На краю ледяной пустыни

Размер шрифта: - +

Глава вторая Секрет

Глава 2. Секрет

Свечи громко зашипели, замигали пёстрыми огоньками, разгоняя полумрак подземелья.

— Здесь тихо и ветра не слышно! — поделилась мыслями Миа и провела рукой по растрепавшимся волосам, собирая их в пучок, а затем закрепила резинкой. Волосы подружки как всегда благоухали. В тесной пещере их запах оказался настолько сильным, что у Ирьи закружилась голова. Девочка ощутила страх, ей стало трудно дышать, и она закашлялась.

— Что с тобой? — Рикки наклонился к ней, с тревогой вглядываясь в её побледневшее лицо, и на какой-то краткий миг они встретились взглядом. Ирья в который раз подивилась тому, насколько они с братом не похожи.

Карего цвета глаза достались Рикки от папы, а огненные искорки в них — от мамы. А вот у неё глаза были чёрные, «ничейные» — ни у кого в их роду таких никогда не было! Рикки называл их «глаза-цунами». Ей самой иногда было боязно в них заглядывать. Стоило посмотреться в зеркало — и действительность вокруг начинала дрожать и меняться. И тогда она осознавала, что настоящий мир — вовсе не такой, каким представляется.

В такие моменты в душу закрадывались сомнения: а вдруг Рикки ей не родной брат, вдруг настоящие мама и папа покинули её сразу после рождения? Это был самый большой и неподъемный страх — остаться одной и никому не нужной. Особенно невыносимо становилось в те дни, когда к нему примешивались другие страхи: получить плохие отметки в школе, поссориться со Стейной и Артуром, не угнаться за всеми талантами Миа.

— С тобой всё в порядке? — повторил обеспокоенный Рикки и погладил Ирью по плечу.

Неуверенная улыбка озарила лицо девочки в ответ на его заботу. Наполненный участием голос брата тотчас развеял тревогу. Нет, ну с чего ей бояться? Её окружают лучшие на свете друзья: братья, сестра, подруга. С ней ничего никогда не случится, пока они рядом.

Рикки весело подмигнул ей и занялся рюкзаком. Ловкими движениями, точно фокусник в цирке, он вытащил из него один за другим пакеты с кексами, пряниками и сливочными карамельками, еще одну упаковку термосвечей и несколько банок с мясными консервами.

Сказал бодрым голосом:

— Как видите, сухой паёк у нас есть… Голодными и холодными не останемся, найдётся чем перекусить и согреться до появления наших родителей.

— Ты настоящий волшебник, Рикки! — Миа захлопала в ладоши.

— Я старался… — скромно раскланялся он на все стороны.

— Откуда такое богатство? — поинтересовалась Стейна с горящими восторгом глазами.

— Отец всегда держит на санях неприкосновенный запас на случай срочного выезда, если не успеет собраться, — пояснил Рикки. — Наши собаки помогают зимой спасателям отыскивать заблудившихся туристов. Сами знаете, сколько их приезжает на наш остров, чтобы «поприключаться» и поглазеть на одно из чудес Норвегии.

— Да мы про чудеса и без тебя знаем, — перебил Артур, — и про белоснежные пляжи, и непроходимые болота, и опасные горные тропы…

— И про людоедов троллей, и коварных карликов, и опасных красавиц хюльдр… — подхватила Миа со смехом и предложила: — А сейчас давайте-ка устроим пир на весь мир!

— Шикарно! — одобрила Стейна, подбираясь ближе к заветному кулёчку с карамельками, потянулась к нему. — Налетай!

Рикки со смехом шлёпнул сестру по руке:

— Нет, подожди, Стейна! Мы сначала их разделим…

— Вот так-так! — хохотнула она, не обидевшись и заряжаясь общим волнением.

— Но ты же не одна…

— Ладно-ладно… волшебник! Слово за тобой!

— Чудеса, да и только, с чего вы его нахваливаете? Не он волшебник, а его отец, — раздражённо проговорил Артур, поглядывая ревниво на Рикки и Миа. Лицо его было бледным, осунулось, а глаза лихорадочно блестели. — Без вещевого мешка, из которого Рикки так ловко достал еду, он был бы таким же, как мы. Лучше скажи, герой, как открыть консервы и что пить будем?! Может, бутылки с колой наколдуешь?

— У меня есть отцовский нож, откроем им банки с консервами … — начал объяснять Рикки и показал на футляр с охотничьим ножом, висевший у него на поясе.

— Да ладно тебе ворчать, Артур! Что-нибудь придумаем! — сказала Стейна, самозабвенно вгрызаясь в пряник.

Он промолчал, в душе полагая, что Стейна предала его за пряники и конфеты, перешла на сторону противника. То, что Ирья и Рикки — родственники, было не в счет. Между ними всегда существовало негласное противостояние.

— А что тут долго думать? Соберем снег и на походной конфорке закипятим чай, — Рикки достал небольшой до блеска очищенный медный котелок и упаковку с бумажными стаканчиками. Затем зажёг ещё несколько термосвечей с синими огоньками и передал девочкам — поставить в каменные ниши.



Ingrid Solvei

Отредактировано: 04.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться