Мятая фольга

Размер шрифта: - +

23. Перепутье

" ...Когда внутри зарождается подозрение, все остальное играет этому на пользу.." WR

Черт! Я ощущаю себя безумным сталкером, жмусь у лестничных перил, прячась за дверьми. Через четыре, нет уже три минуты будет звонок, и Макс именно этим путем пойдет на английский. Главное не встретить Дена и Риту, иначе вся стратегия провалена, но у них немецкий в другом крыле и мне должно повезти. Как же погано я себя чувствую, взвинчена до предела. Какие вопросы ему задать? Звонок над головой отрывает меня от непродуктивных размышлений. Школа наполняется шумом, а я озабоченностью.

Мимо меня спешит Антон и Настя с Егором. Я выдыхаю, но лишь на секунду, потому что из-за стены появляется Макс.

— Максим.

Я словно в трансе выныриваю и схватив его за локоть, тяну за створку двери.

Присмотревшись, Вронский остановился, тем самым скрыв меня от проходящих по лестнице, грудью.

 — Что тебе надо? — Он не кажется злым, но лицо его не выражает ни каких добрых эмоций. "Говори и исчезни, у тебя три минуты,"  — поясняет его взгляд. И я начинаю сомневаться в правильности своей затеи. Запах его парфюма окутывает меня и делает мысли вязкими, словно пудинг. 

Я не знаю с чего начать, но все таки начинаю говорить.

— Ты вчера ведь помог мне? Кто та девушка?

Он просто стоит смотрит на меня. У него есть выбор,  — открыть мне правду или обвинить в том, что я была слегка не в себе. Что он предпримет? Я должна ему доверять?

— О какой девушке ты говоришь? Я видел с тобой только горячего предприимчивого парня,  — разве это не его фирменный взгляд с издевкой?

Что? Он решил, что Влад мой парень?

 — О нет, ты не правильно все понял, это друг моего брата..он..ну не важно, — не знаю, меня бы это не убедило. Его, очевидно, тоже.

— Вы целовались.

— Он поцеловал меня.— Большего говорить не стоило. Наркотик на языке любому покажется грубой фантазией. Макс может решить, что я его дурачу, выкручиваюсь. Увидеть презрение в его глазах мне не хотелось.

— Жень, да мне абсолютно без разницы. Я не батрачу на Волкова, от меня он ничего не узнает. Мне пора на урок.

Что? Он думает обо мне именно это? Что я закадрила Волкова и весело провожу время с другим? Это сорвало последний болт на котором еще держались мои мозги.

От безысходности я вцепилась в лацканы его пиджака и несколько раз ударила кулаками в грудь. Благодаря его равнодушию ни на йоту не сдвинулась с мертвой точки. Он крепко стоит на ногах и у меня не получается повлиять на него физически. Смотрит сочувственно, отчужденно, словно обвиняя во всех грехах произошедших со мной. И это меня сломило. Я потянула его на себя, падая вперед и зарываясь лицом в его рубашку. И под натиском жалости к самой себе начала реветь.

Боже, ну что за дура? Разве я еще не привыкла быть жертвой обстоятельств?

— Ты что-то знаешь, я чувствую! Это не может быть совпадением. Так не бывает!

Единственный раз в клубе, в одном из сотен и эта внезапная встреча. Какой шанс, что мы смогли оказаться в этом месте, в один и тот же час.

— Ты мог просто уйти, ведь терпеть меня не можешь, но ты не ушел!

Макс отступает, совсем немного, руки его при этом напрягаются, но он все же не вынимает их из карманов брюк в желании отцепить меня. Над головой душераздирающе звенит звонок. Через минуту я понимаю, что порчу слезами его светлую рубашку и срываю урок. И вся эта ситуация приобретает другие очертания. Я безумная истеричка и сталкерша. Макс, Ден, Влад. Это провал!

— Ты была встельку. 

С этим не поспоришь. Сама виновата. Не следовало мне пить и ехать никуда не стоило. Так комично, что хочется поклониться и уйти со сцены.

Поднимаю голову и упираюсь носом в его подбородок. И сразу понимаю, данная ситуация ему неприятна.

— В любом случае, спасибо, — убитым голосом говорю я и разжимаю пальцы. Вытраю слезы, пытаясь не дышать, чтоб не впускать в себя запах и тепло исходящее от него.

— Тебе лучше покончить с ним, с тем парнем, —тихо говорит он, медленно двигаясь в направлении лестницы.

Тоже мне новость!

— Макс, — я задержала его на середине пролета.—Почему ты мне помог? Это ведь было? Кто она?

Вронский поднимает голову.

— Не знаю, — пожимает плечами.— Я просто научился никому не доверять. — Он продолжает идти по лестнице и через секунду скрывается под ней.

Я покидаю стены школы. Бреду словно зомби. Останавливаюсь у какой -то лавочки, сажусь на нее. Я так ничего и не узнала. Может ли Макс, что то скрывать или сам знает не больше меня? Что он вообще делал в клубе? Откуда знает подковерную жизнь, весь "сор", который прячут в темных кладовых, оберегая от чужого взгляда. Естественно, он мог иметь информацию, на счет некоторых персон, которая заставляла думать о них нехорошее. Это ведь клуб. Контрафактное спиртное, спайсы, большие деньги, молоденькие девочки.

Мозг мой разрывался. Но мысли крутились вокруг Макса.

"Все таки он совершенен". Я пытаюсь вспомнить запах и тепло его тела, когда плакала ему в грудь. Почему же мне знакомы эти сдадкие ощущения?  Я встаю и шагаю домой. В кармане злятся смски, пища на перебой. Но я не хочу их читать. Я хочу домой, потому что устала.

Подхожу к двери и столбенею. Дверь и стена расписаны нецензурной бранью. В отдельных буквах я разбираю слова шл**а и сучка. Прихожу к мысли, что это проделки Новиковой Светки.

Ник в коридоре кремит свои ботинки. Мне так стыдно говорить ему о тех надписях на нашей двери.

— Что, уже все? Уроки кончились? Зачем вообще было ходить?

В воздухе витает запах крема для обуви и это успокаивает.

— Хочу есть.

— Все в холодильнике.

— Хочу мороженого.

— Сходи купи.

Может сказать ему о кролике? Нет, у него и без этого полно проблем. Я знаю, как брат к этому отнесется, — посадит на цепь, оградит от любых связей. А я уже устала жить взаперти!

— Ты сегодня выходной?



Татьяна Снежная

Отредактировано: 29.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться