Мой темный-претемный властелин

Размер шрифта: - +

Глава 28. Не забывай о веселье

 

Солнце едва скрылось за вершинами Синих Гор, как начался пир во славу властителя Темных Земель и его предстоящей женитьбы. Повсюду горели костры. У самого большого на устланном шкурами постаменте соорудили что-то вроде низкого дивана. Там расположились Анделар и Бер Торвальд с женой, а вокруг их дети, которых оказалось больше, чем уже знакомые мне близнецы.

В свете костров сновали фигуры людей. Музыканты с бубнами, флейтами и рожками, наигрывали веселую мелодию. Длинные столы ломились от яств, и все желающие могли подойти и взять понравившийся кусок.

Никаких церемоний или кричащих роскошью нарядов, как принято в Миртене. Медведи надели чистую и удобную одежду, сшитую из беленого льна, украшенного вышивкой по подолу и вороту. Все краски приглушенные, преобладают природные цвета — коричневые, красные, зеленые, желтые.

Замужние дамы, улыбчивые и крепкие, щеголяли в юбках с запахом, завязки которых спускались по побоку на бедро. Девушки носили простые туники длиной чуть выше колена и бриджи, заправленные в мягкие кожаные сапожки. Такие же наряды выдали и нам с сестрой.

Анаретт морщила нос, разглядывая столь непривычный наряд, но Тани пояснила, что подобная одежда уравнивает всех. Никто не завидует богатству другого, а вот достоинства тела и духа преподносит не скрытыми яркими красками и дорогими тканями. Она добавила, что даже Анделар Рансовье не гнушается следовать традициям.

Мне такое облачение показалось удобным, не стесняло движений и не требовало держать спину и тщательно следить за походкой. Пожалуй, спрошу, можно ли оставить комплект себе. Самое то в дорогу. Выданные Арандилем вещи тоже неплохи, но эти прочнее и меньше привлекает внимание. Да и неловко мне носить одежду другого мужчины. Это слишком интимно.

Я немного полюбовалась за весельем на площади, прежде чем спуститься по неровным каменным ступеням вниз и присоединиться. Оказалось, на нас уже перестали обращать внимание, но куда ни глянь я натыкалась на приветливые улыбки. Какая-то девушка перебросилась парой слов с Тани и сунула нам с Анаретт в руки по глиняной посудине, наполненной чем-то горячим. Напиток терпко пах ягодами и пряностями, вызывая непреодолимое желание его попробовать.

— Не боишься, что отравят? — спросила Анаретт, дождавшись пока сделаю глоток.

— Благодаря тебе, у меня иммунитет к любому яду, — вернула я любезность.

Напиток оказался на редкость вкусным и слегка кружил голову. Я не заметила, как опустошила посудину до дна, после чего ощутила голод. Тани подвела нас к одному из столов и, взяв в руки большой нож, ловко откромсала несколько тонких ломтиков мяса от разных блюд, красиво разложив их на блюде.

— Хлеб, овощи, соус? Все вместе? — поинтересовалась она.

— А соусы какие? — я с любопытством принюхалась, склонившись над множеством маленьких чашечек, расставленных на всем свободном пространстве стола.

— Чесночный, брусничный, горчичный, медовый? — медведица принялась совать мне под нос одну емкость за другой.

Их было много, многие были незнакомы, и я остановилась на брусничном. Не обращая внимания на язвительные реплики Анаретт, принялась есть. Мясо таяло во рту, соус добавлял приятной кислинки. Проголодалась я основательно, и еда проваливалась точно в бездонный колодец.

За считаные минуты расправилась с мясом и, не обнаружив в поле зрения салфетки, облизала каждый палец, прикрывая от удовольствия глаза. Анаретт брезгливо скривилась, а Тани с усмешкой указала на широкую чашу с водой неподалеку. Оказывается, следовало просто вымыть.

Моя оплошность показалась забавной.

— И ладно! Я сегодня не принцесса, а медведь, — пошутила я, и шутка понравилась окружающим.

Посмеявшись вместе со всеми над собой, не стала заморачиваться, вот наемся, тогда и вымою руки.

— Тани, что еще советуешь попробовать? — поинтересовалась я у нашей спутницы, но на ее месте обнаружился улыбающийся Альберт.

— Ой! — от неожиданности, я даже отступила на шаг.

Оборотень удержал меня за плечи, когда обо что-то споткнулась. Чем-то оказалось нога Анаретт. Подставившая подножку сестрица мило улыбнулась в ответ на мой гневный взгляд. Понятно. От такой ерунды браслет не защищает, только от прямой агрессии. Стоит запомнить и быть впредь внимательнее.

Медведь все еще склонялся надо мной, не спеша ставить на место. И… кажется принюхивался, то прикрывая глаза, то, наоборот, с интересом вглядываясь мне в лицо. Его руки каменели, все сильнее стискивая мою талию. Длинные до плеч волосы щекотали мои щеки. Еще чуть-чуть и невинная поддержка перерастет в жаркие объятия, судя по блеску в глазах.

Отчего-то вспомнилось, как увидела его впервые и окончательно смутилась.

— А-альбе-ерт? — поторопила нараспев, но с нажимом: — Хватит нависать. Поставь меня, пожалуйста.

Ну правда, неприлично же так вот стоять, обнюхивая у всех на виду девушку? Оборотень, к счастью, послушался и вернул меня в вертикальное положение. Вновь обретя почву под ногами, я повернулась к сестре:

— Анаретт, чего ты добиваешься?



Любовь Черникова

Отредактировано: 30.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться