Милослава: (не)сложный выбор

Размер шрифта: - +

2.2

Женщины передо мной робели. Кидали любопытные взгляды, нюхали воздух (оборотни же), но близко не подходили, зато у детей никакого страха не было. Несколько раз меня едва не сшибли с ног. Когда очередной мальчишка с силой врезался в меня и запутался в длинном широком плаще, одна из местных дам всё же подскочила, отвесила звонкий подзатыльник парню и путанно принялась извиняться, рассказывая, что дети устали сидеть по домам в непогоду и чуть не сходят с ума от свежего воздуха. Как будто я не понимала! 

Улыбнулась приветливо, сказала, что не сержусь, спросила, сколько у нее детишек. Оказалось, сразу четверо: двое парней и маленькие дочки-близнецы. У оборотней двойни – нередкое событие. 

- Тяжело, наверное, когда столько детей? – сочувственно спросила я. 

Но женщина измученной не выглядела. 

- Со старшим тяжело было, - поведала она. – Грей в отца пошел, чистый волчонок. С года пытался переворачиваться, удирать. Очень беспокойный парень, уж я с ним наплакалась! Думала, никогда больше не решусь. А потом ничего, передумала. Второй спокойный у меня, да и Грей стал помощником. Сейчас даже не знаю, что бы я без него делала! Мне еще повезло, что матушка моя рядом, всегда поможет, наставит, за детьми присмотрит. Нет, не тяжело с четырьмя. С одним тяжелее было. 

- А муж твой кто?

- Муж мой печник! – с гордостью заявила женщина. – Он кладет самые прочные, самые теплые печи в Пригорье! У него работа всегда есть! Вот поглядите – стены в доме старика Пака развалились, а печь стоит! 

- А в замке он может проверить камины? – поинтересовалась я. – Уж больно там плохо они греют. Мне-то не холодно, а слуги мерзнут. Да и детей туда отправили, как бы не простыли. 

- Вот вернется муж из Белой Чаши, сразу к вам приедет, - пообещала женщина.  

Белая Чаша – одна из деревень Пригорья. А всего тут, во владениях Оберлинга, а ранее Браенгов, шесть больших деревень, четыре шахты, где тоже люди живут, один город и застава. В Белой Чаше – литейные мастерские, где серебряную руду плавят. Еще есть медные плавильни в Малых горках и большой завод в Рысянске. 

Рысянск – город большой (чуть ли не десять тысяч жителей) и богатый, да и неудивительно: рудник серебряный рядом, три медных и копи самоцветов недалеко в горах. Копи, правда, королевские, но ведь люди там работают местные, а вот рудники Оберлингу принадлежат. 

Всё это мне с видимым удовольствием рассказали обступившие меня женщины.  

Получается, это всё моё теперь. Разумеется, как супруги Оберлингов. И всё это ранее принадлежало Браенгам, которых и не осталось почти. По сути, только Кирьян и есть. 

Владения Оберлингов не меньше, чем волость кнеса Градского, и уж точно богаче. Но люди здесь живут несладко, и виной тому – не только снег и длинная зима. Овощи можно любые здесь выращивать, я полагаю, ягоды и грибы запасать. Да только порой людям помощь нужна – когда скот закупить, когда дом укрепить. Всем этим кнес, то есть лорд управлять должен, а коли нет его – на войне или на службе – то управляющий. Как я увидела – управляющего у Оберлинга не было, да и староста деревни больше воин, нежели хозяйственник.

Всё это я, естественно, высказала Максу. А что, сам же просил научить дела вести.  

- Так значит, управляющий нужен? – задумчиво сказал он. – Я и не думал об этом. 

- Пока не нужен, - ответила я. – Я в этот год займусь, да и вы со мной будете ездить. Весной разберемся, что лучше сажать, осенью – каков урожай. Надобно бы к соседям съездить, узнать, что у них растет хорошо. Да мага бы сюда заманить, желательно, природника. Пусть почвы посмотрит, всхожесть увеличит. Мы ведь можем себе позволить нанять мага, хотя бы и ученика? Кажется, серебряные рудники хорошую прибыль приносят? 

- Заманить мага и женить его на местной красотке? – лукаво улыбнулся Макс. – Дабы не сбежал никуда?

- Истину говорите, - усмехнулась я. – Сразу видно – рачительный из вас хозяин выйдет! 

- Найти свободного мага сложно, - немного подумав, признался Оберлинг. – Они все при делах.

- Догадываюсь, - согласилась я. – Значит, надо своих растить. Или увечных брать. Дом построить, скотину дать. А знаете, что? Женщину надо. Женщин на государственную службу не привлекают, считают, что их дело – детей растить. А есть женщины, которые хотят сами себе хозяйками быть.

- Как ты?

- Нет, - вздохнула я. – Я не хочу независимости. Хочу, чтобы муж меня оберегал.

- В таком случае, как муж, приказываю: ложись спать. Поутру к шахтам выдвигаемся, надо сил набраться.  


В раннем зимнем утре нет ничего привлекательного, кроме горячего травяного чая и блинов, разумеется. А вот снег, хоть немного освещаемый светом растущего месяца, и темнеющие вдали горы никакой радости утром не доставляют. 

Тем не менее, мы выдвигаемся в путь. 

Снег кажется плотным, твердым, но это обман. Птица или кошка пройдет, а человек утонет. Даже в волчьем обличье Оберлинг вязнет в сугробах. Выходит, он бы один не справился. Мы берем большие сани, определяем направление – сначала к лесу, вдоль него на север. И привычно, почти без усилий мы с Кирьяном создаем снежный вихрь. 

До шахт при хорошей погоде несколько часов быстрой езды на лыжах. Вихрем мы добрались к рассвету. Вот только шахт было совершенно не видно. Сошедшая с гор лавина погребла их под собой. 

Оберлинг выругался с отчаянием в голосе, а мы с Кирьяном переглянулись и принялись расчищать снег. Возможно, кто-то еще жив.

- Вы всё равно были огневиком, - бросила я бледному супругу. – Мало чем могли бы помочь. Кирьян, твою мать! Дуй ровнее! Я поднимаю пургу, ты дуешь, ну!

- Моя жена сильней меня, - убито заявил Оберлинг, а потом замахал руками. -  Правее сместите, еще правее!

- Лучше б я в Степи пожары тушила, - пробормотала я, но тут же устыдилась своих слов. 

- Устрою, - пробормотал мне в шею супруг. – Будет тебе и степь, и пожары. 



Марианна Красовская

Отредактировано: 20.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться