Метла и рапира. Притяжение противоположностей

Размер шрифта: - +

Глава 17. Каникулы, семейные тайны и совместный Новый год

–  ... Таким образом, война в провинции Лаид привела к длительному военному конфликту на юге всего нашего континента, – завершил свой урок господин Кнорокс.
Прозвучал звонок и ведьмочки нашего класса, радостно галдя, засобирались на выход.
– Через час на площадке для полетов будет битва на снежках. Пойдем? – весело спросила меня Мира.
– Извини, не в этот раз, – ровно ответила я, на что ведьмочка рассмеялась.
– Да брось! Ну, подумаешь, ты так неудачно упала в прошлый раз. Главное – не больно.
Да, только неприятно всё же было. Хотя причина моего отказа и не была связана с тем конфузом.
Меня ждали Ландр и чета Инграмм, для последнего обсуждения планов, перед нашей с мистером Ослом поездкой в Градат.
– Мне нужно собираться. Я еду к родным на каникулы, ты же знаешь, – собирая вещи, ответила я.
– Но это же не просто битва! Прощальная, перед каникулами! К тому же, я видела, ты уже почти всё собрала – возмущалась подруга.
– Ключевое слово – почти. Не хочу утром  опоздать на экипаж из-за того, что не успела сложить вещи.
– Бука. Ну ладно, а я пойду. Я чувствую – сегодня обязательно всех обыграю.
Я улыбнулась в спину убежавшей подруги, повесила сумку на плечо и отправилась в кабинет леди-директора.
В коридоре ведьмочки весело направлялись на битву на снежках, радуясь каникулам, за окном на солнце весело блестел снег... Зима была в самом разгаре. А через несколько дней наступит Новый год. Если повезет, я встречу его уже в столице, а не в придорожной таверне. Хотя с Ландром, думаю, было бы интересно и там.
Осень закончилась так быстро. После моих первых соревнований полетов мы не слишком продвинулись в нашей революционной деятельности, но, тем не менее, события закрутились стремительным водоворотом.
Ландр сводил меня на наше первое свидание.  В Линзоре, как оказалось, есть небольшой театр с интересными постановками. Представление артистов в ярких костюмах, мы с Ландром нарядные и радостные, прогулка по вечерней улице, ужин в небольшом ресторанчике... Во всем этом, может, и не было масштабности Градата, но был непередаваемые уют и атмосфера волшебства.
С тех пор, мы почти каждые выходные ходили на свидание, и это было невероятно.
А ещё были головокружительные поцелуи, ежемесячные соревнования полетов, уроки и дополнительные занятия...
Как и прежде, мы с Ландром не афишировали своих отношений, но ведьмочки школы уже давно обо всем догадывались. И, кажется, даже смирились. Правда в своих туфлях я пару раз находила крыс.
И вот теперь настало время нашего путешествия в столицу за ответами от моих родных.
Коди догнал меня у самого кабинета миссис Инграмм, серым клубком подкатившись к ноге. Я привычно устроила его на плече и постучала в дверь.
– Входите Аделис, – приглушенно прозвучал голос леди-директора с той стороны и, открыв дверь, я вошла в кабинет.
Меня посетило чувство дежавю. Чета Инграммов со своими фамильярами и Ландр ждали меня на креслах и диване, собранные и серьезные.
Я села рядом с Ландром и леди-директор сразу перешла к делу.
– У вас есть десять дней на путешествие туда и обратно в Градат, разговор с бароном и баронессой Уолис и, возможно, на встречу с кем-нибудь ещё. Всё зависит от того, что знают, и насколько будут откровенными, ваши родные,  Аделис, – проинструктировала ведьма.
– У Ландра есть амулеты, и с помощью дара катализа вы сможете усилить их эффект. Так что не стесняйтесь защищаться, если это будет необходимо, – добавил мистер Инграмм.
Я кивала на их слова, но одна мысль заставила меня нахмуриться и спросить:
– Ландра ведь могут узнать. Мы об этом не подумали. Может, есть какое-то маскирующее заклятие?
– Кулон с рассеивающими чарами уже на мне. Плюс – в поездку я надену плащ с капюшоном, – успокоил меня мужчина, взяв мою руку в свою, и быстро поцеловав.
Я улыбнулась этому проявлению нежности с его стороны. Кажется, я никогда не привыкну к этому потрясающему чувству защищенности и счастья с этим вредным принцем.
– Постарайтесь успеть вернуться до начала занятий. Результаты ваших экзаменов впечатляют, мисс Сотер, но всё же... – ухмыльнулась леди-директор.
Я знала, что она часто подтрунивает над своим братом по поводу наших с ним отношений, но это было скорее напускное. Она радовалась за Ландра, я в этом уверена.
А экзамены... Я очень переживала на этот счет. В Школе одаренных ведьм они проводились каждые полгода, а не как в Гимназии – лишь раз в год. Мне казалось, что я ещё слишком мало знаю о магии, особенно в сравнении с другими ведьмочками. Но всё, слава Всевышнему, прошло хорошо.
Я осталась отличницей и здесь, из-за чего приходилось терпеть ежедневные шуточки от мистера Осла. Впрочем, я знала, что он мной ещё и годится.
Мы с Ландром пообещали постараться вернуться вовремя, и, попрощавшись с мистером и миссис Инграмм, покинули кабинет последней.
– Думаешь, эта поездка окажется полезной? – спросила я у мужчины, озабочено.
– Уверен. А даже если нет... Зато Новый год справим в родном городе, – оптимистично заявил Ландр, на что я лишь скептически хмыкнула.

***

На следующее утро я попрощалась со своими подругами, и, закутавшись в белую шубку, пушистую шапку, шарф и варежки, потащила свой большой чемодан к выходу из замка. Как только я вышла на улицу, мороз обжег щеки, ветер подул в лицо, а из-за того, что дорожки уже вновь запорошило скрипучим снегом, каждый шаг давался с усилием.
Внезапно, из моей ладони перехватила ручку чемодана большая мужская рука в черной перчатке.
– Предлагал же за тобой зайти. И кто теперь упрямый ослик?! Сильно тяжело было? – полуворчливо–полузаботливо поинтересовался Ландр.
Он был в черном теплом пальто, а на голове красовалась серая шапка с забавными ушками.
Развеселились, я покачала головой.
Задержав на мне взгляд, полный нарочитого осуждения, мужчина пошел в сторону темного закрытого экипажа. Я засеменила следом, поспешно оправдываясь:
– Не такой уж чемодан и тяжелый. А ты взял горячий шоколад?
Месье Дюбо, в честь наступления каникул, давал, тем, кто уезжает, в дорогу этот горячий вкусный напиток.
Ландр по-доброму усмехнулся.
– Взял-взял.
Подойдя к карете, мужчина закинул мой чемодан на её крышу, закрепил там, и спросил о состоянии дорог бородатого кучера. Я пока почесала за ушком, ближайшую из запряженной в экипаж четверки лошадей, кобылку.
Наконец, Ландр открыл дверь кареты и подал мне руку для того чтобы я не упала на скользком облучке. Внутри было гораздо теплее и уютнее, чем снаружи. Четыре магических светильника по углам добавляли атмосфере оптимизма.
Когда мистер Осел сел рядом со мной и закрыл дверь, экипаж тронулся под громкое "Вперед!" кучера. Я достала из-за пазухи свернувшегося в идеальный шарик Коди, пристроила его рядом и потребовала от моего спутника шоколад.
Ландр осторожно подал мне небольшую флягу, и я наконец, с удовольствием сделала сладкий глоток.
– Со мной поделишься, маленькая жадина? – тихо и невыразимо нежно спросил меня мужчина.
– Хм, пожалуй, ты заслужил. Вон, каким джентльменом стал. С чемоданом помогаешь, двери открываешь, руку подаешь. И, что самое главное – про шоколад не забыл, – хитро вынесла вердикт я.
– Я умею быть галантным, когда мне это выгодно, – хохотнул Ландр и быстро прижался своими губами к моим. Я почувствовала, как он провел языком по моей верхней губе и ужасно смутившись, отстранилась.
– Вот я и получил свою порцию. И заодно избавил тебя от шоколадных усов. Всегда пожалуйста, – хулиганисто подмигнул этот нахал, на что я лишь выразительно фыркнула.
Путешествие в столицу шло медленно. За окном можно было наблюдать неизменный белоснежный пейзаж, а взятую с собой книгу я уже дочитала. В конце концов, практически всю дорогу я пробыла в крепких объятиях Ландра, в полусне-полуяве.
Мы останавливались в небольших трактирах на ночь (за свою комнату я настояла платить сама) и продолжали путь дальше.
Мне снилось лето и речка недалеко от Гимназии. Нас отпускали туда купаться в жаркое время года, но только под присмотром кого-либо из преподавателей-женщин.
Сейчас, то время казалось таким далеким и странным. Словно это была совсем другая жизнь.
– Пора вставать, лисичка. Мы приехали, – шепотом стал будить меня Ландр, иногда не удерживаясь от поцелуев в щеки и нос.
Возмущенно промычав что-то, я потерлась щекой о его пальто и не двинулась с места.
Ландр рассмеялся.
– Аделиис! Я бы взял тебя на руки, но, думаю, Их Светлости Хейлин и Томас Дуорт будут возмущены.
Вздрогнув, я подскочила на сидении, и уставилась на мужчину круглыми глазами.
– Приехали? Уже?
– Ты хочешь ещё покататься в этой чудесной карете? Что ж если так... – пожав плечами, иронично улыбнулся мистер Осел.
– Конечно, не хочу, что за глупости! Идем скорее!
Быстро пригласив волосы, я надела шапку и неуклюже выбралась из экипажа. Пока Ландр, посмеиваясь, разбирался с багажом и платил кучеру, я с любопытством рассматривала дом, в котором выросла и всегда считала родным.
Поместье в центре столицы кричало о богатстве и красоте. В уже насупивших сумерках оно сияло десятками окон, в которых можно было разглядеть силуэты людей. Кованые ворота позволяли увидеть узкую дорожку, ведущую к крыльцу и часть заснеженного сада с заледеневшим фонтаном.
Ландр подошел ко мне, присоединяясь в немом развязывании. За нашими спинами проскрипели колеса отъезжающей кареты и фырканье лошадей.
– Твои дядя и тетя явно не бедствуют. Хорошее поместье, – вынес вердикт мужчина.
– Думаешь, это мой настоящий отец дал им денег, чтобы они воспитали меня? Барон – не такой уж высокий титул, но, тем не менее, наша семья всегда посещала светские мероприятия и ни в чем не нуждалась.
Почему-то эта мысль пришла ко мне только сейчас, и заставила меня изрядно помрачнеть. Не хотелось думать, что люди, которые пусть и не слишком любили, но всё же воспитали меня, делали это лишь из корыстных целей.
– Не знаю. Но как бы то ни было, у тебя теперь есть не только они, – заметил Ландр, и мы обменялись улыбками.
– Добрый вечер. Вы кто будете? Больно поздно для посещений, – прозвучал старческий подозрительный голос.
– Это я, Гродер! Аделис! Приехала на каникулы, – откликнулась я на зов нашего привратника.
Тот, прихрамывая, вышел из-за угла и открыл нам ворота.
– Адди! Как замечательно, что ты приехала!
Старик, закутанный в тулуп, шарф и шапку так, что были виден лишь прищур внимательных радостных глаз, закрыл за нами ворота и решил проводить нас до дома.
– Я тоже рада. Дядя и тетя дома?
– Дома, тебе повезло. А так, почти каждый вечер то тут, то там. На балу каком или чаепитии. Дай мне выбор, я бы в такой мороз ни за что не расстался с книжкой и чаем.
Тихо рассмеявшись, я согласно кивнула.
– А это кто с тобой?
– Мой друг из Школы.
– Ах да, ты ведь теперь в другом месте учишься, – вспомнил привратник.
Тем временем, мы дошли до входной двери, и Гродер с силой постучал в кольцо на ней.
Нам открыл дворецкий – Тореш. Предельно вежливый, он с полупоклоном забрал у нас верхнюю одежду, распорядился о том, что бы у Ландра забрали чемоданы и разместили их в подготовленных покоях, и сказав, что Их светлости в гостиной, чаевничают, спокойно удалился.
– Думаешь, нам стоит поговорить обо всем сразу? Может лучше утром? – неуверенно посмотрела я на своего спутника.
– Сейчас, – возразил тот. – Десять дней – это не так уж и много. Если твои родные вспомнят кого-то, кто может быть свидетелем всех ужасных дел Императрицы, нам тоже нужно будет их навестить.
Я кивнула, и мы прошли в гостиную, предварительно постучав.
Обстановка внутри дома ничуть не уступала наружной. Спокойные тона стен дополнялись яркими элементами декора. Дорогая мебель, свежие цветы в вазах... Всё было так знакомо и одновременно... Так странно. Видимо, я слишком привыкла к сумасшедшему стилю замка школы, где простота за углом могла резко сменить вычурность.
Дядя, полный мужчина с залысинами, и тетя – строгая дама в платье под горло, чинно сидели на диване. На журнальном столике рядом стояли чайный набор, сладости и легкие бутерброды.
– Аделис! – ахнула женщина, вставая.
– Племянница! Как неожиданно! – взял пример со своей жены дядя.
– Здравствуйте. Уже наступили каникулы. Но если быть честной, я здесь, чтобы серьезно поговорить с вами на одну очень важную тему.
– С тобой гость. Ты ведешь себя невоспитанно, девочка. Представь нас. И что это на твоем плече? – неодобрительно сжав губы, приказала и спросила тетушка.
Повернувшись к Ландру, я, прокашлявшись, проговорила:
– Прошу прощения. Ландр, позволь тебе представить моих дядю и тетю, барона и баронессу Уолис. Дядя, тетя, это мой друг из школы – мистер Ландр Корси. А на моем плече мой фамильяр, еж Коди.
 Внешне оставаясь спокойной, внутри – я закипела от раздражения.
На моего любимца тетя посмотрела с подозрением и легким отвращением, но ничего не прокомментировала. В конце концов, она и дядя сами согласились, чтобы я училась в Школе одаренных ведьм.
А на Ландра она бросила любопытный взгляд.
–Из Школы? Насколько я знаю, в ней обучаются исключительно девушки, – заломила бровь Хейли Дуорт, смотря на Ландра свысока. Знала бы онакто перед ней.
Впрочем, возможно, скоро они оба многое узнают.
– Так и есть. С этого года я обучаю юных ведьмочек искусству фехтования. Рад познакомиться, сударыня. Сударь, – вежливо пояснил он, поклонившись.
– Хм. И по какому же вопросу вы изволили приехать так неожиданно, да ещё и на ночь глядя? Аделис, тебе следовало написать нам заранее, – продолжала отчитывать нас моя тетя.
– Вопрос очень деликатный. Думаю нам всем лучше присесть.
Вот так вот! В конце концов, этот дом отчасти был и моим тоже.
Дядя хмыкнув, махнул рукой, и мы прошли и сели на диван. Мои родственники расположились в креслах напротив. Коди не высовывал носа из-за воротника моего платья, явно недовольный всей этой атмосферой интриг и подчеркнутых манер.
– Итак, племянница. Что же случилось? – сложив руки на животе, поинтересовался барон Уолис.
Я бросила взгляд на Ландра, и начала рассказ:
– В мой день рождения мне, кроме прочих, пришло странное письмо из прошлого. Человек, написавший его, утверждал, что являлся моим отцом. Он описал историю моего рождения, и то, что, в конце концов отдал меня вам.
Сделав паузу, я внимательно наблюдала за реакцией моих дяди и тети.
Первый вытащил из внутреннего кармана платок и судорожно начал промокать им лоб. Он бросал на жену отчаянные взгляды и выглядел чрезвычайно волнующимся. Вторая же крепко сцепила пальцы и задрала голову ещё выше.
– Мало ли сумасшедших людей или же попросту мошенников. Тебе следует забыть об этом Аделис, – четко произнесла тетя.
Что ж, я знала, что они признаются не сразу.
– Значит человек, по имени Винсент Пелроуз, граф Норксфол, вам не знаком?  – уточнила я.
– Впервые слышим, – неуверенно пробормотал дядя.
– Что ж, тогда нам пора. Если не хотите говорить вы, мы найдем других свидетелей моего появления в вашей семье.
Я встала, Ландр последовал за мной. Перед самой дверью тетя нехотя процедила:
– Тебе лучше забыть об этой истории, девочка. Будешь болтать по углам, твоя достопочтимая мать не оставит от тебя и твоего друга даже пепла.
Я застыла перед полуоткрытой дверью. Воздух будто выбило из легких и мне пришлось потратить несколько лишних секунд, чтобы взять себя в руки.
– Я хочу услышать от вас всё, что вы знаете. И тогда, возможно, я не буду "болтать по углам".
Презрительно усмехнувшись, я прошла обратно и села на диван. Ландр тенью последовал за мной.
Тетя, хмыкнув, поправила юбку платья, и начала рассказ:
– История довольно коротка. В один осенний вечер к нам заявился один из моих дальних родственников, чье богатство и блестящая карьера не позволяли общаться с нами. Но то было раньше. Как возникли проблемы, о нас внезапно вспомнили. В то время это поместье было на грани банкротства, всё рушилось. Так что его появление было кстати. Объяснял он всё довольно путано, но мы поняли суть. Принять в дом младенца, и представить его ребенком моего погибшего брата. Это решало все наши проблемы, практически не создавая новых.
– Ну, конечно. Огромные деньги, а о ребенке заботиться и не обязательно, – фыркнул Ландр зло.
– А вы бы промолчали, молодой человек! Мы приняли к себе чужую малышку. За это мы вполне заслуживаем благодарности, – заявил мой дядя, надувшись от гордости.
Я невесело усмехнулась. В чем-то он был прав. Но всё же, осознавать, что тебя взяли в дом лишь в обмен на приличную сумму денег, было унизительно.
Но своего родного отца я не осуждала. Он сделал всё, чтобы я была жива и оставалась в безопасности.
– И что же было дальше? – поторопила я тетю.
Та пожала плечами. Тонкие черты её лица почему-то стали казаться мне отвратительными.
– Пелроуз сказал твое имя и день рождения, поцеловал тебя на прощанье, и скрылся в ночи. Долгое время мы не знали никаких подробностей. Сделали ремонт, покрыли все долги, стали посещать светские рауты. Я наконец могла позволить себе купить красивое платье.
– Мы поняли! Что было дальше? Как вы всё узнали? Отец тоже написал, что вы были в неведении, – раздраженно перебила я.
– Были. До поры до времени. На одном из вечеров во дворце Императоров я слышала интересный разговор двух горничных. Слуги, как известно, знают всё. Дальше, я осторожно начала разузнавать о тайной любовной связи Императрицы и о, младенце, который, то ли умер, то ли был похищен. Постепенно пазл сложился. Потом мы также узнали о смерти Винсента Пелроуза. Он прожил ещё два года, после того как отдал нам тебя. Скитался где-то на границах страны.
Всевышний! Каждое слово этой женщины отдавалось во мне болью, а она сама была так невозмутима!
– И вы не побоялись остаться в столице после того, что узнали? – удивился Ландр.
– Уезжать в провинцию из-за глупых слухов?! К тому же, кто свяжет одного ребенка с пропавшим другим?! – фыркнула баронесса.
– Например, Тайная служба дворца? – предположила я.
– Какая наивность! Уже очень скоро Императрица уничтожила всех, кто знал хоть что-то о её романе с моим родственничком. Кроме нас, больше нет свидетелей тех событий. Поэтому, тебе лучше не расспрашивать обо всем об этом на каждом углу Градата. Уничтожат и нас и вас.
Обменявшись мрачными взглядами с Ландром, мы договорились обо всем без слов. Если других свидетелей нет, а барон и баронесса, конечно, не станут подтверждать свои слова на публике, нам можно возвращаться в школу сразу после наступления Нового года.
А что если...?!
– Один раз вы уже поучаствовали в сомнительном деле ради денег. Что вы скажете на то, чтобы повторить сие опасное предприятие? – ухмыльнувшись, хитро спросила я.
Ландр с интересом перевел взгляд на баронессу.
– Что ты задумала, Аделис? Этот молодой человек на что-то тебя подбивает? – проницательно вопросила она.
– Мы задумали вершить справедливость. Думаю такая предприимчивая дама, как вы тетя, знаете, что Лукреция совершила куда больше преступлений, чем сейчас было сказано. И к власти она пришла по головам. Вы расскажете всё что знаете, когда это понадобиться? Как я уже сказала, не без вознаграждения?
Я также посмотрела на дядю, без слов распространяя предложение и на него.
– Нам уже не по возрасту участвовать в интригах. А вам – ещё не по возрасту, – решительно пробурчал он.
– И мы ещё хотим пожить, – хмыкнула его жена.
– Вы скажите свое слово, когда уже итак всё будет решено. Не забывайте про письмо моего отца. Риск минимален.
Тетя поднялась, и медленно прошла к окну.
– Ещё недавно ты восхищалась Императрицей, а теперь планируешь революцию, – задумчиво протянула она.
Баронесса стояла спиной к нам, но так как за окном уже была ночь, в стекле было отлично видно её отражение.
Женщина выглядела уставшей.
– Если бы вы сразу рассказали мне обо всем, я бы не была такой глупой идиоткой все эти годы, – горько заметила я.
– И что бы ты сделала? На одном из балов устроила бы скандал?! Мы лишь уберегли тебя от ещё большей глупости, – горячо возразила тетя, резко повернувшись.
Скорее, она и дядя боялись за собственные шкуры.
Но я не стала накалять обстановку и промолчала.
– Итак, что вы решаете? – спроси Ландр спокойно.
– Мы как раз планировали попутешествовать... Думаю пятьдесят тысяч золотых до, и столько же – после нашего выступления нам значительно помогут. Мы уедем сразу после суда, или что вы там планируете. Дорогой, ты согласен?
Глаза дяди зажглись азартом и жаждой наживы.
– Думаю, вполне разумный вариант, – закивал он.
Слов и воздуха стало не хватать. Сто тысяч золотом! Жадности моих родственников не было предела!
Но прежде, чем я возмутилась, Ландр ответил:
– Хорошо. Вот первая часть суммы. Ровно пятьдесят тысяч. Можете пересчитать. Мы дадим знать, когда и куда нужно будет приехать. Скрыться даже не пытайтесь.
Мистер Осел достал из-за пазухи толстый мешочек, который издал звон момент, когда мужчина кинул его на стол.
Тетя быстро сцапала монеты, и мило улыбнувшись, вежливо произнесла:
– Вы куда разумнее, чем показалось вначале, мистер Корси. Итак... Чаю? Я пока узнаю, готово ли всё в выделенных для вас комнатах.
– Не стоит. Пожалуй, мы остановимся в гостинице. Не стоит привлекать внимания нашим приездом, – холодно ответила я.
– Вы привлечете внимания, если уедете сейчас. Помните о слугах. К тому же, если тебя увидят в городе, Аделис, и пойдут слухи, что ты не остановилась в родном доме... – недовольно заметил дядя.
– Хорошо, вы правы, – сдалась я, вздохнув.
– Проводи своего друга в голубые покои. И, надеюсь, ваша дружба ограничивается рамками приличий? – строго вопросила тетя.
Так и знала, что она что-нибудь такое скажет. Покраснев, я сдержанно кивнула и мы с Ландром, встав с дивана, пожелали моей странной семье спокойной ночи, и вышли из гостиной.
Путь по лестнице на второй этаж прошел в молчании. Мне нужны были пару минут, для того, чтобы отойти от этого разговора.
Шокирующих новостей мы не узнали. Мои родственники были в своем репертуаре. Но, всё же...
Ландр осторожно взял меня за руку, и ободряюще проговорил:
– Всё прошло хорошо. Не переживай.
– Ландр, я верну тебе каждую монетку.
– Перестань. Это я втянул тебя и баронов Уолис в это.
Я повела мужчину в нужную сторону коридора и возразила:
– Нас втянула во всё это сама судьба.
У дверей в голубые покои мы попрощались нежным успокаивающим поцелуем, и я отправилась в свою комнату в конце этого же коридора.
Коди вдруг уткнулся носом мне за ушко и пискнул:
– Не грусти.
Улыбнувшись, я погладила его по мягким иголкам и кивнула.
В конце концов, цель нашего путешествия достигнута. Остается лишь весело справить здесь Новый год и вернуться в Школу одаренных ведьм. А дальше... Нужно привести наш план в исполнение, и привлечь Императрицу к суду за все её преступления.



Натали Брукс

Отредактировано: 30.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться