Мертвая петля.

Размер шрифта: - +

глава 2

Возвращение в город было словно из сказки в обычную жизнь.

А в обычной жизни была школа, дом, мама. Мама встретила Нину с перебинтованной рукой. Порезалась. Но девушка переживала страшно, потому что догадалась, пока ее не было, в гости к матери наведался ее бывший второй муж. Как она корила себя, что уехала, что оставила мать одну. Еще и учеба почему-то косо пошла, может переходный возраст, или сезонное ухудшение здоровья, кто знает. Нину от пониженного давления мучила постоянная сонливость.

Так что попытки Артема завязать общение наталкивались на ее не то что бы холодность, но отсутствие энтузиазма. Он ведь старался найти к ней подход, постоянно думал о ней, хотел познакомить ее со своей матерью. А Нина вяло на все реагировала, однако, парень не унимался, хотя и чувствовал, что девушка замыкается и избегает его, и не мог понять, в чем дело. Он ведь тянулся к ней всей душой. В той приземленной, прагматичной жизни, которую он вел, Нина была отдушиной, глотком чистого воздуха. Девчонка не от мира сего. Ангел. Его первая любовь. Он не мог знать, что Нина старается отдалиться от него, потому что просто стесняется его, не желая, чтобы в их с матерью неблагополучный  мирок проник кто-то еще. И, если честно, считала она эти отношения преждевременными и ненужными.

Говорят, девочки созревают раньше ребят одногодок. Обычно это так. Достаточно взглянуть на оформившихся девчонок - школьных отличниц и их мелких угловатых  ребят - одноклассников, двоечников и лоботрясов. Но не этом случае. Артем был уже взрослым и созревшим для жизни, тогда как Ниночка, его ледяная принцесса была от нее еще очень далека. Это притом, что вся неприглядная и несчастливая история матери прошла у нее на глазах. Бывает так, человек живет посреди всеобщего беспорядка, но его этот беспорядок не касается, потому что у него свой собственный порядок. Это как цветы в проруби, или яблоки на снегу. И он мучительно хотел этих цветов, этих снежных яблок, этих вишен.

Стоит ли удивляться, Артем был подростком, и в мире, в котором он жил, она была как разрыв шаблона, нечто неправильное и бесполезное, а оттого вдвойне более притягательное.

 

***

А потом Нина сильно простудилась и слегла в больницу. Артем думал, что сойдет с ума от беспокойства. Он рвался к ней, но...

Его не пустили к ней в палату, она велела передать, что не хочет его видеть. Это было неожиданно и очень больно. Артем не мог понять, за что. Он ушел, сгорбившись, словно огромная тяжесть опустилась на его плечи и придавила к земле.

Тогда ему показалось, что она предала его. Предала его в первый раз.

Нина смотрела из окна своей палаты, как уходит парень в красном свитере. В сердце была непонятная, вялая пустота. Она видела, как поникли его плечи, в голове вертелась мысль, что ему, наверное, больно. Но Нине тогда казалось, что так будет лучше для них обоих.

А это уже был второй фрагмент. Золото с горечью пополам.

 

***

Они больше не виделись.

Тяжело все прошло для Артема.

Потому что легко излечиваются от увлечений, а он-то Нинку любил по-настоящему. И своим предательством, а он считал это именно предательством, она убила в нем доверие ко всем женщинам. Отныне он не желал никому открывать своего сердца, слишком больно было тогда. И Нинку пытался ненавидеть, но не мог. Не мог. Но стал циничным. Как ни странно, девицы ему теперь еще больше на шею вешались, хотя он ими просто  пользовался.

Почему-то плохие парни всегда привлекательнее хороших домашних ребят. Хотя, отчего же непонятно, как раз таки все понятно. Плохие парни всегда ассоциируются у девчонок с хищниками, а хищника хочется приручить. И чем больше хищник, тем больше охотниц. Ибо каждая считает, что куда престижнее приручить тигра, чем хомячка. Правда, замуж потом за хомячков и выходят, обломав об тигра зубы. Вот тогда и выясняется, что хомяк тоже страшный зверь. Но это так, лирика.

Теперь Артем был школьный мачо. Еще тогда в 14 лет он был уже сформировавшимся юношей с красивой фигурой, а за прошедшие два года еще вырос и возмужал, стал настоящим красавцем. Плюс его старые связи с нужными ребятами, да еще и прикинутый, и при деньгах. Как есть мачо, циничный, холодный, уверенный в себе. А в душе... В душе была старая рана и вселенская обида на ту единственную девчонку, которая не хотела его видеть. Выбросила из своей жизни как старую ненужную тряпку.

А Нина снова сменила школу, состояние здоровья немного улучшилось, особенно после того, как она начала заниматься спортом. Новая школа, кстати, была со спортивным уклоном, и регулярные занятия баскетболом и волейболом как-то быстро помогли ей окрепнуть и набрать форму. Она неплохо играла, даже несмотря на свой не слишком подходящий для баскетбола рост, всего метр семьдесят. И что интересно, предметы тоже подтянулись, постоянные тренировки дисциплинируют. Даже удивительно, сколько появляется свободного времени, если живешь в режиме.

Так вот, свободное время...

Парень в красном свитере, чувства которого она тогда со спокойной душой отвергла, не желал уходить из ее сердца. Когда они расстались, Нина не чувствовала к нему ничего, кроме неясной мутной пустоты и желания отгородиться, но стоило ему исчезнуть из ее жизни, все изменилось. Как будто муть осела, а скрытое в ней стало четким, и разные мелочи вдруг могли нежданно вызвать к жизни непрошенные воспоминания о нем. А ей совершенно точно надо было Артема забыть, потому что она так решила тогда, и потому что это было правильно.

Но когда это сердце поступает как правильно? Оно поступает по собственным правилам, и попробуй их нарушить, эти правила. Расплачиваться будешь всю жизнь.

В общем, Нина тоже стала старше и превратилась в очень привлекательную девушку. Теперь встречалась с парнями, но надолго ее не хватало. Три-четыре свидания, пара поцелуев и все, они становились ей неинтересны. Может, и бессознательно, но всегда сравнивала всех остальных ребят с ним, и почему-то никто этого сравнения не выдерживал. И еще, если раньше Нина была просто веселой девчонкой, то теперь она сознательно могла манипулировать мальчишками, знала, когда улыбнуться, а когда и надуть губки. Удивительно, но она умудрялась сочетать в себе несоединимое, быть одновременно и снежной королевой и веселой хохотушкой. А парням Нинка головы кружила, и бросала их без всякой жалости. Невинная жестокость невинности. Впрочем, парнишки быстро утешались, сердечные раны, нажитые в юности, обычно легко зарастают, превращаясь в зрелом возрасте в светлые воспоминания.



Екатерина Кариди

Отредактировано: 09.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться