Мэри Поппинс для квартета

Размер шрифта: - +

Глава четырнадцатая

Нет ничего проще, чем усложнить себе жизнь

(С)

Как-то под новый год меня взяло… даже не отчаяние. А какая-то тупая опустошенность. Я пришла с работы. Шесть уроков, педсовет по итогам полугодия, совещание по девятым и два частных ученика. Села в коридоре. И просто не могла шевелиться. Принеслись Машка и Клео. Испугались. А я… просто сидела. И не было сил даже снять сапоги или заплакать.

После этого я решила увольняться из школы.

Но как-то дотянула до каникул. Выспалась. Отпраздновала с Машкой и мамой новый год в Вологде. Нагулялась по городку, очаровательному и ситцевому. Еще выспалась. Еще немножко. И резко застрадала бессонницей. И острым приступом жалости к себе. До слез. До истерики.

С какой радостью я выходила на работу! Чтобы после нее прийти, упасть. И устать за день так, чтоб на мысли даже мыслей не оставалось.

А сейчас, без школы и любимых учеников. Пожалуйста. Проснулась я как по будильнику. Посмотрела на телефон. Пятнадцать минут второго. Поуговаривала себя. Повертелась. Позлилась. Получается, такой сумасшедшей как я, нагрузка по воспитанию квартета в духе героев капиталистического труда – это слишком мало. Чтобы просто устать и просто спать.

Решила почитать. Уже достала планшет. И вдруг вспомнила, что Томбасов говорил: в доме есть бассейн. Вот я же никому не помешаю, если тихонько прокрадусь, найду его. И поплаваю часок. Вода, говорят, успокаивает.

Сказано – сделано.

Да! Вода призывно заблестела под неярким электрическим светом, который включился, стоило мне войти. Бассейн был достаточно большой, метров десять. Моя мечта в течение всего учебного года, на которую не хватало ни сил, ни времени.

- О! – я просто со стоном наслаждения погрузилась в воду. Круг. Еще. И еще… Хорошо. Просто прекрасно!

- Олеся Владимировна?! – услышала я удивленное.

Вынырнула.

И уткнулась взглядом. Ой, хотела бы сказать, что в длинный мускулистые мужские ноги… Но справедливости ради должны отметить, что… не в них. Чуть выше. Обтянутое черными плавками-шортами. Оооох.

Томбасов не стал ждать, пока я там разгляжу что-то еще, внушительное и прекрасное, а просто рыбкой прыгнул в бассейн. Замечательно так у него получилось: вошел в воду практически без брызг. Какие разнообразнейшие таланты у человека.

Доплыл до стенки, коснулся ладонями, перевернулся, ловко как. И поплыл обратно.

Поймала себя на том, что взгляд не могу отвести. И что это такое? Давлю тяжкий вздох. Олесяяяяя. Бассейн. Люди просто плавают тут. Хоть и пересеклись посреди ночи.

Его плечи мерно бугрятся, поднимаясь над водой. Лицо сосредоточенное-сосредоточенное. Я слежу за ним, как завороженная. Сердце колотиться. Ох, ну не дура ли?

Хозяин изволил пожаловать. Хо-зя-ин. Надо просто успокоиться и объяснить себе это. И что ж Томбасову не спится. И вообще – что он тут делает? На репетиционной базе. Не дома?

Он подплывает ко мне, замершей у бортика, и тихо говорит:

- Вернулся чуть раньше.

Мне нравится это «чуть». Уезжал на неделю, вернулся на третий день. И сразу проверить, как мы тут. Не с самолета ли принесся?

Хриплый голос, сверкающие карие глаза. Мощное подкачанное тело. Капли воды скользят по коже… Ночь. Глубокая. С ума сойти, насколько все искушающе. И… нужно мне или нет?

Я неожиданно для самой себя поднимаю глаза и смотрю прямо в его. Вижу там бурю, что грозит захватить меня и утащить за собой. Бурю, что манит за собой, обещая страсть и блаженство. Мужчина не делает шага, что разделяет нас. Не нависает. Не подавляет. Он смотрит на меня и ждет.

Что я решу. Сделаю ли шаг вперед? Или просто качнусь навстречу, можно даже сделать вид, что будто бы случайно. Я ведь жажду, до дрожи жажду почувствовать крепкие руки на своих плечах, дающие иллюзию защиты и опоры? Я ведь так хочу, чтобы меня обняли и позволили забыть обо всем. Хотя бы до утра, которые наступит слишком быстро. Рискну. Или нет. Буду себя ругать за то, что не сделала, но останусь с сердцем, которое не придется снова собирать из мелких кусочков рассыпавшегося пазла?

Я покачала головой. И поплыла к лестнице, что была в другом конце бассейна.

Нет уж. Не надо. Не хочу.

- Я просто не смог оставаться дома. С тишиной. Простите, - донеслось мне в спину.

- Надеюсь, у вас все в порядке? – любезно поинтересовалась я, выбираясь из бассейна. Завернулась в полотенце – и почувствовала себя увереннее.

- Да. Спасибо. Скажите, а кто?

Я удивленно посмотрела на Томбасова, который не сдвинулся с места.

- В каком смысле «кто»? – переспросила я.

- Из парней, - на его лице отразилось что-то непонятное. Злость что ли?

Я продолжила просто смотреть. Ему надо что-то спросить – вот пусть и изъясняется нормально.

- Из парней кто понравился.



Тереза Тур

Отредактировано: 10.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться