Могло бы быть и хуже, не правда ли?

Размер шрифта: - +

Глава 11

Настроение было… так себе. Две девочки, один парень едва ли старше меня. Вместе с матерью ехали в соседний город на ярмарку, пока не повстречались с разбойниками.

У меня прямо сердце сжалось, как посмотрела. И ведь это даже не то, что я в шутку называю приступом человеколюбия, совсем нет, это самая обычная жалость, доброта, если хотите. А ещё это привело меня в ярость. Тогда я одним прыжком оказалась перед их главарём, приблизила своё лицо к его и угрожающе зашипела-зарычала ему в лицо, на всю округу источая магию смерти. Уже не помню, признаться, чего такого я ему наговорила под влиянием момента и говорила ли что-нибудь вообще, но когда отстранилась, он был белым, словно мел. Проявив чудеса выдержки, с силой сжала его плечо, не шею. Потребовала клятву, настоящую, магическую. Согласился, а куда деваться-то? Теперь он уже на полпути к ближайшему населённому пункту, вместе с захваченными им детьми. Там он вместе с его супер-командой, хе-хе, добровольно сдастся стражам порядка и отведёт туда же пленных.

Но тем не менее, настроение испорчено, как бы Энд не пытался его поднять. Бегал, прыгал, дышал мне на руки пламенем. Да, тот факт, что моя чешуя устойчива к высоким температурам открылся относительно недавно, когда дракончик, заигравшись, поджог читаемую мной книгу, которую я к тому времени не успела зачаровать на огнестойкость. Довольно забавно, наверное, выглядело, когда я вдруг почувствовала странное тепло на пальцах. А потом поняла, что они, как и книжный корешок, охвачены пламенем. Тогда я, признаюсь, на секунду запаниковала, но вскоре обнаружила, что, во-первых, горю не я сама, а лишь бумага, а во-вторых, это совсем не больно и даже приятно. Теперь, дракончик, быстро смекнувший, что мне это нравится, иногда грел меня, то как сейчас, в попытке поднять настроение, то стараясь загладить вину за очередное разрушение. Один раз, правда, вышло не очень хорошо, когда Энд дыхнул на не покрытый чешуёй участок тела, а я получила серьёзный ожог. Потом я его, конечно, вылечила, отвалив лекарю немаленькую сумму, но дракоша всё равно потом чуть ли не неделю ходил со скорбным выражением ли… морды.

Ну да ладно, со всей этой историей я совсем отвлеклась от моей нынешней цели. А между тем я уже была довольно близко к Террину. В этот момент я, кстати, вдруг вспомнила, что можно было «позвонить» кому-нибудь из детективов с помощью специального артефакта и уже хотела начать биться головой об стену («Добби плохой!»), когда вспомнила, что это возможно лишь если вероятный собеседник непосредственно рядом с артефактом или если зарегистрирован в специальной конторе, где моё сообщение приняли бы и передали ему. Только вот гражданами Аркции они не являются, а значит регистрация будет долгим и муторным процессом, чем заниматься ни у кого нет особого желания. А имён кого-либо из стражи я хоть убей не помню. К тому же информация, которую я, предположим, буду передавать, секретная. Так что я успокоилась и продолжила путь.

И вот, наконец, я въезжаю в Террин, встретивший меня приторно-сладким запахом сахарной пудры, или чем-то наподобие. Кстати говоря, я ведь ещё ни слова не сказала о самом городе, в котором буду вынуждена провести ближайшее время. Пожалуй, это нужно исправить. На самом деле, мне он иногда кажется каким-то до неправильности правильным, простите за тавтологию. Люди в красивых нарядных одеждах, аккуратные, будто кукольные домики, не тронутые грязью, доносящийся чуть ли не с каждого угла запах выпечки и, конечно же, вышеупомянутой сахарной пудры. Насколько я знаю, вся эта красота довольно тяжело даётся людям, учитывая, что за просто выброшенный на улице фантик можно было схлопотать серьёзный штраф или несколько часов исправительных работ.

Кхм, мне кажется или я опять серьёзно отвлекаюсь? Пф-ф, кажется.

Так вот, я отправилась к месту преступления, где меня послали не далеко и надолго, как можно было подумать, а куда-то, где, видимо, было устроено нечто вроде базы. Пришла, мельком впечатлилась размахом снимаемого здания и поделилась своими догадками с главным. Бородатый мужчина лет пятидесяти, заправляющий всей этой тусовкой, меня внимательно выслушал, прочитал главу из протянутой ему книги и предположил, что моя теория вполне имеет место быть.

Гхм, а что дальше? Ну вот передала я информацию и что? Теперь, пожалуй, стоит встретиться с полицией, то есть… а, надоело, пусть будет полицией, мне так удобнее. Так вот, стоит передать им, что мы нашли кое какую оч-чень важную информацию. Мой маленький секрет им при этом раскрывать совсем не обязательно. Можно, к примеру, сказать, что память я потеряла как раз из-за обрывков души, что попытались сожрать меня при контакте. Ведь по сути, так оно и было. А почему именно меня, а не тех, кто прикасался к трупу до этого? О, придумала, я просто сколдовала одно заклинание, направленное на диагностику состояния души. Ага, они существуют и даже не запрещены, правда, особой популярностью не пользуются. Оно и логично, каким-либо образом повлиять на неё достаточно сложно, чтобы не считать подобную ситуацию вероятной.

Ого, а эта моя слепленная на коленке версия звучит довольно убедительно, если так подумать. Если немного доработать, то вполне можно будет рассказать эту увлекательнейшую историю стражникам, что я, пожалуй, и сделаю.

К тому же я считаю, что уже нужно начинать потихоньку смотреть, была ли жертва в подозрительных местах или в подозрительной компании в последние несколько месяцев. Ещё, думаю, что у разнообразных слуг и знакомых пострадавшего уже поинтересовались не вёл ли он себя подозрительно и всякое такое, это ведь так работает?

***

- С тех пор, как умерла его матушка – милая Розиана, Циариф ходил сам не свой, его подавленность в один момент переросла в скрытность и даже параноидальность, е-если можно так сказать. Сначала никто не обратил на это внимания, мы полагали, что так он проявляет скорбь по матери. Однако потом он стал вести себя всё агрессивнее, нередко кричал на слуг, чего раньше никогда не делал. – Старушка вздохнула – Я ведь, знаете, с самого младенчества за ним присматриваю, так что первая, первая! – Чуть ли не воскликнула она странно эмоционально – Первая стала замечать, что что-то с ним не так. Он, поверьте, всегда был славным мальчиком, не обидит даже самую жалкую тварь. – Заверила она меня – Видят боги, я пыталась с ним поговорить, но он просто отмахнулся от меня… - Женщина утёрла слёзы, а я немного утомлённо подпёрла голову кулаком.



Бойко Екатерина

Отредактировано: 04.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться