Мы сделаны из звёзд

Font size: - +

Глава 25.

Нью-Йорк, поганый ублюдок, крупно меня подставил.

Все должно было пройти идеально. Верите или нет, но первый раз в жизни у меня был настоящий план.

После письма от Ли, заполонив свой кишечный тракт всеми успокоительными, какие только были в нашем доме, первым делом я купил билет на прямой рейс до Нью-Йорка. Судя по информации в извещении о зачислении и тому, что я узнал из телефонного разговора с администратором приемной комиссии Нью-Йоркского университета, простого письма о согласии на зачисление, которое за меня отправила Ли, было мало. Я должен был явиться на личное собеседование в деканат четырнадцатого мая (которое было три часа назад) и успеть на лекцию для поступивших (которая будет сегодня днем).

Просто улет.

И тем не менее, я не переставал думать, что у меня все под контролем. Этот навык выработался во мне в периоды тяжелейших похмелий — если уверять свой организм в том, что его не тошнит, есть возможность не выблевать все свои внутренние органы в помойку.
Фил великодушно подкинул меня до ближайшего аэропорта в Честере и довёл чуть ли не до трапа самолета, чтобы убедиться, что со мной все будет в порядке.

— Нервничаешь? — спросил он, не способный ни на секунду выключить в себе внутреннего детектива.

— Уже прикидываю, в каком именно «Макдоналдсе» придется мыть полы. — кивнул я, озираясь по сторонам.

Смотреть в его коповские стальные глаза не хотелось даже через черные линзы очков.

— Я знаю, прозвучит ужасно глупо, но просто будь собой, хорошо?

— Пьяным ослом, которому вечно хочется врезать?

Фил закатил глаза.

— Ты этого хочешь, Кайл? Правда хочешь поступить в этот университет?

— Ли этого хотела. — тихо проговорил я.

Имя подруги отдалось жжением в груди. Я крепче сжал челюсти.

— Ли знала тебя как облупленного. Ты любитель испортить себе жизнь, но не в этот раз. Сегодня ты не имеешь на это права, так что не будь придурком и постарайся всем понравиться, хорошо?

Фил наставлял меня, пока мы были на пути в зал ожидания.

— Видит бог, если через тридцать секунд они не воткнут тебе концелярский нож в шею — ты точно их человек.

Я усмехнулся и пожал ему руку. Фил был молодцом. По-настоящему хорошим парнем со стальными нервами и невероятным терпением. За все то время, что наш дом мариновался в трауре и депрессии, именно Фил был тем, кто заполнял наш холодильник продуктами, готовил обеды, разбирался со счетами и моими учителями в школе. Он здорово эволюционировал в моих глазах, так что если чудо свершится, и я все же поступлю в этот чертов колледж, то он будет не самой худшей кандидатурой, чтобы присматривать за Лилиан в мое отсутствие.

Мы с Филом попрощались, когда по радио объявили посадку на мой рейс.

Часовой перелёт казался почти вечностью, так же как и тот выпуск «Блюз Хилл-стрит», который транслировали на небольшой экран, встроенный в спинку переднего сиденья. Я уставился в иллюминатор и активно игнорировал мужчину в соседнем ряду, жалующегося на то, что фирма не предоставила ему перелет бизнес-классом вместо эконома, и молодую стюардессу, строившую мне глазки с самой посадки.

Реагировать на происходящее я начал только когда она подошла ко мне вот уже в пятнадцатый раз, чтобы объявить:

— Прошу Вас пристегнуть ремни безопасности, наш рейс прибывает в аэропорт МакАртура на Лонг Айленде через пятнадцать минут.

— Подождите, что? — встрепенулся я, подскочив на своем месте. — Разве мы приземляемся не в аэропорте Джона Кеннеди?

— Нет, сэр, — с улыбкой сообщила она мне. — Наш рейс B6 826 прибывает в аэропорт МакАртура, а рейс, вылетающий часом позже летит как раз до Джона Кеннеди.

— Твою мать, — выдохнул я, устало проводя руками по лицу.

— Что-то не так? — она наклонилась ближе ко мне.

— Ещё не поздно заказать порцию виски?

— Боюсь, что нет, сэр.

— Тогда все отлично, — я поправил солнцезащитные очки на переносице и очаровательно ей улыбнулся.

Черт! Черт! ЧЕРТ!

Аэропорт МакАртура находился чуть ли не на самой окраине Нью-Йорка, в пятидесяти милях от аэропорта Джона Кеннеди, где я, предположительно, и должен был высадиться.

А это означало, что я в заднице.

Большой. Глубокой. Заднице.

На выходе из аэропорта, пожертвовав двадцатку какому-то парню из благотворительной организации по борьбе с детским раком и выстояв огромную очередь у выдачи багажа, я наконец поймал такси.

Моим водителем была женщина по имени Дэбби, габаритная, харизматичная афроамериканка, похожая на Вупи Голберг со смешным выговором. Она носила кожанку, водила ручник и слушала

«Радио Фри Бруклин».

— Никто не доверяет женщинам-таксистам. Чертовы мнительные ублюдки. — сетовала она на жизнь.



Дилан Лост

Edited: 25.11.2018

Add to Library


Complain




Books language: