Монстр из-под кровати

Размер шрифта: - +

Глава 5

- Ой, а я описалась… - испуганно пискнула Лилим, когда до дилижанса, из которого уже все вышли, оставалась какая-то пара шагов. Стыдливо расправила действительно мокрое платье, пытаясь спрятаться от наших сочувственных взглядов за растерянного мужа, но затем схватилась за живот, побледнела и пискнула снова: – Ой, толкается!

Из-под дилижанса, покряхтывая, вылез кучер, но увидев Тиграна, метнулся в сторону и послышались звуки тошноты. Облокотившийся о дилижанс пьянчужка судорожно заливал за воротник, бухнувшаяся на колени Сора благодарила богов за спасение, вознося им хвалу, и лишь дед Василь, окинув нас двоих сочувственным взглядом, предложил свою помощь, похлопав ладонью по заднему выступу дилижанса, куда вполне можно было присесть.

- Садись, милок, совсем серый. Я ж на передовой в последнюю Магическую Войну бывал, и не такого навидался. Шибко ранен, аль будешь жить?

- Будет! – ответила я за супруга, сердясь на глупого деда. – Никуда не денется!

- Да, с такой-то спутницей, - хмыкнул в бороду дед и подбадривающе подмигнул мне, а затем грозно прикрикнул на пьянчужку. – Эй, Грым, а ну отставить анестезию разбазаривать! Подать флягу сюда!

От громкого окрика деда, которого никто не ожидал, Грым поперхнулся и смешно выпучил глаза, Лилим перестала охать и даже кучер притих, видимо, отдав окружающей среде всё, что имел. Я же вновь раздевала Тиграна.

Несмотря на страшные раны от когтей виверны, держался маг неплохо. Хоть и выглядел преотвратно, да внушала опасение вчерашняя рана на груди, показавшаяся мне воспалённой, но сознание Тигран не терял и на боль не жаловался. Лишь яростно расшипелся на деда, плеснувшего на раны Грымовского самогона, но сразу же притих, когда за дело взялась я, подойдя с влажной нижней сорочкой, которой собиралась стереть кровь. А что поделать? Бинтов как-то никто взять не удосужился, вот и пришлось жертвовать чем-то из собственных вещей.

На этот раз я закончила куда быстрее, чем вчера, не собираясь затягивать с перевязкой и откладывать скорейшее продолжение пути. Вот прибудем в Райтуш и сразу же сдам муженька целителям! Никаких денег не пожалею, спасибо госпоже Болински! И плевать на его собственное мнение! Да меня родители не поймут, когда скажу, что была замужем всего сутки, а муж помер потому, что, видите ли, слишком гордый, чтобы признаться в собственном бессилии!

- Как-то так, - безрадостно констатировала я, кое-как перевязав раны Тиграна запасной юбкой, которой тоже пришлось пожертвовать, разрезав её дедовым ножом на полосы-бинты. – Идём, займёшь моё место в дилижансе, а я снаружи поеду.

- Ещё чего? Это моё место! – попытался вяло возмутиться маг, но стоило ему только встать с выступа, как супруг пошатнулся и, если бы не стоящий рядом дед Василь – рухнул бы на землю.

- Ох и горазд ты на подвиги, малец, - посокрушался дед, кое-как сгружая уже практически обморочного Тиграна в нутро дилижанса. – Но давай уж не сегодня. Права твоя милка, как есть права. А я, пожалуй, за вожжи сяду. Да же? – спросил бодрый дедок уже у кучера, до сих пор пребывающего в растрёпанных чувствах после всего произошедшего.

Паренёк лихорадочно закивал, затем рыбкой метнулся следом за Тиграном в дилижанс и безмолвной тенью притулился в уголке.

Нда. Что-то кажется мне, что это его последний день работы кучером.

Пока я складывала вещи, договаривалась с бабушкой Сорой, что та присмотрит за Тиграном и если что – даст нам знать, остальные пассажиры заняли свои места и мы, наконец, тронулись в путь. Дед Василь бодро правил лошадьми, я вполуха слушала его воспоминания о делах давно минувших дней, которым он предавался со смаком и некоторой ностальгией, а пальцы всё сжимали бесполезный уже по сути пистоль, с которым я, тем не менее, не смогла расстаться. Глупо, наверное, но это успокаивало.

По заверениям деда, опытного путешественника, до Райтуша оставался какой-то час езды, а то и меньше, когда из дилижанса раздался истошный вопль, в котором я далеко не сразу распознала голос Лилим.

Ох, мамочки мои! Что на этот раз?

Как и я дед спал с лица, резко натянул поводья, напугав и едва не покалечив лошадей, напряжённо выдохнул сквозь стиснутые зубы и зычно гаркнул:

- Сора, шо?!

- Лилим рожает! – так же громко отозвалась его бабка.

Э… Что?!

- Тьфу ты, нелёгкая! – охнул дед и мы с ним растерянно переглянулись. – И шо?!

- Гони! – неожиданно властно потребовала его вторая половинка, для пущей убедительности стуча кулаком по стенке. – Гони, дед! Как на нашей свадьбе гони, а то потеряем девку!

И мы погнали.

Это была самая безумная гонка в моей жизни. Дед не жалел лошадей, от его матюкатых окриков пунцовели щеки, от свиста хлыста замирало сердце, а от подпрыгиваний на ухабах – душа уходила в пятки. Но всё становилось неважно, когда из нутра дилижанса кричала Лилим - это была боль в чистом виде. Практически осязаемая, она рвала нервы в клочья и заставляла мысленно кричать уже на деда и лошадей.

Быстрее! Ещё быстрее!

На въезде в город нас пыталась остановить стража, но стоило бравым мужчинам услышать вопль роженицы, как внутрь нас пропустили без вопросов и какого-либо досмотра. Наоборот, один из служивых даже вызвался сопроводить нас коротким путём к ближайшей лечебнице, так что нам с дедом пришлось потесниться и за вожжи взялся страж.



Елена Кароль

Отредактировано: 20.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться