Мета-Игра. Пробуждение

Размер шрифта: - +

Глава 4. (4)

 

Вечер выдался очень теплым и приятным, особенно после всего, через что я прошел. Шутили, смеялись, смотрели какое-то шоу по телевизору. Съели все подчистую, и даже тетя Полина не удержалась, и устроила «чит-мил». Это вроде дня в неделю, когда можно есть все, и, по словам тети, «ускоряет метаболизм».

Время близилось к полуночи, когда Вова, вспомнив свое армейское прошлое, рявкнул:

— Рядовой Теплов!

— Я! — готовно откликнулся Сашка, поднявшись из-за стола.

— Смир-р-рно! Была команда «Отбой», рядовой! Почему не в койке? Мухой в казарму!

— Есть! — ответил Саня, неловко приложив поврежденную левую руку к «козырьку», сооруженному другой ладонью.

— Упал — уснул! — прорычал Вова ему вслед.

Тетя Полина, прикрыв рот ладонью, зевнула. Она с рассвета драила, чистила, мыла и стирала, потом готовила. Да и меня клонило в сон. Но для Вовы вечер только начинался. Немного убавив громкость музыки, он толкнул в мою сторону наполненную рюмашку:

— Ну чо, Матвей, ты уже парень взрослый, здоровый, опрокинешь с нами по пятьдесят? Полин, организуй еще закуси по-бырому.

Тетя Полина укоризненно посмотрела на сожителя, и тот, наклонившись, привлек к себе, чтобы смачно поцеловать. Поцелуй затянулся, а оторвавшись, Вова похлопал ее по бедру и направил мысли разомлевшей тети в нужное русло:

— Давай-давай, милая, мужика растим, а мужик должен уметь что делать? Правильно, пить! И пить правильно. А без закуски — это уже не по-людски!

— Да не, Вов, я не хочу, — я отодвинул рюмку подальше.

Стол был убран — горячее съели, салаты тоже, и кроме початой, уже второй, бутылки водки, пакета сока и опустевшего блюдца из-под огурцов ничего не осталось.

— И правда, Вов, — зевнув, сказала тетя Полина. — Только он вылечился, зачем?

— А и ладно, — легко согласился Вова и пристально посмотрел на меня. Взгляд его был жестким и почти трезвым. — Только ты это, мать, давай уже, отдыхай. А мы с Матвеем выйдем прогуляемся.

— Куда это вы на ночь глядя? — вскинулась тетя.

— Как куда? За компом его! Я же обещал, что верну? Так чего тянуть? Щас в офис прошвырнемся, тут шесть кварталов всего-то. Заодно и голову проветрю, а, Полин? — Вова широко улыбнулся и подмигнул тете. — Ты не жди, ложись. Завтра...

Он запнулся, глянув на меня, и думая, что я не вижу, пощупал ее за зад. Тетя Полина сбросила его руку и, едва заметно улыбнувшись, кивнула.

— Хорошо, Володя. Но вы все-таки не задерживайтесь. Может, я и дождусь... — загадочно бросила она, выходя из гостиной.

Интересно, что именно в этот момент я понял, за что она его любит. Не только за то, как хорош, наверное, он в постели. Думать об этом мне было неловко, но… Стены тонкие, кровати скрипучие…

Было в Вове ещё кое-что, за что его обожала тетя. За эту вот открытую и широкую улыбку. Когда Вова улыбался, сквозь щетинистую физиономию с мешками под глазами проступал образ улыбчивого, легкого на подъем мальчишки. Ровные белые зубы, ямочки на щеках и мелкие сеточки морщинок вокруг веселых глаз, обрамленных длинными, почти девчачьими, ресницами. Вот каким он был когда-то. И вот каким она иногда все еще видела его теперь.

Вова, уже покрывшийся задорным румянцем на скулах, сноровисто опрокинул оставшуюся водку, запил соком из пакета и утерся тыльной стороной ладони.

— Ну, че расселся, Матвей? Погнали.

— Сейчас? Может, завтра?

— Завтра суббота, балда, выходной!

Я быстро оделся, стараясь не разбудить Сашку, и вышел к входной двери. Вова уже ждал, слегка покачиваясь и ухмылялся.

Выйдя из затхлого тепла подъезда в свежесть ночного двора, мы направились к проспекту.

— Прогуляемся пешком, тут недалеко. Да и чего бабло палить на такси, мы ж не гордые? А? — Вова хлопнул меня по плечу. — Не ссы, пацан, меня здесь каждая собака знает. Не тронут!

В ночь с пятницы на субботу дороги и тротуары полнились гуляющим народом. Призывно светили вывески питейных заведений, слышались смех, крики, разговоры. Мы с Вовой влились в толпу, и всю дорогу он учил меня жизни:

— Я тебе так скажу, пацан. Учеба, конечно, дело хорошее, но пора и честь знать! Руки-ноги у тебя теперь правильно прикручены, вон, даже я понимаю, что ты говоришь — нормальный ты стал парень, Матвей. Самое время хватать жизнь за жопу, а Фортуну за сиськи! Универ-шмунивер — это для богатеньких бездельников, а нам работать надо. Короче, переводись на заочное, а сам давай к нам в фирму. С шефом я поговорю, на первое время грузчиком тебя возьмут. У нас грузчики знаешь, какие башли зашибают? У-уу! Тебе в твоей пиццерии у того армянина и не снилось. Заодно и подкачаешься, а? А? — Вова загоготал, трогая меня за бицепс. Ну, или за то, что у меня его заменяло. — А то бабы на дохлых не смотрят, им здесь, — он ткнул пальцем мне в плечо, — банки нужны! А в лопатнике — бабки! Понял? А котелок у тебя, вроде, и без того варит...

Он продолжал меня агитировать, и доагитировался до того, что я, по его мнению, уже завтра должен собрать свои манатки и переехать в общагу.

— Ты, если стесняешься, я сам могу в твой деканат-ректорат сходить, общагу тебе выбить! Общага — это знаешь как? Это о-о-о! Там такие телочки, закачаешься! А тебе пора, брат, пора... — он опять заржал. — А то ты, небось, все теребонькаешь? А? А? Ха-ха-ха! Ладно, не грузись, все это, брат Матвей, у тебя в прошлом! О, пришли!

Мы остановились возле вывески «Ставки на спорт! Бар, прямые трансляции. Круглосуточно!».

— Ты здесь работаешь, Вова?



Данияр Сугралинов

#9 в Фантастика
#2 в ЛитРПГ
#1 в Киберпанк

В тексте есть: реалрпг, realrpg, litrpg

Отредактировано: 23.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться на подписку