Мистер вор

Размер шрифта: - +

Глава 9

Жан проводил вора недовольным взглядом. Он не любил Кима. Знал, что это взаимно, и не любил еще сильнее. За чрезмерную честность, обостренное чувство справедливости и позволенный его юности идеализм.

В общем, за все то, чего не имел сам. Не имел и не хотел иметь.

– Ты обещал рассказать мне все, Люциус, – протянул Связной, заметив, что Карсвен тоже собирается улизнуть.

– Рассказал, – отозвался тот.

Южанин недобро прищурился, и Лютик со вздохом недовольства опустился обратно на лежанку.

– Что именно не совпадает с твоими ожиданиями «всего»?

– Разговор был об этом немом мальчишке, – Связной махнул рукой в сторону люка. – Что это Ким носится с ним, как с величайшим сокровищем света?

– Ким обязан ему жизнью.

– Я тоже много кому обязан жизнью, и что из этого?

– Видимо, для Кима «из этого» что-то есть, – раздраженно бросил Люциус.

Жан перестал улыбаться. Только пробормотал что-то неслышное вполголоса и отвернулся к стенке, показывая, что разговор окончен. Ему ясно дали понять, куда не следует совать нос. И Связной был недоволен. Очень недоволен.

Карсвена его показное смирение не успокаивало. Он знал: Жан может быть опасным врагом. И ему не хотелось самостоятельно настроить южанина против себя. Но раскрывать карты было не лучшим выходом. Жан не готов был принять, что в их компании – девушка. Не сейчас, а может быть, и никогда.

И все же, ситуацию нужно было спасать.

– Ты же знаешь этого идиота, - с нотками неодобрения начал Лютик. – Честь ему важнее жизни.

– Твоей?

– И моей, – проглатывая шпильку, спокойно продолжил Карсвен. – Он был готов подставиться под нож, предназначенный этому мальчишке.

– И почему он до сих пор жив? – Связной знал куда бить.

– Потому что мне жизнь важнее чести, – растягивая слова, произнес Люциус. Ему показалось, что голос дрогнул, но Жан, слава Удаче, не заметил этого. На лице южанина вновь появилась улыбка. Нехорошая, злая улыбка. В ней таились и вопрос и насмешка. – Его жизнь в том числе, – Лютику с усилием дался этот ответ. Внутри клокотал гнев. Он рвался наружу, просил дать ему волю – показать зазнавшемуся Связному, где его место. Но парень только улыбнулся. Точно так же, по злому, нехорошо. Южанин был доволен ответом.

Чаши весов замерли. Равновесие было достигнуто. Надолго ли?

«Каждый заплатит цену за свои жизни. Я заплачу и за ваши…» – невесело подумал Люциус.

– Ваше право, – Жан признал примирение. – К тому же, как ни посмотри, Ким к пареньку неровно дышит. А таким приличным парнем выглядел. Кто бы знал, кто бы знал, – сквозь смех проговорил он.

В этот момент на лестнице появился сам вор, аккуратно неся на руках уснувшую Лану.

Связной расхохотался. Люциус же сидел с такой суровой физиономией, что вор побоялся уточнять причину его негодования. Он уложил Лану в гамак, накрыл своей курткой.

– Плавание будет веселым, – констатировал Связной. – Устроился нянечкой?

– Если надо, то и тебе пеленки поменяю, – зло парировал Ким.

Жан одобрительно хмыкнул и отстал.

Люциус же задумался. Он никогда не замечал, как двусмысленно могут выглядеть отношения Ланы и Кима со стороны. Фирс прощал нестандартные увлечения своих граждан. Оглядываясь на законы, можно было сказать, что такие увлечения даже поощрялись. Но Ким и Люциус никто на этом корабле, и они уже не были частью Фирса. Да и моряки не тот народ, что будет любоваться милующимися юношами.

Все-таки стоило намекнуть вору, чтоб оставил душевные порывы до высадки на берег Карса. Не хотелось бы накликать на себя гнев команды. Той ничего не стоило выкинуть их компанию за борт, не вспомнив об оплаченных местах.

– Разговор есть, – Лютик пихнул вора в бок. – Эй, – ответа не последовало. Растерянно оглянувшись, Карсвен с удивлением обнаружил, что пока он думал, все успели уснуть. Даже Жан похрапывал, продолжая раздражать Люциуса даже во сне.

Ким спал так же, как и сидел, прислонившись спиной к стене и будто бы смотря сквозь закрытые глаза на девушку.

Карсвен подавил желание разбудить друга. Он и не думал, что случай изучить карту отца представится так скоро. Спящий вор, как минимум, не будет задавать неудобных вопросов. А отвечать, откуда у него карта Карса, отмеченная гербом Георга, Лютику не хотелось.

Поэтому он аккуратно, словно заговорщик, вытянул сумку из-под руки друга, и, достав свиток, углубился в изучение северного королевства. Когда взгляд парня падал на отцовский герб – двуглавую змею, что свилась кольцом вокруг цветка лютика – он хмурился сильнее. И в итоге просто вырвал ненавистное изображение. Он помнил о своем обещании и без этого.

Ким тонул во сне. Барахтался в зеркальной воде, раня руки острыми каплями-осколками. Рвался, тянулся к спасительной шлюпке, но снова и снова хрупкое стекло трескалось под пальцами, и он падал в глубину. Люциус стоял рядом. Совсем рядом. Стоял, будто парил, не касаясь носками ботинок ненадежной опоры.



Александра Горячко

Отредактировано: 13.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться