N P C - 2 K 8 4

Размер шрифта: - +

12 Ожидание-реальность. Сложный выбор.

Сколько я уже просидел в этой камере (вернее простоял) – я даже примерно не знал. Часов нигде не висело, а все мои личные вещи у меня были изъяты. Окон тоже не было. Судя по своему внутреннему субъективному ощущению – уже, наверное, ночь наступила. Но поскольку мне ещё не хотелось ни есть, ни спать – прошло, наверное, не больше двух часов с момента моего задержания. Зато очень устал стоять. Ну не буду же я на кортах на этом грязном полу сидеть, пришлось переминаться с ноги на ногу и ходить взад-вперёд со сложенными за спиной руками.

Спрашивать о чём-то у дежурившего рядом со мной охранника было бесполезно. На все вопросы он отвечал настолько убого, насколько это могло позволить его «оригинальное» чувство юмора.

- Сколько сейчас времени?
- Не опоздаешь.

- Как долго мне здесь находиться?
- Пока в другое место не переопределят.

- Мне всё время на ногах стоять?
- Вечером матрац выдам, чтоб на полу не спал.

Вот с ответом на последний вопрос он не шутил. То ли остроумия не хватило, то ли честный ответ сам по себе уже являлся издёвкой. Ну вот, отлично – теперь я могу быть уверен, что как только наступит вечер – я об этом тут же узнаю по принесённому мне матрацу.

Так это что получается, что мне здесь реально несколько суток торчать придётся и до конца дня насчёт меня не собираются ничего решать? Хоть бы уже сказали, что-куда меня переопределить могут, сколько убийств и изнасилований на меня уже повесили... Но я оставался в полном неведении, что также являлось частью наказания за моё безрассудство.

Так я и ходил взад-вперёд, пока рядом с моей камерой не появился ещё один сотрудник. Теперь их было двое, и они начали тихо переговариваться друг с другом обо мне, но пришлось напрячь слух, чтобы их услышать:

- Так, этого сейчас заберут.
- Что, куда его?
- Да, пришли за ним.

Появившийся второй сотрудник сделал какой-то жест, по которому первый, видимо, сразу всё понял. А вот для меня непонятного стало только больше. Кто мог за мной прийти? Неужели так быстро? Разговор полицейских продолжался:

- Нафиг им этот отморозок сдался?
- Х.з., пусть сами с ним теперь возятся.

Уже через пару минут, когда мои сопроводительные бумажки были собраны в одну кипу, пришло время открыть меня и выпустить из камеры. Дежурный достал из сейфа бэг со всеми моими вещами, кроме Велрода и патронов к нему, взял эту самую папку бумаг и попросил меня пройти по коридору вперёд него. К выходу.

Да куда меня переводят? В общую колонию? На исправительные работы?

- Что со мной будут делать? – постарался я разговорить остроумного полицейского.
- Да я откуда знаю? Это там сами будут решать.

И вот в сопровождении дежурного я вышел из участка и сразу увидел, кому я понадобился. Блин, да за всё это время, что я шёл от камеры к выходу – я перебрал все варианты, кто мог прийти за мной. Я вспомнил все спецслужбы, о которых я знал, даже которые реально не существовали. Но сейчас я оказался удивлён, так как этот вариант мне и в голову не пришёл.

Архипов! Даже не знаю, хорошо это или плохо, что я понадобился ему. Я бы предпочёл провести пару месяцев на исправительных работах, чем встретиться с куратором проекта Earth-2 и по совместительству со своим наставником, потому что к своей прежней работе, с которой меня сами и уволили, между прочим, я возвращаться не собирался. И сдавалось мне, что передо мной не извиняться собираются.

Полицейский передал Архипову мой бэг с вещами и папку с составленными на меня документами. Вещи Архипов тут же передал мне, а вот документы мельком пролистал и запихнул себе подмышку.

- Ну что, Валёк, - с издёвкой он обратился ко мне по имени, под которым меня знали полицейские в этом участке – что думаешь? Пошли, мы своих не бросаем.

- Спасибо, конечно, Павел Николаевич, - я осёкся на мгновение подумав о том, что его личность сейчас тоже может быть изменена, раз меня ему в руки передали, но сказанное уже не вырубишь – но мне, кажется, в другую сторону.

В принципе, конспирация уже была излишней, поскольку полицейский вернулся в участок, и мы с Архиповым теперь говорили с глазу-на-глаз.

- Пошли, пошли, Саня. Без тебя не справляемся. Работа встала, а дата презентации уже вот-вот будет назначена.

Я так и завис, не в состоянии понять, что мне делать и как следует расценить эту ситуацию. С одной стороны, попасть в НИИ – было моей первоочередной задачей. Но теперь, когда проект близок к заморозке – мне туда совсем не нужно. С другой стороны, опять таки, когда работа по генерации новой симуляции получит своё продвижение – мне опять нужно будет попасть в институт, но меня туда уже приглашать не будут. И что делать? Архипов наверняка понимает это моё параноидальное желание пустить весь проект Earth-2 под откос, и всё равно зовёт с собой, а значит, сделать мне это не получится, даже если я получу доступ ко всем помещениям и данным института.

Я как тот ребёнок, который истерически кричит «Я вас убью!», когда ему запрещают играть в компьютерные игры, но при этом его угрозы остаются не более чем детской истерией, и его всё-равно заставляют идти в школу.

- Саня, что завис? У тебя выбора нет. Не знаешь, в какую машину садиться?

Машин поблизости припарковано не было. Единственное средство передвижения, которое могло быть предназначено для меня – двухместный квадро-лайтер, сложенный на тротуаре рядом с участком. В него то и забрался Архипов, не выпуская документы на меня из рук. Он подождал, когда я залезу в «квадрик» с другой стороны.

Как только я занял своё место, из корпуса «квадрика» разложились лопасти и завращались над нашими головами. Мне вдруг стало не по себе.

- Павел Николаевич, а вы хорошо им управляете? Может лучше, по земле поедем. Он ведь может, как обычный автомобиль передвигаться?



Мэд Ригби

Отредактировано: 13.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться