Наездница для дракона

Размер шрифта: - +

Глава десятая

 

-Хэ-эх! – порывисто выдохнул Гермунд, перекидывая Виррока через плечо, и тот, пролетев пару ярдов, с силой низвергнулся на землю дворовой площадки. Тряхнуло так, что искры из глаз посыпали, хрустнули кости, а мелкие камушки больно впились в голую кожу спины.

- Ты как? – с участием спросил Гермунд, глядя на Виррока сверху вниз. Тот, проморгавшись, с трудом выговорил:

- Бросаешь, как девчонка…

- Ха-ха… - громко засмеялся мускулистый Скарид — он тоже был раздет по пояс — и подал широкую ладонь лежащему на земле парню, помогая тому подняться на ноги. – Ну давай, покажи, на что Ляферы способны. Ха-ха…

Виррок ухмыльнулся в ответ. «Сейчас я тебе покажу «ляфера»», – пронеслось у него в голове. И когда Гермунд изобразил удар рукой, поджарый Виррок перехватил его за предплечье, по науке подставил бедро, используя инерцию крепкого тела противника в рывке, сделал бросок… Не сказать, что Гермунд пролетел дальше него, но уж точно не меньше… Зато удар о землю за счет большей массы вышел заметно сильнее.

- Ох! – выдохнул молодой Скарид «приземляясь». А после, скривившись, поспешил подняться на ноги и заявить скалящемуся Вирроку: – Я даже ничего не почувствовал!

- Ага-ага, – закивал тот с заметной иронией.

Проходящий мимо мастер рукопашного боя прикрикнул на двух новичков своей группы:

- Меньше слов — больше дела! Повторить броски десять раз каждый!

- Хорошо, мастер! – в один голос откликнулись два молодых парня.

Их натаскивали приемам боя голыми руками наряду еще с парой десятков более старших учеников - одно из обязательных занятий для любого дракона. Ведь когда он перекидывается обратно в человеческий вид, то абсолютно обнажен и, вполне может оказаться — окружен врагами. А значит, в бой придётся вступать сразу же, безоружным.

Виррок изобразил удар рукой, Гермунд перехватил ее и с силой перекинул нападавшего через себя, снова отправляя в полет к земле.

Каждый прием требовалось довести до совершенства, а для этого — повторить его очень, очень много раз… «Бедная моя спина!» – сжимая зубы, подумал Виррок, снова оказавшись распластанным на твердой земле.

Уроки парней… то есть драконов преследовали своей целью укрепление их физической силы.

Каждое утро начиналось с долгих и изнурительных пробежек по скалистой пересечённой местности. Виррок сразу же показал себя наравне с лучшими бегунами, а Гермунд, страдавший от сильной одышки, плёлся где-то в хвосте.

Затем их заставляли таскать грузы, вес которых со временем все увеличивался. И вот уж где Гермунд оказался в числе лидеров школы. Он от души смеялся над успехами «ляфера», который, как не надрывался, сжимая до скрипа зубы, едва мог выдать средний показатель среди учеников.

А вот рукопашный бой давался парням примерно одинаково, и до лучших результатов среди одноклассников было еще «кидать и кидать». Это раззадоривало обоих, каждый хотел превзойти своего непосредственного соперника.

Еще каждый дракон должен был уметь хорошо обращаться с любым оружием: от древоколья и дубин до топоров и шпаг. Арсенал в школе был очень богатым, буквально десятки видов оружия и экипировки. Виррок прекрасно понимал откуда такое разнообразие — из пиратской добычи Скаридов… Тут уже в зависимости от оружия двум парням сопутствовал переменный успех. Если дело касалось топоров, алебард или все тех же дубин, предсказуемо побеждал Гермунд. Но если в руки Виррока попадали мечи, рапиры и прочие одноручные клинки, противостоять ему могли лишь немногие из учеников.

Первые два дня после инициации прошли в бесконечных, изматывающих тренировках и спаррингах. Наставники уделяли двум новичкам пристальное внимание, желая выяснить, на что они способны, какую нагрузку могут выдержать, какие качества следует в них развивать.

 

Занятия всегда начинались на рассвете и оканчивались с закатом. Вот и на сегодня мучениям мальчишек пришел конец.

Виррок с легкой неприязнью натянул холщовую рубаху, а сверху нацепил теплый жилет. Вся его одежда, в которой он прибыл сюда, сгорела при инициации, и выданный на смену наряд делал его мало чем отличимым от других дикарей. Разве что он все так же упорно продолжал бриться по утрам, не желая расставаться с единственной привычкой цивилизованного человека, которую мог себе тут позволить.

Тяжелая рука хлопнула по спине в теплом жилете, и раздавшийся над ухом знакомый бас вполне дружелюбно заявил:

- Ну что, Вир? Не хочешь еще сбежать обратно в ляфернскую яму? На перинах спать и лягушек трескать.

- Там никто лягушек не ест, – буркнул Виррок, поведя плечом. – Это ваши дикарские выдумки.

- Ага-ага… А я бы сейчас ведро перепончатых лапок стрескал. Жрать хочется до коликов!

- Ты проглот, лошадь сожрешь с подковами вместе и не наешься.

- Ха-ха… Наверно, тут ты прав, – Гермунд и не думал обижаться, – ну что, пошли в столовую? Поплачем над крохами, что тут называют едой.

И Гермунд с Вирроком вместе с остальными парнями отправились на скудный ужин.

После инициации новичков поселили в одной комнате, и пришлось невольно свыкаться друг с другом. В принципе, это оказалось довольно несложным делом: Гермунд, к удивлению Виррока, показал себя очень даже душевным и простым парнем. Хоть он и был остер на язык, но и на ответные словесные выпады отвечал смехом, а не обидой… И злиться на него вроде как было не за что. Можно сказать, с каждым днем отношения между ними становились все более приятельскими.

А злость никуда не делась — только злился теперь Виррок на самого себя! В особенности перед сном, когда оставалось время подумать — днем такой роскоши наставники им не позволяли, загружая своих подопечных физическими упражнениями до полусмерти.



Ray B., Энди Бо

Отредактировано: 21.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться