Милослава: (не)сложный выбор

Размер шрифта: - +

6.2

Перехватило дыхание, меня повело. Нет, показалось. Не может он вдруг оказаться здесь, это просто немыслимо, невероятно! Просто кто-то похожий. Вмиг закружилась голова, я наступила на ногу партнеру раз, другой. Мне стало душно, по виску скользнула капля пота, в глазах заплясали стремительно густеющие звездочки.

Я, извинившись перед временным спутником (нет, мне не нужна помощь, благодарю), отошла к приоткрытому окну, жадно вдохнула свежий воздух и завертела головой. Кто же это был? 

Он выделялся в толпе. Будучи ниже всех присутствующих, Таман источал такую уверенность в себе, такую властность, что люди расступались перед ним.

Он отпустил бороду. Она ему шла, удлинняя круглое лицо, придавая изящества и грозности. За полгода с ним произошли разительные изменения. Ко мне мягкой походкой приближался не юноша, но мужчина, грозный воин, опасный хищник. От такого умная женщина должна бежать не раздумывая.

Я же пожирала его глазами, забыв обо всём.

Моргнула, и словно оказалась в прошлом: я - своя, он - чужой, музыка, толпа, даже окно...
Но он был другой.

Морщины вокруг глаз - раньше их столько не было. Впалые щеки - он сильно похудел. Вызывающе роскошная одежда: черный шелковый камзол, расшитый сказочными красными и голубыми узорами, шелковый алый пояс, на плечи накинута бархатная с мехом куртка; широкие узорчатые штаны заправлены в высокие сапоги с загнутыми вверх носами. Он единственный позволил себе быть на балу в головном уборе - меховой шапке - в нарушение всех приличий. Дикарь. Варвар. Степняк.
Подойдя, он протянул ко мне ладони, и я, всё еще не веря, что он настоящий, вложила в них свои дрожащие холодные пальцы.

- Минем шабаки, - сказал мне степняк, и мой разум помутился, перехватило дыхание, задрожали колени.

Он взял меня за руку, потянул за собой на балкон, потом, сняв с себя куртку, заставил меня продеть руки в рукава. Куртка хранила его тепло. Поднял воротник, аккуратно снял с моих волос обруч, положил на перила и надел мне свою шапку.

- Холодно, - сказал он. - Ты можешь простудиться.

Перила балкона не показались ему препятствием. Легко подхватив меня на руки, Таман перепрыгнул через них прямо в сад.

Степняк прекрасно здесь ориентировался. В кромешной тьме не горело ни одного светильника, видимо, его величество не желал, чтобы гости ходили по его парку. Сделай Таман от меня шаг в сторону, и я бы потерялась.

Внезапно он усадил меня на какую-то невысокую каменную оградку, раздвинув мои колени, вклинился между ними и принялся жадно целовать. Мои руки сами собой обвились вокруг его шеи, погладили бритый затылок. Сердце колотилось о ребра, глаза закрывались. Я подставляла под его горячий рот губы, шею, плечи.

- Минем, - шептал он между поцелуями. - Минем. Моя.

Меня словно обухом ударили. Я отпрянула с ужасом, забилась в его руках, оттолкнула его. От резкого движения я чуть не упала со своей опоры, Таман едва успел ухватить меня за воротник. Он снова склонился к моему лицу, в его черных глазах мерцали звезды.

- Не смей, - хрипло прошептала я. - Нет!

- Почему?

- Я замужем. Я не кнесса Градская. Я леди Оберлинг.

- Ни одного степняка это ни разу не остановило, - хищно ухмыльнулся мужчина, лаская шершавыми пальцами мои ключицы.

- Я люблю своего мужа...

- Меня ты тоже любишь, минем шабаки.

Он отодвинул куртку, спустил с плеч платье, почти обнажив мою грудь. Шумно втянул воздух, оскалился, медленно склоняя голову.

- Если ты не остановишься, я возненавижу себя, - выдохнула я в отчаянии. - И тебя прокляну.

Он замер, поглядел мне в глаза и, сжав губы, резким движением поправил платье и запахнул куртку.

- Ты ничуть не изменилась, Мила-недотрога, - зло сказал степняк. - Ускользаешь, будто вода. Ты ведь моя женщина, моя - с того дня, когда я взял тебя за руку на балу.

- Ты женился? - спросила я, отворачиваясь.

- А что мне оставалось делать? Старейшины дали сроку до первого снега. Если бы я не привел супругу в шатер, меня бы прогнали прочь. Я искал тебя как одержимый, но тебя не было в Славии.

- Какая она, твоя жена?

Мне было больно, будто нож в груди.

- Она любит меня! - с вызовом ответил степняк. - Она не отказывает мне в объятьях!

Криво улыбнулась: я тоже не отказываю мужу ночью.

- Ты обещал, что я буду единственной. Если я уйду с тобой, что ты с ней сделаешь?

Пути в прошлое больше не было, наши дороги разошлись навсегда. Шанс был упущен. Но ответ услышать было любопытно.

- Я не могу ее выгнать, - опустил голову Таман. - Она ждет ребенка. Моего ребенка.

Вот так. Нож в груди провернули.

- Я могу ее убить. После родов.

Что? Я неверяще вскинула на него глаза.

- Но я не сделаю этого, - мрачно продолжил Таман.

Его ладони легли на мою шею, вдруг резко сжали ее.

- Я бы скорее убил тебя, если бы был уверен, что ты покинешь моё сердце, - прошептал он. - Если бы я мог вырвать тебя из своего сердца, я был бы счастлив. И пуст. Ты даешь мне силы. С твоим именем я просыпаюсь утром...

- Довольно!

Он замолчал покорно.

Это был совершенно незнакомый мне человек, очень сильный, очень злой. Перед ним хотелось склониться, сдаться на милость победителя. Почему он слушается меня? Какой силой я обладаю?

- Что ты делаешь здесь? - наконец, догадалась спросить я.

- Уж точно не ищу тебя, - сверкнул белыми зубами в темноте хищник. - Приехал договориться с королем Галлии. Мне нужны маги. Ему нужны кони.

- Почему не славские маги?

- Сладкая моя, из-за тебя я рассорил Степь со Славией. Теперь мне остается только молить Звездную кобылицу, чтобы не было пожаров. Я не хочу смотреть в глаза твоего отца. Поэтому я буду строить города и делать ирригационную систему.

- Ты всегда был максималистом, - покачала головой я. - Или всё, или ничего.

- В твоем случае - ничего!

Я отвернулась, прикусив губу.

- Ты вернешься в свой шатер к жене и всё будет, как прежде. Ты забудешь меня.



Марианна Красовская

Отредактировано: 20.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться