Monday

Глава 14.

Я проснулась за несколько часов до будильника и больше не смогла заснуть. Мне пришлось бодорствовать и хоть чем-то занять себя, например, сбором вещей в чемоданы, чтобы избавить себя от нервов и переживаний по поводу соревнований. Я ужасно волновалась, боялась сделать ошибку, так как это был мой последний шанс, который я сама себе назначила.

Наконец, я дождалась, когда родители и брат проснулись, и спустилась вниз, чтобы позавтракать. Пусть я и не хотела есть, мне было просто необходимо провести напоследок время в кругу семьи, чтобы настроиться на положительные мысли.

Мы не стали долго засиживаться за столом, потому что родители понимали, что автобус за нашей командой приедет почти в восемь утра, поэтому мне нужно было уже скорее подняться наверх и надеть форму, а затем уже поехать с Адамом в спортивный комплекс.

— Ты главное сильно не волнуйся, дочка, а то получится как в тот раз, — папа обнял меня и пытался подбодрить, но для меня эти слова показались не совсем удачными. — Просто перед стартом глубоко вздохни и подумай о том, что ты делаешь это не для оценок, а для удовольствия и своих зрителей. 

— Постараюсь, пап, — я улыбнулась ему и принялась обнимать маму на прощание, хоть и знала, что они приедут посмотреть моё выступление. 

— Удачи тебе, Эмми. Удиви весь мир шикарным выступлением, — мама поцеловала меня в щеку, и я увидела, как её переполняли эмоции в эту самую секунду, словно это было моё первое соревнование. — И помни, мы приедем прямо на соревнования, чтобы поддержать тебя. Твоя семья будет с тобой. 

— Спасибо вам. Я вас не подведу. 

Я в последний раз помахала им прежде, чем сесть в машину, и немного расслабилась, успокоив себя тем, что я добросовестно работала и тренировалась в полную силу, носила бандаж на колене, пока мне не позволил снять его сам тренер, и правильно питалась, чтобы прийти в форму к чемпионату. Я всё делала на совесть, чтобы показать хороший результат всему миру и доказать, что наша команда и каждая её составляющая способна на многое. 

Пока мы ехали некоторое время, Адам подозрительно молчал, хотя всегда перед соревнованиями он по дороге говорил мне всевозможные напутствия, которые бы помогли поддержать во мне веру в себя. Сейчас же он молчал, а его лицо было напряженно и в какой-то степени даже раздражено, как будто он знал что-то, чего не знала я, или же знал то, что я от него скрывала. 

— Что у вас за игры со Стивеном? — он грубо огрызнулся, и его тон немного напугал меня, ведь я по сути не понимала, о чём именно был его вопрос: о той ночи, или о том, что мы с ним две недели гуляли тайком. 

— Ты о чём, Адам? — я нахмурилась, сделав вид, что не поняла его, хотя я действительно не понимала, что он говорил.

— Не прикидывайся дурочкой, Эмми. Я, как никак, твой брат, и врать мне бессмысленно. Не просто же так, Стивен каждый день звонит мне и умоляет меня позволить ему забрать тебя с тренировки, — Адам произнёс эти слова с таким отвращением, словно он думал, что мы каждый день делали что-то непристойное с его другом, а не просто гуляли. Но больше всего меня удивил тот факт, что Адам не просил Стивена забрать меня, а всё вышло наоборот. 

— Постой, умоляет?! 

— Да, — он вновь произнёс это очень грубо. — Так что у вас с ним? 

— Он говорил мне, что это ты просил его забрать меня, потому что у тебя много дел на работе, — я отвернулась к окну, чтобы Адам не видел моих эмоций, одной из которой была глубокая печаль. 

— Да уж, узнаю своего друга. Ему легко удавалось врать сразу двоим. Однажды его так две девушки сразу бросили, — он язвительно ухмыльнулся, намекнув на то, что его друг совершал ошибки, а он был рад этому, потому что сам поступал всегда правильно. — Да, шучу я, Эмми. А ты чего такая серьёзная стала? — Адам сменил тон и произнёс эти слова, когда заметил, как я начинала злиться, ведь моё доверие к Стивену пропало после этих слов, даже если это была лишь шутка, я всё равно теперь буду сомневаться в нём, пока не узнаю от него лично правду. 

— И зачем ты мне это говоришь? Думаешь, мне интересно это знать? 

— Чтобы ты не наделала глупостей. Надеюсь, у вас с ним ничего не было? — я не стала что-либо говорить Адаму, потому что он бы по голосу понял, что я врала ему, поэтому я просто мотнула головой, в знак отрицания, и он понял, что это был ответ на его вопрос. — Если я узнаю, что что-то всё-таки было или что он захотел встречаться с тобой, я ему голову оторву. Нечего себе мозги пудрить всякими несерьёзными отношениями, у тебя и так дела поважнее есть. 

— Ты мне уже сто раз это говорил, я поняла. И хватит уже об этом. 

Я обрадовалась тому, что мы приехали в нужное место, и мне не придётся продолжать разговор на эту тему. Я не хотела засорять свои мысли ненужными темами перед важными стартами, так как я должна была полностью абстрагироваться от всего, что меня окружало. 

— Удачи тебе, Эмми. Я знаю, на что ты способна, поэтому покажи это всем на двести процентов, — Адам немного смягчился и обнял меня, стараясь забыть то, что он сказал ранее. 

— Обязательно покажу. Спасибо за поддержку. 

Я направилась ко входу в комплекс, где ждали автобуса другие девушки, а так же и парни, которые тренировались с другим тренером и ехали с нами, так как мы все были в сборной нашей страны. Во время поездки в аэропорт и самого полёта на мне были наушники, в которых я слушала звуки природы. Они успокаивали меня и не позволяли в очередной раз занервничать из-за негативных мыслей о том, что я могла плохо выступить перед всем миром. 

Довольно часто на мой телефон приходили уведомления от Стивена, он писал мне, когда мы уже ехали в гостиницу. Он спрашивал, нормально ли мы добрались в Японию, и, возможно, отсчитал время полёта в эту страну, чтобы точно знать, когда можно будет написать мне. Я не стала что-либо отвечать на его сообщения и на сообщения друзей, так как я никогда ни с кем не общалась во время соревнований и позволяла себе сделать это только когда мне вручили медаль. 



tanya haze

Отредактировано: 10.08.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться