Медвежий капкан

Размер шрифта: - +

Глава 4.2

К выходным хотелось выть, не знаю как жила Василиса в подобном ритме, но мое самообладание дало трещину. Практически каждый день приходилось вставать в шестом часу, доставлять ее на первую работу и успеть решить какие-то свои проблемы. Забирать со "Спарты", отвозить домой, через несколько часов везти в "Гречку" или на курсы чертовой векторной графики, зачем она ей сдалась так и не понял, а объяснить принцесса не удосужилась. Совмещая все это с походами по магазинам, времени больше ни на что не оставалось. Но тут, положа руку на сердце, нигде лишней минуты не задерживалась и ради упаковки йогурта ночами не гоняла.

И сегодня с утра, в очередной раз, задобрив меня огромным бутербродом и кофе в термокружке, объявила о том, что вечером идем на "квартирник".

--Нет, если ты совсем не хочешь, можешь подождать в машине, там не больше полутора часов. Но я заняла и на тебе местечко,- выпалила и смотрит выжидающе.

--Я правильно понимаю, это такое мероприятие, где собирается народ и слушает широко известных в узких кругах исполнителей?

--Да, представь какая там атмосфера. Нереальная… уютная, простая, как в кругу друзей, только еще и слушаешь хорошую музыку в живом исполнении. И какая-то романтика в этом есть, запретная...нет, понятно, что сейчас никаких облав и слушай, что хочешь… ай, ладно,- махнула на меня рукой,- что я распинаюсь, ты идешь или в машине ждать будешь? Ну?!- спросила уже более настойчиво.

--Иду, раз романтика,- не хотелось показаться совсем чурбаном, скорее всего, Василиса так меня и представляет: большой, тупой и неуклюжий… конец! Вот и все мое описание. Да и за полтора часа можно задницу до онемения отсидеть в машине.

Как же я пожалел о своем решение, буквально со второй песни, исполняемой патлатым, худосочным парнем с голосом раненого козла.

Василиса слушала с упоением, сидя на краешке стула и буквально смотрела в рот. А я силился понять на каком языке парниша исполняет. Только уловишь пару предлогов русской речи, как он снова растягивая слова до неузнаваемости, начинает блеять. Минут через двадцать сдался и облокотившись на спинку стула, откинул голову к стене. Не заметил, как закрыл глаза, провалился в сон и явно дал храпака. Получил ощутимый удар по ноге, а потом еще один и еще. Принцессе надоело меня пинать, она положила ладонь на мое бедро и впивалась пальцами, стоило глазам закрыться. Что ж, сон ушел на второй план и все ощущения сосредоточились на женской ладошке лежащей на моем бедре. Прикосновение пальцев и ногти впивающиеся в тело производили безусловно отрезвляющий эффект. Как бы не пришлось объясняться, почему у меня такие большие...зубы. Молча, перехватив ладошку,  пальцами провел по аккуратным, но все же острым ноготкам, показав жестом, что не стоит так делать. Василиса активно затрясла головой в знак согласия, прошептала "извини" и вернулась взглядом на исполнителя. Отклеился от стены, выпрямил спину и рассматривал присутствующих- в большинстве своем девушки, жадно наблюдавшие за каждым движением и потягивающие вино. А я что тут делаю?!

Вскоре, козло-солист сжалился над нами и взял перерыв, прекратив пение, а только играл на гитаре, не менее заунывные мелодии.

Осталось потерпеть минут тридцать и все закончится… и здесь я ошибся. Тридцать минут растянулись на час. Исполнитель благодарил пришедших. Они, в свою очередь, его. Чуть позже, невероятно длинный обряд прощания с объятиями и фото на память, и наконец-то мы стоим на улице.

--Думала никогда не закончится,- с ужасом и одновременно облегчением, Василиса выдохнула слова.- Чтобы я еще раз кого-то слушала,- раздувая щеки глубоко дышала, хватая свежий воздух ртом.- У меня кислородное голодание или мозг от  завываний потёк.

--Я тебя…- в голове кружилось:  отвезу в лес и оставлю …

Меня перебили:

--Любишь, да?- спросила со смехом.

--Садись в машину, пока не передумал.

И вот каждый вечер, я клянусь себе, что больше не буду исполнять роль хорошего мальчика, а утром мчу в чертову "Спарту".

--Потерпи, косолапенький, скоро я сниму с тебя проклятье. И станешь ты вновь вольным в желаниях.  Будешь по лесам в шкуре своей пятнистой бегать, рыбу ловить, да дев красных очаровывать и на коне железном катать,- как от такого количества иронии сама не захлебнулась.

--Я одну с удовольствием бы прокатил, чтоб дурь выветрить. Да боюсь, только хуже станет.

--Точно станет, менингит подхвачу, а там опять со мной возиться...плохой план...плохой.

Спокойно...дыши… Не вспоминай о том, что тебя сегодня мужики в баню звали...не вспоминай.

--Какого…- выдохнул, собрался.- Зачем мы там сидели, если тебе не нравилось?- максимально культурно сформулировал вопрос.

--Да неудобно встать и уйти. Это же не огромный зал, где тебя не заметят. А все слушают, смотрят не моргая и, представь, пришлось встать и выйти.

--Ты сама чуть ли не в рот ему залезла!

--Я по губам надеялась  слова прочитать,- и смотрит на меня так, словно вину свою чувствует, а меня смех разбирает.- Не знаю, что ты возмущаешься: поспал, культурно просветился…Ладно, признаю, виновата,- от этих слов брови полезли на лоб, невероятно, думал, как обычно вывернется и я останусь крайний,- завтра даю тебе выходной, так и быть.



Лана Морриган

Отредактировано: 06.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться