Мотыльки над морем

Размер шрифта: - +

В мутной воде

Глядя на его неуверенный шаг, следы краски на плече и продранный на колене комбинезон, а так же вдохнув следующую за ним по пятам волну перегара, среднестатистический гражданин Динкона с уровня 10-12 неодобрительно поцокает языком и сообщит в Cоциальную Cлужбу, на пятом-седьмом, скорее всего, проводят до бокса (или лифта, если человек ошибся уровнем), понимающе кивая рассказу о навалившихся проблемах и невыплаченной зарплате (на какие шиши только так набрался?), а вот на галереях уровня ноль-один бедолага едва ли дойдёт до дома, не потеряв кошелька, одежды, а то и какого-никакого органа вместе с жизнью, разумеется. Исключение может составлять разве что человек, которого тут все неплохо знают, особенно, если знают как мерзкого, нетерпимого и скорого на расправу типа. К тому же с неведомо как заполученной лицензией на летальное оружие.

Так что, если за спиной других пьянчуг, как правило, начинают, будто по волшебству, прорастать тени, в этом случае тени на всякий случай предпочитают исчезать. Ну перебрал человек, идёт себе домой, кому какое дело.

Эридай ещё раз покачнулся, придержался за арку галереи, скользнул взглядом по длинному и плохо подсвеченному рекламными блоками коридору. На миг задержался на одинокой худенькой фигуре у вытянутого оконного проема. Вечером тут будут недоросли. Будут пить, курить, хрипло смеяться, смачно целоваться и так же смачно бить друг другу рожи. Сейчас на лавке, заваленной по углам смятыми полипластиковыми банками, сидела девочка. Она не видела и не слышала его, она была занята важнейшим на свете делом — укутывала куколку большой бумажной салфеткой и что-то напевала.

Он прошел мимо, слегка покачиваясь и стараясь сдерживать невовремя напавшую икоту. Когда мужчина поравнялся с девочкой, та подняла глаза, приложила палец к губам и прошептала: "Тише, Леда только уснула". Он понимающе кивнул, тоже прижал палец к губам, прошептал: «Тсс...» и прошаркал мимо.

Через два шага его снова одолела икота. Он прибавил ходу, свернул в соседнюю галерею и согнулся пополам. Организм настойчиво избавлялся от содержимого. Девочка за углом разочарованно покачала головой и подняла Леду. Она усадила куклу на пустую банку, поставила рядом ещё одну, побольше, и начала составлять на неё разноцветные крышечки от бутылок, ведь деточке уже пора завтракать.

Эридай приложил руку к сенсору на двери. Квадрат замигал оранжевым и отключился. "Твою мать", – выругался мужчина, потер ладонь об относительно чистый рукав и с размаху припечатал к двери. Квадрат вновь замигал оранжевым, потом, словно одумавшись, загорелся зелёным. Дверь отъехала в сторону, пропуская его домой.

– Добрый вечер, Эридай, – зазвучал мелодичный голос господарки, – как прошел твой день?

По периметру комнаты разгоралось освещение. Стена напротив входа мигнула и превратилась в расцвеченную синими огнями панораму города.

– Душ. – Ответил мужчина, трамбуя одежду в узкий ящик утилизатора.
– Это уже третий комплект одежды, утилизированный тобой за неделю, – в синтезированном женском голосе послышалась укоризна. – Еще один комплект и ты должен будешь её покупать.
– Душ, – сквозь зубы повторил Эридай и выжидательно посмотрел на стену.
– Подожди от семи до двенадцати минут, пока душ не освободится.

Эридай вывалился в галерею и забарабанил в соседнюю дверь.

– Трайдес, кретин, если ты через секунду не освободишь мне душевую, я приму душ вместе с тобой!

На двери протаяло круглое окошко экрана. Намыленный сосед посмотрел ему прямо в лицо. Изо рта мужчины торчала зубная щетка, мыльная пена шапочкой прикрывала лысеющий череп. Он взглянул на Эридая и показал средний палец в камеру.

– Вот так, значит, – мужчина вернулся в свой бокс и вытащил из-под кровати тяжёлый ящик.
– Что ты собираешься делать? – теперь в мелодичном голосе ИИ явственно проступила тревога.

Эридай не ответил, набрал сложную комбинацию на экранчике ящика и приложил ладонь к сенсору. Крышка откинулась. Под ней в захватах расположились с десяток приспособлений и длинный серебристый ствол гаусовки. Мужчина на секунду замешкался, но потом достал тонкий металлический прут с рукоятью.

– Эридай, я настоятельно не рекомендую использовать это устройство. О нарушении будет заявлено в Социальную Службу.

Вместо ответа мужчина подошел к заслонке, перегораживающей вход в душ. Приложил к ней штырь и нажал на кнопку у основания рукояти. Полисталь зашипела, расступаясь под плазменной дугой.

– Эридай, о твоих действиях уведомлена Социальная Служба, тебе понизят статус.

Штырь выполнил замысловатый росчерк по заслонке, задуманный, видимо, как круг. Нелепая фигура тут же потемнела (полисталь моментально отводит тепло) и вывалилась на ноги Эридаю. Он взвыл, но не отпрыгнул в сторону, а вместо этого, ухватившись рукой и протезом за неровные края, начал открывать заслонку. На пол побежала вода.

– Эридай, стоимость ремонта многократно превышает твой кредит на месяц.

Заслонка немного посопротивлялась и начала поддаваться. В этот момент из отверстия выглянул всё ещё намыленный сосед, а затем вылезла длинная резиновая дубинка шокера, она ткнула ему в лицо и мужчина отключился.

***

Эридай очнулся на кровати. В боксе царила полная тишина и темнота, только над дверью желтела тонкая полоска аварийной подсветки. Размытым пятном темнела заплавленная заслонка душа. Когда приходили ремонтники? Сколько он заплатил?

Справа от кровати засветился во всю стену ночной город. Большинство знакомых Эридая... Ну, правильнее сказать, у всех его собутыльников изображение начиналось на уровне груди, создавая иллюзию широкого окна. Но Эридаю нравилось ощущать, что его бокс одной стеной открыт нараспашку городу. Немногочисленные гости обычно держались от этой стены подальше или просили выключить. Смешные. Мимо пролетел дрон доставки, крепко сжимая в суставчатых, похожих на ноги насекомого, конечностях контейнер с грузом. Его массивный корпус загородил на мгновение призрачный голубоватый свет города.



Alex Varfolomeev

Отредактировано: 26.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться