Мятные пряники

Мятные пряники

- Алё, Кирилл?
- Уля, ты? Привет.
- Привет. Слушай, я ж только сейчас сообразила. Дед-то у нас с тобой завтра у себя в Шишовке один на Новый год остаётся.
- А чего так?
- Родители уехали к папиной сестре в Воронеж, забыл?
- Про родителей помню, я думал, ты деда в город на праздники возьмёшь.
- Я? Я вообще-то улетаю в Прагу с Ильёй, заодно отпразднуем с ним помолвку.
- А у меня выступления здесь, в Питере, мне никак. Значит, деда просто в Череповец привезём, пусть один в квартире празднует.
- Не хочет он в Череповец, тем более в одиночку сидеть. В деревне хотя бы собака и коза есть.
- Ульянка, мне не вырваться, ну хоть ты тресни.
- Так и мне… Ладно, дед не маленький.
- Ага, взрослый уже.

***



Шесть часов вечера. За окном темно.
Павел Иванович, или, как его называли почти все, Пал Иваныч потёр ладони. Не то чтобы в доме было холодно, пожилой мужчина недавно растопил печь. «Старый я уже, кровь плохо греет», - говорил иногда дедушка Ульяны и Кирилла, добродушно и грустновато посматривая на окружающих с высоты прожитых лет. А было Павлу Ивановичу ни много ни мало семьдесят девять годков.
- Поздненько уж, - пробормотал пенсионер, глядя во мглу за оконным стеклом.
Маленький стол в углу комнаты был накрыт праздничной белой клеёнкой, поверх которой стоял незатейливый ужин. Павлу Ивановичу никогда не было нужно много. Родители, да и жизнь научили его – есть надо всё, что подадут. Единственной кулинарной слабостью старика были мятные пряники, он бы и сейчас от них не отказался. Но в местный магазин такие завозили редко, да и в городе нынче не везде найдешь. Там всякие шоколадки-мармеладки-чипсы-шрипсы, всем не до пряников.
Что-то в сенях зашебаршило. На секунду-другую Павел Иванович застыл, с надеждой вслушиваясь.
Вот же старый дурак. Пёс возится, и всё. Прошло то время, когда внуки приезжали сюда, в деревню, чаще чем раз в полгода на полчаса. Хотя Кирилл и того дольше тут не бывал. Как уехал после школы в Питер, так и не дозовёшься.
Но внуками старик гордился. «Ульянка-то у нас какая умница, - бывало, хвастался он почтальонше, - сама в институт на бесплатную учёбу поступила! А Кирюха – красавец, настоящий богатырь, косая сажень в плечах». Конечно, обычно радуются, когда парень умный, а девочка красивая, но и наоборот в наше время неплохо, тем более что Ульяна не страшная, Кирилл не дурак. Хотя его танцев дедушка не понимал. Разве ж это танцы? Совсем не то, что в молодость самого Павла Ивановича. Пенсионер аж приосанился, вспомнив, как отплясывал когда-то в сельском клубе, как играл на гармони…
Сутулость быстро вернулась. Мужчина проковылял к телевизору и включил аппарат. Пусть ничего шибко толкового не покажут, зато в доме не будет так тихо.
Ветер снаружи снова взвился, взметнув облако мелких снежинок, попытался вломиться в дверь и окна, обиженно заскулил и притих до поры до времени.
Пёс в сенях опять оживился, забегал, заскакал.
- Дед, ты где?
Обитая клеёнкой с утеплителем дверь открылась. В проём просунулась голова с распущенными медово-русыми волосами, обильно присыпанными снегом.
Ульяна перешагнула через порог, стряхивая снежинки с челки. Обувь и одежду девушка успела снять в сенях. Сквозь капроновые колготки ощущалось тепло, исходившее от деревянного пола.
- Дед! – мгновение постояв, Ульяна двинулась к замершему Павлу Ивановичу. – С Новым годом!
Она улыбнулась старику, погладила его по предплечью.
Обнимать деда Пашу в их семье было как-то не принято. По крайней мере, Ульяне так думалось. Ей всегда казалось, что её дед слишком серьёзный, что обнимание он считает пустыми глупостями и вообще может решить, что к нему подлизываются.
Павел Иванович только и смог что улыбнуться в ответ да пожать внучке руку вдруг затрясшимися сильнее обычного пальцами. Ульяна положила свою ладонь поверх дедовой.
- Ульяша, - пробормотал пенсионер, и девушке показалось, что он расплачется.
Она испугалась и не придумала ничего лучше, чем продемонстрировать пакет, который держала в свободной руке.
- Гляди, что у меня, – она осторожно потянула дедушку к столу, на который и поставила ношу. – Ты у нас по части выпивки не большой любитель, вина я брать не стала. Сок, колбаса, тортик, шоколадные конфеты, будем с тобой чай пить. А, и пряники мятные, вот.
Пожилой мужчина замедленно моргнул и, не отпуская внучкину руку, спросил:
- Как же Чехословакия? – Он знал, что нет больше такой страны, просто иногда по привычке использовал «устаревшее название».
- Да, Ульянка, как же Прага?
Дед и внучка обернулись. Подле двери, пятернёй смахивая снег с чёрной шапки, стоял Кирилл. Павел Иванович едва не пошатнулся на радостях.
Ульяна захлопала ресницами. Для Кирилла встреча стала не меньшим сюрпризом.
- Мы с Ильёй обменяли билеты, полетим после Рождества. – Девушка кашлянула и со строгостью старшей сестры упёрла руки в бока. – Ты лучше скажи, как же Питер, а? – Ульяна изогнула тонкую тёмную бровь.
Ага, так Кирилл и поверил, что накануне Нового года можно обменять один тур в Прагу на другой. Всё же забито!
- Я подменился, - пожал плечами танцор и попутно стянул шапку. Волосы у него были того же рыжеватого цвета, что и у Ульяны. – Утром купил билет на поезд до Череповца, а от Череповца доехал на автобусе. - Парень скинул с плеч не слишком внушительный рюкзак.
Не далее как вчера Ульянина подружка Света, работающая в железнодорожных кассах, рассказывала: творится что-то невероятное, свободных мест на 31 декабря на поезд Санкт-Петербург – Череповец нет даже в СВ-вагонах. И сегодня не было автобуса до Шишовки, иначе разве стала бы Ульяна просить отвезти её в деревню и без того разобиженного Илью (даже отказавшегося зайти в дом и тут демонстративно уехавшего обратно)? Брат добирался автостопом, и, судя по всему, от самого Питера.
- Кирилл, – Павел Иванович шагнул к парню, который был выше на полторы головы. – Внучек…
Павел Иванович не привык расточать нежности. Дед не был сухим, наоборот, и пошутить любил, и оптимизмом отличался, однако не приучен был сюсюкать, и красивые фразы ему не давались. Кирилл растерялся. Павел Иванович растерялся. Ульяна растерялась и растерянность свою скрыла под напускным юмором.
- А я? Я тоже заслужила, чтоб меня как-нибудь ласково обозвали.
Павел Иванович повернулся к ней.
- А ты – внученька.
Ульяна поняла, что сейчас разревётся.
На помощь пришел Кирилл.
- Дед, угадай, что я привез? – Молодой человек расстегнул пуховик и достал небольшой шуршащий свёрток, который специально держал поближе к телу, чтоб содержимое не застыло на морозе, ведь ледяную выпечку вкуснятиной не назовёшь. - Вот, – Кирилл вытащил из плотного пакета другой пакет, прозрачный, внутри которого были… - Твои любимые, мятные.



Елена_1107

Отредактировано: 05.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться