Мы сделаны из звёзд

Font size: - +

Хэллоуин на Сэнтон-Роуд.

С городом в тот Хэллоуин произошло кое-что на самом деле страшное. Нет, никаких колдующих ведьм или оживших мертвецов, Снуп Дог не включил наш город в свой тур, и никто не пропагандировал движение социал-национализма. Случилось нечто гораздо ужаснее.

Туристы.

В центре Манна в Филадельфии наметился какой-то большой фестиваль с кучей рок-звезд, и аренда в городе резко подлетела, так что все приезжие немедленно рассосались по ближайшим пригородам. Последний раз в местной гостиннице был такой большой наплыв народа в девяносто четвертом, когда на восьмидесяти пятилетие миссис Моррисон (для всех уже просто тетушки Мюриэл) приехали все ее родственники. Тетушка Мюриел жива и по сей день, ей давно перевалило на сотню, и она удостоена чести считаться самой старой жительницей этого города.

В отличие от Нью-Йорка, который никогда не спит, Сэинт-Палмер скорее никогда не проснется. Он впал в беспробудную кому, подвергаясь небольшим судорогам в даты национальных праздников.

И вот вам новость, в город, единственной достопримечательностью которого является памятник основателю города, лысому усатому старикашке ростом с Ли, наведываются туристы!

Все прямо с ума посходили. Ожили ярмарки, скидки «Черной пятницы» запустились на месяц раньше. Жителей поработила коллективная истерия патриотизма. Преддверие Дня всех святых только усугубило ситуацию.

Хэллоуин в Сэинт-Палмере — это как ланч в школьной столовой: хочешь — ешь, не хочешь — помирай с голоду оставшиеся четыре часа. По большей степени, всем было наплевать на праздник, переодевание и раздачу сладостей. А на тех, кто всем этим занимался, смотрели как на полоумных.

В этом же году Хэллоуин походил на еще одну серию «Улицы Сезам». Пик ужаса здесь — это накинутая простыня с дырками для глаз и маска Гая Фокса, купленная за семь долларов ближайшем газетном киоске.

И несмотря на то, как смешно все вокруг выглядело, для меня происходящее означало мрачный период жизни, потому что Лилиан никак не могла не подцепить этот вирус. Она испортила, наверно, двадцать тыкв, прежде чем решила, что светильника Джека(*) получился довольно сносным.

Естественно, тонны этих тыкв из магазинов ей таскал я. Бесконечно длинные очереди, толкающиеся люди, высокие цены — десятый круг ада, который Данте забыл упомянуть в «Божественной комедии».

Но еще хуже эту ситуацию сделал никто иной, как Дэнни. Совершенно в его стиле было найти какой-то подпольный клуб на окраине города, чтобы пойти на первую костюмированную вечеринку, проходящую в этом городе. А Дэнни умел быть огромной занозой в заднице. Примерно после недели уговоров оставалось либо согласиться пойти с ним, либо прострелить себе голову.

Ли крутила головой из стороны в сторону, критично осматривая себя в зеркало.

— Будь я в таком виде лет триста назад на диком Западе, меня бы заклеймили проституткой. И сожгли бы.

Подруга дергала себя за кружевные оборки на рукавах облегающего клоунского наряда Харли Куинн, который я арендовал для нее чуть ли не в единственном на весь город костюмированном магазине, о существовании которого вспоминают, в основном, во время постановки очередного малобюджетного спектакля местного драм-кружка.

Но Ли выглядела, не побоюсь этого слова, потрясно. Черно-красный, прилегающий костюм плотно сидел на ее фигуре, которая, как я случайно заметил, была уже совсем не детской и абсолютно не мальчишеской. Ли была миниатюрной и стройной, а из-за того, что она обычно носила мешковатые свитера и куртки, мне стало даже неловко разглядывать ее, как если бы она была голой. Она сделала два высоких хвостика и даже накрасила губы красной помадой.

Да, я тоже накрасил губы, но ведь мы говорим о Ли!

— А я думаю, тебе стоит пойти так на выпускной балл, — я подошел к зеркалу рядом с Ли и закинул руку ей на плечо.

— Только если можно будет взять с собой пушку с глушителем.

— Могу одолжить тебе свою трость.

Я по частям собирал себе костюм Джокера: потертый сиреневый пиджак, зеленая рубашка, ярко-оранжевый цветок на нагрудном кармане и тонны, тонны грима. Я должен отдать Ли должное, она занималась моим лицом не меньше часа: покрасила мои волосы в зеленый цвет пастелью, которая должна смыться через пару дней, нанесла мне на лицо толстенный слой белой пудры, раскрасила тенями глаза и нарисовала шрамы на шеках ярко-красной помадой.

И хоть темные очки совсем не шли моему образу, выйти без них на эти переполненные людьми улицы я не мог. Даже со всем курсом прописанных таблеток и тоннами травяных настоев Лилиан.

— Нас уже можно фотографировать на рекламный постер лекарств от психологических заболеваний.

Ли была похожа на ребенка, которого обещали свозить в Диснейлэнд, но показали только туалетные кабинки на входе.

— Нам обязательно это делать? — застонала она. — Я имею в виду, мы можем притвориться мертвыми.

— Или убить Дэнни. — предложил я.

— Или убить Дэнни! — обрадовалась она, хлопая в ладоши.

Полностью собравшись, мы с Ли спустились на первый этаж, но Лилиан там не обнаружили, и я уже было подумал, что нам удасться пройти незамеченными, но не тут-то было.



Дилан Лост

Edited: 25.11.2018

Add to Library


Complain




Books language: