N P C - 2 K 8 4

Размер шрифта: - +

14 Открытие невиданного. Первый миллиард

Архипов вошёл первым, за ним в комнату, где я находился, постарался войти и тот самый доктор, который оставил меня без каких-либо объяснений. Архипов отодвинул его назад жестом. Может быть грубо, но доктор не стал спорить и понимающе развернулся назад. Дверь в комнату закрылась.

Я сидел в оставленном мне кресле напротив двери. Ну вот, может хоть он мне что-то расскажет внятно.

- Где я нахожусь? – сходу спросил я.

Увидев меня, Павел Николаевич заулыбался так, будто у него для меня были радостные новости:

- Саня, всё получилось!

Да фиг с ним, что там у них получилось. Я повторил вопрос:

- Где я?

- Реанимационная палата медчасти института. Тебя переложили сюда, когда стало ясно, что твой организм сильно истощился.

Значит, я всё ещё на территории НИИ. Я-то надеялся, что нахожусь где-нибудь подальше от этого места.

- И как долго я пробыл в коме? Сколько времени прошло с момента моего погружения?

Оказалось, что я был в отключке всего три дня. Не так долго, как мне казалось, но всё же это слишком много времени. За три дня могло произойти всё, что угодно. Особенно после того, как я разобрался с бесконечным скриптом. Судя по всему, раз Архипов был так счастлив и вместо приветствия сообщил, что у него что-то получилось, значит – я тоже кое-что смог. Ну да, в противном случае, я бы просто не вернулся в сознание.

- Так что там получилось? – заинтересовался всё же я.

- Саня, мы смогли адаптировать пространство Ёз-2 под интеграцию в него мобов и эн-пи-си из конструктора. Они уже загружены. Пока ты валялся и ничего не делал, мы воссоздали в симуляции некое подобие литосферы. Лаунчер для загрузки пользователей уже готов. Осталось провести последние настройки и перезапустить компьютер – и можно будет любому человеку загрузиться в этот новый, полностью сгенерированный компьютером мир.

Ага, как же. Лежал и ничего не делал. А кто Ёз-1 синхронизировал с виртуальным пространством? Да хотя, руководство института, похоже, на самом деле ничего не понимает в сути работы собственного проекта. Ничего, это их дело. Мне нужно было сейчас разбираться со своими проблемами.

- Где мои вещи? – спросил я, вместо того, чтобы порадоваться результатам успешно проведённой работы.

- Сейчас они тебе не нужны. Тебе нужен покой и тебе нельзя ни о чём волноваться, поэтому все вещи находятся в камере хранения.

Они что, все надо мной издеваются, или перезапуск компьютера уже прошёл?

- Мне не нужен покой. Мне нужен мой телефон. Я уже взволнован.

Может это прозвучало и не совсем соответствующим образом. Я всё ещё не мог говорить громко, чтобы передать своё волнение, поэтому необходимость использования телефона я повторил несколько раз.

- Саня, Саня, успокойся. Я всё равно не смогу принести тебе твой телефон. У меня нет доступа к твоей ячейке.

- Дайте мне свой.

Архипов понимающе пожал плечами, мол «как я сам до этого не догадался». Запустив руку за пазуху жакета, он достал из внутреннего кармана своё устройство и, разблокировав его, отдал мне в руки. Мог бы и не снимать с блокировки, между прочим, но я не стал ему об этом говорить. Первым делом я вошёл в сеть чтобы отправил запрос в поисковик, поскольку электронный адрес больничного отделения не помнил.

Вот, нашёл: База пациентов. Обойти конфиденциальность. Узнать текущее состояние пациентки Дороговой Екатерины Юрьевны, 2060 г. р.

Чёрт, чёрт, чёрт! Да фак! Мне захотелось встать и куда-то бежать, но всё что я мог – это с силой ударить кулаком по этой грёбаной системе поддержания жизнедеятельности, которая стояла здесь как мебель. Да ну почему!? Я ведь выполнил квест, я защитил её. Так не честно. Фак.

Архипов взял у меня из руки свой телефон обратно, переживая за его сохранность, и посмотрел на экран.

- Саня, она слишком много времени провела там… - постарался он утешить – Нужно было к этому быть готовым.

 

Больше Архипов ко мне не заходил и не интересовался, как я себя чувствую, по крайней мере, у меня. Почти сразу после его ухода меня перевели в реабилитационную палату, другую, где до конца дня подвергали разным процедурам. Вкалывали мне какие-то препараты, кормили витаминами, делали массаж и давали пищевой порошок, разбавленный водой и с растворённой в нём питательной таблеткой. Большинство процедур оказались очень неприятными, особенно когда в меня втирали разогревающую мазь, которую я потом несколько часов в душе смывал. Всё тело после этого горело, но благодаря этому силы у меня быстро поприбавились, но всё равно ещё не вернулись полностью. Так что к концу дня мне хоть и хотелось свалить от сюда как можно скорее, но я и сам понимал, что не смогу этого сделать физически.

 

После ночи сна под капельницей, я почувствовал себя ещё лучше. Вот теперь другое дело. Самое сложное оказалось – убедить доктора, который постоянно проверял моё состояние, что я действительно пришёл в норму. В общем-то, он согласился со мной только после того, как я пообещал ему, что пойду домой и не буду там ничего делать. Особенно – заходить в VR, что я на самом деле делать и не собрался. Но вот насчёт того, что я сейчас помчусь домой и буду отсыпаться там – мне пришлось соврать. Я просто не выдержал бы ещё одной процедуры тонизирующего массажа.

Забрав своё барахло, я покинул территорию институту и теперь направлялся в отделение, в которое увозили Катю. Зачем мне туда нужно – я, честно говоря, и сам не знал. Когда я вбежал в отделение – то не придумал ничего лучшего, чем зайти в ту самую палату. С первого взгляда – там ничего не изменилось. Все те же саркофаги систем жизнеобеспечения стоят двумя рядами. Но вот один из них теперь был пустой. Я просто стоял и смотрел в него – в эту пустоту. О чём-то думал, что-то вспоминал – погрузился в собственные мысли. Долго мне так стоять не пришлось – в палату вошёл врач. Тот самый, который принимал Катю, когда её доставили в отделение.



Мэд Ригби

Отредактировано: 13.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться