На дороге в Амалорм

Размер шрифта: - +

11, 12

11.

 

 

Шорох одежд совпал с криком мудзина. Инспектор Орсон проснулся. Его квартира располагалась неподалеку от храма Суса Единого, и пять раз на дню — с утра до позднего вечера, горластый служитель поднимался на башню храма, откуда призывал верующих к очередной молитве.

За годы, Орсон привык к предутренним крикам, и уже не просыпался, а вот к шороху одежд — нет.

Как странно — громкий звук не нарушал сон, а на пороге слышимости — вывел из него.

Очень удачно одна рука лежала под подушкой, так что Орсон лишь слегка сдвинул ее, обхватив плоскую рукоять стилета. Марта подшучивала над этой его привычкой — класть стилет под подушку, мол, когда-нибудь ухо себе отрежешь. Шорох одежд повторился, затем скрипнуло кресло, его любимое, у дальней стены, одновременно с ним — половица у входа. Получается — посетителей несколько. Сквозь полуприщуренные веки, инспектор осматривал спальню — все верно: один силуэт в кресле, один у двери, а вот между… и угораздило его перед сном задернуть шторы. Никогда не задергивал, а тут… темно, как у Черного Бога в за… за пазухой.

- Успокойтесь, инспектор, мы не причиним вам вреда, мы пришли лишь поговорить, - произнес тот, что в кресле. Низкий, басистый, можно даже сказать — красивый голос.

- А в участке вам не разговаривается? - Орсон осторожно поднялся, опустил ноги, но руку из-под подушки не убрал.

- Дело в том, что наш визит носит, как бы это сказать… неформальный характер.

- Куда уж неформальнее, завалились среди ночи ко мне в спальню. А я ведь не девица.

- Да и я не воздыхатель.

Говорил только тот, что в кресле, остальные хранили молчание, лишь время от времени переступая с ноги на ногу, о чем свидетельствовал скрип половиц. Вот еще один привычный звук, который должен разбудить, а не будит.

- Вы ведете дело о, так сказать, массовых убийствах, не отпирайтесь, мы знаем, что вы.

- Хотите тонко намекнуть, чтобы я не копал в определенном направлении? - трое, их было трое — один в кресле, один у входа, и один или одна — между. Интересно, в случае чего, справится ли он с тремя? Вот бы сюда служебный пистоль. Увы, по окончании рабочего дня, магнитные пистоли предписывалось оставлять в участке, на ночь их относили в Атомный Храм – для освящения. Хотя, говорят, на черном рынке можно купить приспособление, освящающее пистоли от лампочки. Но не пристало стражу закона пользоваться изделиями черных мастеров. Тем более, что за изготовление, продажу и применение — рудники.

- Отчего же, копайте, копайте, куда вздумается и сколько вздумается, только… не слишком ретиво, не рвите, так сказать, задницу. Не сомневаюсь, у полицейского инспектора достаточно дел, уделите им больше вашего драгоценного времени.

Вот тут Орсон мало что понял. Сел кому-то на хвост, пусть сам не подозревая, и предупреждают — это понятно. Но, делай, что хочешь, но в пол силы — не шантажисты, а мечта.

- Зачем вам? - иногда лучше не ломать голову, а спросить напрямую. - К тому же дело находится на контроле Советника. Не сильно рвать жопу не получится.

- А вы постарайтесь! Вы же не глупый человек, инспектор. Сегодняшний правитель герцогства Гуго VI - совсем не то, что его славный отец. Экономика на спаде, фаворитизм, эти выскочки де Верней лезут во все! - вот здесь бас говорившего дал слабину. «Де Верней», - он едва не выплюнул. В городе достаточно сторонников вынужденного бежать сына славного Гуго V Обильного.

- Бастарда, - напомнил Орсон.

- Старшего сына и истинного наследника. Впрочем, все это — политика, не станем углубляться в нее. Ваша задача, как я уже сказал, не слишком усердствовать в раскрытии данных преступлений. И, когда истинный наследник займет положенное ему по праву рождения место, поверьте, инспектор, вам зачтется, так сказать, за лояльность.

- А если не займет? - или мушкетон. Гвардия Гуго VI, да и не только его, вооружена мушкетонами. Говорят, с сорока шагов пробивает любой доспех. Но также говорят, что горючий порошок — основной компонент в мушкетоне — чертовски дорогая штука, дороже освящения магнитного пистоля, хотя оба стреляют металлическими шариками-пулями.

Вздох со стороны кресла.

- Когда к вам доходили вести, так сказать, с полей сражений. Реальные вести.

Орсон смутился, и даже вытянул руку из-под подушки, ясно же, что убивать его не собирались, да и какой из него рубака.

- Ну… я признаться… не очень интересовался… служба…

- Войска Гуго VI отступают, дело нескольких дней, когда они окажутся в Вароссе. А там, рано, или поздно, Карл Голитинейшский захватит столицу. Если, конечно, не случится чуда.

- Если для вас все так радужно, зачем это визит? Не понимаю.

Снова вздох.

- Обстановка в городе, отношение к властям, многие, очень многие правители недооценивали данные аспекты, за что и поплатились.

- Если убийства будут продолжаться, да еще такие — кровавые, плюс притеснения, дефициты, думаете, горожане встретят нового правителя с распростертыми объятиями?

- Для нас будет достаточно, если не станут особо рьяно сражаться за старого.

- То есть, это вы убиваете! - решил спросить напрямую Орсон, и рука снова скрылась под подушкой.

- Как вы можете! - ответ последовал незамедлительно, и возмущение казалось достаточно искренне. Даже половицы скрипеть перестали. - Мы не убийцы, мы — патриоты и благородные дворяне!

- Очень благородно предавать своего герцога, - не смог сдержаться Орсон.

- Не герцога, а этих выскочек де Верней! Древнейшие фамилии забыты, их наследники притесняются, а ведь мои предки веками верой и правдой служили герцогству! Долг истинного патриота, сына родной земли, принять единственно верную сторону!



Владимир Лароу

Отредактировано: 09.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться