N P C - 2 K 8 4

Размер шрифта: - +

2 Оборудование нового типа.

Лаборатория изучения биоинформационных полей – это то самое место, где в ближайшем времени произойдёт Большой Взрыв нашей эры. Естественно – это аллегория. Органические информационные модули совершенно безопасны. Не так давно именно здесь были разработаны методы, позволяющие оцифровывать информационные поля, создающиеся простейшими организмами, и переводить их на математический язык. Совместно с биологическим факультетом был выявлен ряд особенностей, присущий инфузориям. Учёные надрессировали своих простейших решать задачи определённого типа. Продемонстрировано это было на примере задачи «коммивояжера». Простых решений здесь не существует, и найти кратчайший путь по лабиринту можно только путём перебора всех возможных вариантов. Простейшие каким-то образом справляются с этим без труда. Позже выяснилось, что на такое способны не только инфузории, но и плесень. Это натолкнуло учёных на мысль, что надо бы использовать данное умение в своих целях.

Кстати задача «коммивояжера» меня самого одно время чуть с ума не свела, когда я пытался оптимальный алгоритм её решения составить. Ну, это ещё в студенчестве было. Представьте, что на большой площади находится несколько десятков чек-поинтов, которые все нужно обойти с минимальными затратами сил и времени. Вариантов куча, и только один путь верный. С добавлением чек-поинтов, количество вариантов, которые нужно перебрать, увеличивается в геометрической прогрессии. Для решения необходимо произвести сотни действий, а для проверки одно. Давняя дилемма: «как легко решить задачу, которую легко проверить» получила своё продвижение. Инфузории решают сложные задачи с лёгкой проверкой за нас, и делают это эффективнее квантовых процессоров. Правда в итоге некоторые детали оказались пересмотрены, и было решено для перевода биоинформационных полей на математический язык использовать плесень.

В ходе работы пришлось окунаться в архив истории информатики и даже добывать чёрные папки, для просмотра которых требовалось согласование чуть ли не городских властей. В далёких 30-х годах уже были попытки работать с биологическим материалом в качестве информационного носителя и вычислителя. Более всего при этом пострадали крысы. Ткани их мозга использовались в чипах. Тогда это называлось биологическим модулем. Чипы с крысиными мозгами внутри выдавали хорошую производительность и конкурировали с квантами, но из-за своей недолговечности и сложности хранения, их массовое производство посчиталось нерентабельным, а к концу десятилетия проект и вовсе законсервировали. Сложная система поддержания жизнедеятельности чипа и постоянное его нахождение в питательной среде перечеркнуло все плюсы.

Но что важно для нас: были разработаны инструменты, позволяющие манипулировать информационным полем и подчинять его себе. По большому счёту то, что мы делаем сейчас, мало чем отличается от наработок полувековой давности. Название изменили на более этичное: «органические модули», а за основу взяли чуть менее одушевлённые организмы – вот и все отличия.

Куратором этого проекта является мой наставник Павел Николаевич Архипов – доктор наук и разработчик плагинов для государственных VR-миров. Для тех, кто после крио-сна – это симуляции с обязательной регистрацией граждан, в которых социальные программы тестятся на пользователях. Человек он пожилой, с седыми волосами и такой же седой бородой. Хотя я подозреваю, что он их подкрашивает - уж сильно равномерно седина по его голове распределена, что делает его очень фотогеничным, если речь идёт об изображениях для научных статей. Не смотря на свой возраст и важность своих разработок, Павел Николаевич человек энергичный и эмоциональный. Иногда он радуется как ребёнок даже самым мелким своим успехам, а иногда злится и орёт на меня, когда у него что-то не получается.

Учёному, работающему в области компьютерных технологий, было не свойственно стоять над пробирками и смотреть в микроскоп, но именно этим моему наставнику приходилось заниматься в последнее время. Вначале необходимо было сравнить биоинформационный потенциал плесени разного вида. Теперь стояла задача выявить условия, при которых этот потенциал можно использовать максимально эффективно.

- Я уже больше любого биолога о лизосомах, рибонуклеиновых кислотах и межклеточной жидкости знаю. – жаловался он мне – А я специалист узкого профиля.

- Век живи – век учись. – ничего умнее не смог я придумать для ответа.

- С твоими бы присказками, Саша, я уже три года назад дураком бы помер.

Подумать только, этот человек старше первого квантового процессора. В его молодости даже интернета не было. И вот он занимается разработкой новейших технологий, переживя несколько масштабных научно-технических революций.

- Приготовься к сбору данных. – скомандовал он мне.

Плата, на которую нанесён слой органического материала, представляет собой экран, передающий данные на рабочий компьютер. При облучении органического слоя настроенными волнами, на экране формируется рисунок, который можно перевести в математическую модель. С этой моделью уже можно работать, как с компьютерным кодом. Полученный код можно менять и создавать в нём алгоритмы, а после компилировать в утилиту для приложений на квантовый процессор. Нашей целью было воссоздать в кубитах опыты, проведённые с инфузориями в лаборатории биологических исследований. Я настроил код на выполнение уже упомянутой задачи «коммивояжера». При относительно небольшом объёме скрипта, созданный нами искусственный интеллект справился с этой задачей превосходно. Пока штатный драйвер перебирал варианты решения, органический чип произвёл решение в одно действие. На глаз это незаметно, но по отображению хода работы видно, насколько существенна разница в производительности. Аналогичные результаты были получены и при решении задачи «8 ферзей». В нашем варианте ИИ предлагалось расставить сто ферзей на шахматной доске размером 100х100 клеток так, чтобы ферзи не находились на одной линии друг с другом.



Мэд Ригби

Отредактировано: 13.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться