Monday

Глава 24.

Я не вернулась на занятие, потому что больше часа испытывала сильную тошноту, которая вызывала в моих желудке и горле неприятную боль из-за того, что я ничего не ела с вечера. Мне не хотелось, чтобы кто-то из одногрупниц зашёл в туалет и начал задавать мне лишние вопросы по поводу моего самочувствия, поэтому я замирала на месте, как только слышала звук открывающейся двери, и старалась перетерпеть боль, прячась в кабинке.

От неприятных ощущений на моих глазах появились слёзы, и я уже даже не думала о важности семинара, который я пропускала; все мысли, которые были в моей голове, отошли на второй план, и их заменили размышления о том, когда же наконец всё закончится. 

Я вышла из кабинки, умыла лицо и прополоскала рот, пока никого не было, в глубине души радуясь из-за того, что мне удалось остаться незамеченной. Я предполагала, что Ханна и Стивен устроят мне допрос, поэтому я стала дожидаться их в каридоре. 

Только сейчас, когда я уже не испытывала той боли, которая заглушала мой разум, я могла осознать, что вся работа над подготовкой к занятию была проделана зря, и что теперь мне потребуется больше усилий, чтобы получить хорошую оценку на экзамене. Раньше в таких ситуациях моя мама говорила мне, что моё здоровье должно быть важнее оценок, и что я не должна так сильно переживать на этот счёт, ведь экзамен можно было пересдать, семинар отработать, а жизнь прожить ещё раз невозможно. 

Даже тот факт, что моя мама была абсолютно права, не позволял мне немного расслабиться. Я не разрешала себе легче относиться к учёбе, потому что она для меня была подобна спорту, а в спорте я всегда стремилась быть на голову выше остальных. Это сказывалось на моём ментальном и физическом здоровье, и с каждым годом я понимала, что ресурсы организма не вечны, но я продолжала верить в то, что возможности моего тела были неограничены, даже не смотря на противоречивость этих слов. 

Когда занятие закончилось, я отвлеклась от своих раздумий, потому что увидела встревоженных Ханну и Стивена, направлявшихся ко мне. Я предположительно знала, что они спросят, поэтому была морально готова и настроена на этот разговор. 

— Эмми, с тобой всё хорошо? Ты не вернулась на семинар! Преподаватель был в ярости! — Ханна передала мне мои вещи, пока подробно описывала реакцию преподавателя на мой "побег"; я даже забыла о том, что оставила сумку и тетради в кабинете.

— Мне просто стало плохо, ну не могла же я вернуться в таком состоянии в кабинет, а потом выбегать в туалет каждые пять минут! — я пожала плечи, когда положила тетради в сумку. — Спасибо, что взяла мои вещи, я о них совсем забыла, — я начала суетиться из-за того, что молния на сумке не хотела слушаться меня и не застёгивалась. Ребята были сильно удивлены моему поведению и успокоили меня.

— Ничего страшного, поверь. Я отдала твой реферат преподавателю, сказав, что ты не могла без веской причины покинуть занятие. Он пообещал проверить его.

— Ох, спасибо, Ханна. Надеюсь, он поставит за него оценку, я его долго писала, — я заметила в глазах Стивена страх за меня, и мне показалось, что он сильно запереживал после моего ответа о самочувствии.

— Не переживай ты об этом, оценки не так важны! Сейчас то с тобой всё хорошо? Может, стоит сходить к врачу? А то ты почти ничего не ешь, могут возникнуть проблемы по серьёзнее, чем плохая оценка за реферат, — Стивен произнёс это достаточно грубо, и я могла понять его, ведь ещё вчера я сказала ему, что не буду зацикливаться на том, о чём были сейчас мои мысли.

— Со мной всё хорошо, правда, — я улыбнулась ему со спокойствием на лице, чтобы он поверил в то, что моё самочувствие улучшилось.

— Давай-те сходим, пообедаем, у нас осталось всего полчаса до окончания перерыва, — Ханна предложила это, надеясь развеять неприятное напряжение между мной и Стивеном, которое можно было заметить невооружённым взглядом, лишь посмотрев в наши глаза.

Я согласилась с Ханной, хотя даже не могла думать о еде, и мы направились в столовую. Мне было некомфортно находиться рядом с ними в данный момент, потому что я ощущала некую отстранённность по отношению к ним из-за плохого самочувствия, когда как в их глазах я видела сильное желание поговорить и обсудить проблемы, которые я не замечала или не хотела замечать.

С особым усилием мне удалось съесть чуть больше половины моего обеда, потому что после каждого съеденного кусочка в желудке всё сворачивалось и к горлу подступала тошнота, которую я тщательно пыталась скрыть притворством. Если бы Стивен знал, отчего на самом деле я так мало и медленно ела, то он бы не стал смотреть на меня с чрезмерной строгостью и мыслью о том, что я дёргалась и смотрела с отвращением на еду лишь из-за дурацких калорий, которые я боялась положить себе в рот.

К началу лекции моё самочувствие заметно улучшилось, чему я была неимоверно рада, ведь мне хотелось немного расслабиться и не думать ни о чём другом, кроме материала, который нам рассказывали. Так же это позволило моему организму немного отдохнуть, по этой причине после занятия у меня были прекрасное настроение и боевой настрой на предстоящую тренировку.

Ханна попрощалась со мной и убежала на тренировку сразу же после окончания лекции, так как у неё не было большого перерыва между занятиями и катком, поэтому мне нужно было придумать отговорку для Стивена, которая бы позволила мне остаться в одиночестве, а не идти с ним до спортивного комплекса, как он это любил предлагать. Я хотела успеть посетить врача перед началом тренировки, поэтому не в моих интересах было осведомлять в этом Стивена, чтобы он сразу же обо всём догадался.

— Тебя проводить, Эмми? — Стивен спросил меня, когда мы вышли из здания колледжа.

— Нет, это совсем необязательно, — я старалась произнести это как можно более спокойным тоном, чтобы он не нашёл в моём поведении чего-либо странного.



tanya haze

Отредактировано: 10.08.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться