступа, вся добыча их, но они помогают мне вывести детей. Там же лекарства, оборудование, на хабар-базаре ценность огромная…



Анастасия Купцова Елена Максимова

Отредактировано: 29.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться