Мемуары не гейши

Размер шрифта: - +

Мемуары не гейши

19.12.2018

Адьес амигас! А нет… Чао бамбино! Нет, не в ту степь. В общем, хотела выпендриться… А, пофиг.

Ну что, будем знакомиться. Меня зовут Алиса, мне пятнадцать, я крутая фикрайтерша. Пишу много, часто, но лайки что-то не ставят, наверно, вокруг одни идиоты. А, пофиг.

Точно, надо внешность описать, как без нее. Начну с достоинств. Рост не особо достойный — чуть выше полутора метра в прыжке. Так, все, сосредоточилась на достоинствах — грудь. Грудь, грудь, грудь. Надо посмотреть. Ну, что могу сказать — грудь есть, но ее плохо видно. Но лифчик ношу. Иногда. А, пофиг. Лучше лицо. На голове два глаза, один рот, один нос и копна неуправляемых, торчащих во все стороны кудрей, которые не укладываются никакими электроприборами. Да что ж такое, где достоинства?! Вот, придумала — мама говорит, что меня солнце любит! Поэтому я вся усыпана веснушками. Хотя не факт, что это кому-то нравится. А, пофиг на внешность!

Я хожу в школу, в десятый класс, спасибо родителям, которые сломали мне жизнь, не дав после девятого уйти в цирковое училище. Есть у меня две подруги, тоже девственницы. Ой, ну не то чтобы тоже, просто… А, пофиг.

Маринка девка симпатичная, но у нее только два школьных костюма: серый с узкой юбкой ниже колен и двубортным пиджаком, аля лихие девяностые; и зелёный, цвета детских соплей. Ее предки решили, что она должна готовиться к офисной работе с шестнадцати лет, поэтому прикупили ей уморное шмотье. Теперь она смахивает на нашу придурочную завуч Тамару Борисовну, и весь класс над ней ржёт.

На днях мы с Олькой решили спасти подругу от унижения и ножницами разрезали Маринкину юбку до самого мягкого места. Родители у нее жмоты, но мы думали, что для любимой дочурки они все-таки раскошелятся и прикупят новый прикид. Но не тут-то было.

Утром Маринка пришла в школу и уселась за парту прямо в пуховике. Математичка долго разыгрывала трагедию по этому поводу, Мэри Поппинс недоделанная, заставляя подругу раздеться. Но девка держалась стойко: выпучив глаза, она смотрела на училку не мигая, при этом как зомби склоняя голову то в одну, то в другую сторону. Этим довела педагогичку до припадка. Поэтому пол-урока пробежали сами собой и никого не вызвали к доске. Класс!

На перемене мы всей боевой кучкой ринулись в женский туалет. Там Маринка, всхлипывая, скинула куртку. И не было предела моего ржача, когда я увидела, что ее мать не только вручную зашила разрез (а швея из неё ещё та), но и приляпала аппликацию в виде цветика-семицветика на самое смачное место.

В общем, теперь она ходит в своём зелёном сопливом.

24.12.2018

Есть у нас в классе сладкая парочка: Мишка Афанасьев и Наташка Пряникова. Передвигаются они везде вместе, за ручку, смотрят друг на друга, как будто сожрать хотят. В общем, терпеть их не могу, от их слащавых обнимашек диабет заработать можно.

Так вот, иду я на днях из школы, настроение нормальное после Маринкиной юбки, в дневнике трояк за контрольную по химии. В общем, все путём, жить можно.

Смотрю, на детской площадке, на лавке эти двое: она сидит, а он, положив ей голову колени, лежит, в небо лупится. Наташка меня заметила, но виду не подала. На моих глазах, сняв с Мишки шапку, наверно, чтобы парня менингит прихватил, запустила пальцы в тёмные густые волосы и стала в них возиться. Фу, аж тошно стало.

Проплываю мимо, а голова как неуправляемая в их сторону поворачивается. Внутри прямо рвотная волна накатывает от прелюдий развратных Ромео и Джульетты. А он, похоже, чтобы меня добить, ещё ладонь потянул к ее лицу и, пристально смотря в глаза, ласково провёл по раскрасневшейся щеке. Тфу, что за порнография в полдень посреди двора!

Чувствую, по подбородку потекла какая-то тёплая жидкость, медленно так, осторожно и на землю капнула. Ошарашенно вглядываюсь в мокрый кружок на снегу, на сопли вроде не похож. А тут второй выплеск пошёл, более обильный. Я аккуратно провожу по подбородку ладонью, ежку за ножку — слюни! А сзади хохот глухой и эта придурочная Наташка, прикрыв ладонью рот, ржёт как полоумная, тыча в меня пальцем.

Хотела я подойти и ресницы ей повыдёргивать, но ноги сами куда-то втопили, унося меня прочь.

Ну все! Забежав за угол пятиэтажки, пригорюнилась я. Крышка мне, это глупомордая точно всем в школе разболтает. Что ж, теперь мы с Маринкой в одной упряжке: ее будут звать сопленоской, а меня гордо - слюнобрызг.



Iva La Rey

Отредактировано: 03.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться