Мир, который мы разрушим. Книга 2. Проект Абигор

Размер шрифта: - +

Глава 19

Глава 19

 

            Давид ворвался напролом, стоптав на пути пару неповоротливых тварей, и понёсся вперёд вдоль улицы. Вокруг творился настоящий ад и хаос. Чудовища рвали на части трупы казаков, вламывались в дома и пожирали мирных горожан. Город горел и рушился прямо на глазах.

            Прямо посреди улицы была навалена пылающая пламенем баррикада. Слева герой увидел горящий Храм. Изнутри доносилась ругань, перекрывающая даже звуки выстрелов и предсмертные хрипы раненых. Сейчас в Храме шёл ожесточённый бой между оставшимися в живых прихожанами и ордой монстров, ломящихся через выломанные с петель ворота. Бестии, вконец обезумев от запаха крови и близости добычи, лезли на рожон, не обращая внимания на шквальный огонь казаков.

            Дорогу перебежала небольшая группа тварей, коротко взглянув на героя, они даже не повели в его сторону носами, скрывшись в воротах церкви. Изнутри послышались разрывы и гром рушащегося здания. Похоже, утратившие всякую надежду на спасение бойцы и запертые внутри прихожане решили похоронить себя внутри, попутно прихватив с собою пару десятков демонов.

            Давид шумно вдохнул воздух. Сейчас он пах точь-в-точь, как эти твари. По-видимому, вкусив плоть мутанта, он смог ассимилировать их запах, став тем самым для них невидимым.

            «Чем дальше, тем веселей», – Озлобленно подумал герой. Вслух лишь глухо зарычал.

            Навстречу выметнулся небольшой отряд казаков и с яростным кличем врубился в толпу тварей. Люди падали, как подкошенные, под ударами мутантов, и более не вставали. Давид бродил по улицам, пытаясь восстановить в памяти карту города. Но почему-то память его подводила. Вместо этого всё тело было, будто истыкано булавками.

            Он ощущал, как сила и злоба распирают его изнутри, грозясь вот-вот разорвать его на куски. Наконец, ему удалось отыскать здание госпиталя. То, что он здесь увидел, заставило встать шерсть на загривке дыбом, а пасть непроизвольно оскалить. На ступеньках госпиталя сражался небольшой отряд казаков. Огромная орда горящих демонов наступала на людей, то и дело накрывая их с ног до головы волнами пламени. Но, похоже, огонь не оказывал на них особого воздействия. Все казаки (а их осталось меньше десятка) были облачены в блестящую стальную броню. Уникальную, в своём роде, такую ему ещё не приходилось видеть.

            Блестящая, со множеством чешуек, плотно прилегающая к телу, она, казалось бы, была целиком невосприимчива к огню и смертельным ударам чудищ. На голове у каждого виднелся стальной шлем с обуглившимся от высоких температур забралом.

            Каждый воин бился люто, умело. Но враг превосходил количеством. Патроны казаки давно выстреляли и теперь вовсю орудовали шашками. Клинки со свистом врубались в плоть чудищ, и не находя значительного отпора, делили их тела пополам. Странно, но лезвия не плавились и не приходили в негодность, как его сапёрная лопатка, хотя, над местом битвы стояло яркое зарево. В одном из силуэтов Давид увидел нечто неуловимо знакомое.

            Казак бился в самой гуще, мастерски орудуя двумя шашками. Врубался в орду противника, отражая удары и нанося колотые и рубящие смертельные раны направо и налево. Несмотря на все старания бойцов, кольцо людей быстро таяло, а чудовища, чувствуя близкую трапезу, с удвоенным остервенением кидались под разящие удары булатных клинков.

            Внезапно всё вокруг замерло. Толпа монстров отхлынула от ступеней, а казаки, ещё не веря озирались, переводили дыхание. Необъятная тревога и ужас охватили героя, и прислушавшись к своему внутреннему голосу, он поспешил укрыться за грудой кирпичей. К ступеням, на которых в нерешимости замерли казаки, медленно приближался прямоходящий широкоплечий мужчина в длинном плаще. Твари молчаливо расступались перед незнакомцем, беспрепятственно пропуская его и тем самым освобождая дорогу.

            Давид глухо зарычал. Начальника стражи Юпитера он смог бы узнать в любом обличии. Со времени их последней встречи от бывшего начальника стражи, практически, ничего не осталось. Уродливое свиное рыло выпирало вперёд двумя огромными бивнями и жутко торчащими вперёд крепкими жёлтыми зубами. Маленькие глазки горели адской злобой, а в его походке и в ссутуленной под давлением огромных мышц спине угадывалась звериная, необузданная мощь.

Вепрь медленно приближался к горстке людей. Первым пришёл в себя казак с двумя шашками. С воинственным криком он набросился на Вепря, нанося молниеносные удары и выпады. Начальник стражи неуловимо быстро увернулся и принял удар лезвия на запястье правой руки. Шашка с жалким звоном переломилась в то время, как Вепрь уже держал за горло казака свободной левой рукой.

            Металлический шлем слетел с головы бойца и с жалким звоном покатился вниз по ступеням больницы. В вытянутой вверх руке Вепря задыхался и хватался руками за своё сдавленное цепкой хваткой горло сам Атаман. Давид нагнул голову и рванул вперёд.



Александр Мироненко

Отредактировано: 16.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться