Наказание для дракона

Размер шрифта: - +

Глава пятая. Откровения.

     Вечером в честь дракона и его спутницы (троица решила не оглашать тот факт, что Леда является Иерархом, иначе Дарри нашел бы работенку в армии и для нее) был устроен семейный праздник. По этому же случаю был назначен бал для высокопоставленных представителей соседних государств. Надо было продемонстрировать устрашающую силу и безоговорочную мощь нового приобретения владыки Дарри Огненного. Но он должен был состояться через три дня, ведь приготовления к нему были более серьезными, да и гостей надо было пригласить, а тем в свою очередь собраться и прибыть, так что скорее все равно не получалось. Сейчас же празднования коснулись только обитателей замка, а так же пригородных поселений, куда новость уже успела просочиться. 
      Надо сказать, что приготовления получились весьма забавными, так как каждый дворовый, каждый слуга, каждый армейский, проходя мимо дракона завороженно застывали, разглядывая легендарное чудо во все глаза и не краснея. По этой причине люди спотыкались друг о друга, падали, забывали зачем шли, опрокидывали емкости, которые им поручено было отнести на кухню или, наоборот, из нее, теряли перетаскиваемые вещи... Так что возле дракона весь вечер скапливались осмелевшие зеваки, а так же горы всякого хлама и лужи пролитого. Это здорово нервировало Аккеана и к началу праздника, в который уже никто не верил, дракон был зол, как сто виверн, и особенно его злило то, что Леда все это время проводила в куда более приятной обстановке и куда более уютной компании.
      Он уже тысячу раз пожалел о том, что по его же настоянию они не должны были выдавать его способность оборачиваться иными существами. Если бы не это, он наслаждался бы сейчас вином и беседой с семейством Арри на террасе вместе с Ледой. 

      А вот девушка, так и не протрезвев окончательно (слишком уж много всякой дряни воздействовало на ее организм, чтобы вот так запросто распрощаться с последствиями), получала сейчас только приятные ощущения, стоя на открытой террасе замка, обращенной к морю, и наблюдая, как одна за другой на темнеющем небе загораются звезды.
      Все ее чувства были напряжены до предела. Она четче слышала все звуки, различая незначительные изменения тональностей, отличала куда больше красок и оттенков окружающего, погружалась в неведомый ранее мир запахов. А ее кожа воспринимала теперь даже незначительное колебание воздуха как утонченную ласку. Глаза ее блестели, смех мягко разливался вокруг, все ей безумно нравились и всё в эту минуту она любила. Она была по-настоящему счастлива, той неведомой трезвому человеку степенью счастья, ради которой люди становятся зависимыми от алкоголя или куда более сильно действующих веществ. Она была остроумной, милой и смогла обаять не только молодую часть семейства, но и владыку с супругой. Атмосфера на террасе была по-настоящему семейной и непринужденной, никто не ощущал, что Леда чужестранка. Поэтому никто не тяготился задержкой праздничного ужина. 
      Леда совсем не понимала, в чем собственно проявлялось плохое отношение семьи к Арри, о котором он говорил. Не показались ей и старшие братья блондина ограниченными вояками с одной извилиной, какими Арри представлял их. Она даже решила поговорить об этом с пареньком, когда выдастся минутка. Ее лишь совсем немного «напрягала» его сестра, Дэя. Она слишком пристально смотрела на Леду и задавала слишком много раздражающих вопросов. Однако и она к своему брату относилась с теплотой и заботой.
      Наконец, когда все встретились за накрытым праздничным столом в той самой огромной приемной зале, которая теперь стала "комнатой для дракона", Аккеан стал центром внимания высокородного семейства. Леда наслаждалась звуком его голоса и переливами цвета его глаз, которые в отблесках пламени камина становились то медовыми, то шоколадными, то коньячными. Это зрелище заворожило ее, она ни о чем не хотела думать сейчас и какая-то невесомость, легкость наполнили ее. Она расслабилась, удобно устроившись в мягком кресле и выпив еще бокал чудесного, как все что она сейчас пробовала, вина, погрузилась в блаженное ничегонеделание.
      Пустота в голове была так необычна для нее, но вдруг показалась Леде самым желанным на свете. Девушка прикрыла глаза от удовольствия. Упоительное ощущение свободы поглотило ее. Она и с закрытыми глазами продолжала видеть насыщенный красками мир. В яркой размытой Вселенной, в которой девушка сейчас пребывала, вдруг появился отчетливо видимый вдалеке и влекущий ее к себе островок. Леда рассмотрела на нем силуэты танцующих в простом и пронзительном танце вокруг костра, и ей захотелось к ним. Ее тело наполнило чувство полета, оно все усиливалось, перебивая все остальные ощущения. Ледой теперь управляло одно желание - быть там, с такими же полностью свободными людьми, как и она, танцевать вокруг того таинственного костра. Она уже чувствовала его жар, как вдруг упоительную мелодию, перекрывшую все остальные звуки несколько секунд назад, прервал чей-то властный высокий голос, произносивший непонятные слова. Леда засмеялась над тем, что кто-то в своем уме может произнести такую абракадабру и открыла глаза, чтобы посмотреть кто же это был...
      И обнаружила себя парящей в паре метров над полом напротив окна, богато украшенные шторы на котором мягко раздувал ночной ветерок…
      В зале царило молчание. Никто не шелохнулся, все уставились на нее кто с удивлением, кто с ужасом. Аккеан вот смотрел с интересом. А дальше - Леда упала, весьма ощутимо ударившись копчиком об пол и, наконец, придя в себя. 
      "Значит, вот ты какое, зелье приворотное! - подумала Леда, поднимаясь на ноги. - Ты явно что-то напортачил с этими травами, старик! А это воспитанное семейство еще то, как я посмотрю - ни один даже не дернулся помочь мне встать, болваны неотесанные!"
      - Извините, я просто… задумалась, - объяснилась Леда и посчитала на этом дело законченным.       Однако владелица голоса, выведшего ее из прелюбопыптного транса, не дала ей так просто выкрутиться.
      - А я-то думала, секрет блогсбергской смеси утерян, госпожа ведьма, - ухмыльнулась та самая сестра Арри, рыжие пряди которой пересекали две абсолютно белые полосы (пробор Дэя сделала немного наискосок, так что теперь одна прядь превратилась в две, обозначенные с обеих сторон). 
      Леда ничего не слышала ни о какой утерянной смеси, надо думать именно потому, что она была утеряна, но решила стоять на своем и уверенно ответила, глядя Дэе прямо в глаза:
      - Я же сказала, я задумалась. Всего лишь. И мне не нужна никакая смесь, чтобы левитировать, - ура, она вспомнила это слово!
      Дэя криво усмехнулась:
      - Что ж, тогда ты остановилась без моей помощи, ведь я произнесла анти-формулу, чтобы разрушить именно ее влияние.
      - Именно так, - Леда еще и голову вскинуть умудрилась, одаривая "полосатую" надменным взглядом.
      Та расплылась в улыбке, изящно махнув рукой в сторону дракона:
      - Тогда ты сможешь и в тело свое вернуться без моей помощи…
      Леда проследила взглядом в направлении ее руки и наткнулась на саму себя, аккуратно упавшую лицом в тарелку с закусками ровно напротив собственного дракона, давящегося со смеха! Первой мыслью было пойти и убить старикана прямо сейчас. Второй: сначала выведать рецепт этой затерянной в веках смеси, потом убить.
      А потом пришел страх, что она может и не вернуться в свое тело и остаться этим бесплотным существом, веселясь единственно запугиванием местных жильцов грохотом цепей, которые еще предстоит где-то найти, и кровавыми пятнами на коврах, над которыми тоже еще придется потрудиться. Ей стало тоскливо и очень-очень захотелось домой. 
      - Расскажи мне правду, а я верну тебе тебя, - без тени насмешки сказала сестра Арри.
      - Правду? Какую правду? - тянула время Леда.
      - А у тебя их много? - удивилась Дэя.
      - Как у всех, - парировала гостья.
      - Мне нужна та, что касается смеси! - немного раздраженно пояснила "полосатая".
      - А-аа, ну, это ты не по адресу. Тот, то есть, та, что знает этот рецепт, сидит взаперти в вашем замке.
      - В башне колдуна, - подхватил Арри, быстро понявший, что девушке нужна его помощь. - Он хотел помешать присоединению дракона к армии отца и, как вы все помните, настоял, чтобы мы похитили его деву, то есть Леду. Я думаю, он боялся, что после такого приобретения, как дракон, его услуги нам больше не понадобятся, хотя я и не помню, когда он нам чем-то помогал со времен прадеда. Леда была единственным другом Аккеана, поэтому убрав ее, колдун рассчитывал ввязать нас в поединок с драконом и дождаться либо моей смерти, либо новых колдовских артефактов в свою лабораторию. А когда его план не увенчался успехом, он хотел сбежать вместе с ней и использовал эту смесь. Только вот на нем она как-то не так сработала. Я не знаток в этих вещах, но думаю такого побочного эффекта быть не должно.
      Сестра насупилась, глядя как он и Леда еле сдерживают улыбки:
      - Что за эффект, и что за женщину вы посадили в темницу?
      - Ну, так его и посадили. Он стал женщиной.
      Дэя непонимающе хлопала ресницами, остальные понимали в магии не больше Леды, а потому просто следили за "полосатой". 
      - Я говорю правду, это произошло на наших глазах, - повторил Арри. - Колдун, кажется, еще не пришел в себя, так что мы ее закрыли от греха подальше. Он давно уже выжил из ума, да и никогда не отличался особым магическим талантом. Дэя, ты и сама говорила, что он только теоретик. Он всю жизнь корпел над книгами, искал травки, да портил девок... пока мог.
      Леда добавила:
      - Так что я тут ни при чем, меня опоили обманом, но смесь, видимо, начала действовать только сейчас. Вот и вся правда. Теперь верни меня в мое тело.
      "Полосатая" направилась к выходу, по пути обронив веское:
      - Проверю, тогда поговорим.
      За ней следом ринулись две сестры и трое братьев, одним из которых был Арри. Леда же подошла к своему телу, и, мягко коснувшись своих волос, обратилась к дракону:
      - Слушай, я, конечно, не отказалась бы от маски из огурца, ягод и каких-нибудь травок, хотя нет, травок с меня на сегодня уже достаточно. Но вот копчености и сыр не пойдут на пользу моей коже сто процентов! Так что будь добр, вынь меня из тарелки!
      Аккеан немного смутился, потянул лапу через стол и аккуратненько опрокинул обездушенное тело на спинку стула.
      Было довольно неприятно смотреть на себя со стороны, это ведь не в зеркало себя оценивать, это в живую саму себя видеть! Жуткая вещь! Леда поморщилась и отвела глаза. Она почему-то боялась садиться, думая, что может провалиться сквозь стул и опозориться еще больше. Хорошо хоть задерживаться здесь больше необходимого не нужно. И тут она вспомнила, что планировала еще пару часов назад отписаться родителям. Сейчас бы всадник уже горячил коня, направляясь в северный городок к милому ее сердцу дому. Почему она такая непутевая дочь? И когда она такой стала!?
      Пребывая за этим полезным занятием, в простонародье называемом угрызения совести, Леда дождалась возвращения делегации из темницы.
      Не говоря лишнего, "полосатая" подошла к девушке вплотную, заглянула в глаза и протяжно, почти нараспев произнесла два непонятных слова. Отчего у Леды так резко закружилась голова, что ей пришлось зажмуриться, а когда она их открыла, уже была в своем теле, все так же сидела напротив Аккеана за столом, облокотившись на спинку своего стула. Дракон, занимавший половину противоположной стороны стола, заерзал под ее тяжелым взглядом. Потом он как-то по-собачьи похлопал по полу хвостом и, пододвинув к ней тарелку с зеленью, заискивающе спросил:
      - Ты просила огурчиков и травки?
      Все захохотали, и дальше ужин прошел без приключений. 

      Для Аккеана вечер стал более продуктивным. Дракон решил сразу, не теряя зря времени, расспросить Арри о его сестре и, как только они все расселись, представились и расшаркались, как положено в высшем свете, дракон без обиняков начал осаждать сидящего рядом с ним Арри.
      - Скажи мне, что у твоей сестры с волосами? Насколько я понимаю, она слишком молода для седины. Да и с вашей семейной смелостью (тут Арри довольно улыбнулся) едва ли могло ее что-то напугать настолько сильно... Меня это очень заинтересовало, поэтому прошу тебя, если это не является великой семейной тайной...
      - Нет, что ты, об этом знают, наверное, все в наших землях, - тихо ответил Арри. - Да она и не скрывает этого, как видишь. Она у нас единственная магичка в семье. Когда уезжала на учебу в Объединенные Королевства была нормальной, а вернулась…
      Арри запнулся и посмотрел на сестру, которая сидела по левую руку от матери, напротив старшего брата и, видимо, наследника престола. Она о чем-то увлеченно спорила с родителями и ничего не замечала вокруг. Аккеан знал, что она не была старшей дочерью, и на том месте ей сидеть не полагалось по этикету. Однако то, что она находилась именно там, как и то, как она вела себя во дворе замка, когда они с Арри только приземлились, указывало на ее высокое положение в семье. Сестры, да и многие братья уважали ее и даже побаивались.
      Магичка, значит. Но это все равно не объясняло такого отношения к ней. Такое надо было заслужить чем-то очень особенным. Тем более, в такой семье, как эта. 

      - Она была очень способной ученицей. Сам понимаешь, с нашим отцом и его завышенными требованиями к нам, по-другому нельзя. Дея надрывалась на тренировках, заливалась зельями анти-сна и корпела над талмудами месяцами. Она приехала на каникулы домой только один раз. Выглядела она тогда ужасно, - Арри передернуло, когда он вспомнил свою миловидную сестру с серым, совершенно осунувшимся лицом, кругами темно-синего цвета под глазами, почти падавшую с коня. - Побыла всего четыре дня, из которых спала почти трое суток, и уехала обратно. Отцу приходили вести о ее успешном обучении: ей пророчили великое будущее и славу мага первой степени. 
      Арри немного помолчал, а потом продолжил с горечью в голосе:
      - Это произошло накануне последней сессии, перед выпускными экзаменами. Их послали на практику с разведгруппой на запад: четверо крепких боевых магов четвертой степени, два профессора и семь человек из ее потока. На одной из баз Объединенных Королевств их разделили на две группы. Задачей было только наблюдение, в конфликты не вмешиваться, в бой не вступать, при первых признаках засады или атаки бежать. Нельзя было спровоцировать конфликт. Тебе должно быть известна напряженная обстановка со странами запада. В первую же ночь на вылазке, они засекли их - небольшой взвод, ведущий из Южных лесов очередную партию живого "товара": нескольких совсем юных девочек эльфийской крови и одного маленького орчёнка. Дети были погружены в трансовое состояние и шли совершенно тихо, не задерживая движение. С ними было достаточное количество магов, но все они были истощены, так как вылазка в эльфийское поселение - это всегда магически затратное удовольствие, а уж выкрасть что-то у пропитанных магией орков и вообще, как яйцо у драконихи... Прости.... 
       Аккеан махнул головой, пропуская несущественные сейчас детали, и попросил продолжить.
       Арри почему-то пришло в голову, что драконам в этом плане действительно повезло. Никто не пытался воровать их детенышей, сколько он помнил историю. Были случаи, когда в руки и лапы других рас попадали их яйца, но не было ни одной попытки вырастить из них дракона-раба. Ни память крови, ни свободолюбивый нрав не позволили бы этому случиться. Гордость и сила этих существ поистине были легендарными. Другим так не посчастливилось.
      Эльфийки ценились на черном рынке сказочно дорого. Их воспитывали в послушании в гаремах элиты Островного Султаната и скупали богачи Огненных Земель. После смерти владельца их обычно хоронили вместе с ним, часто даже не удосуживаясь убить для начала. Но немалая часть продавалась Кахийским жрецам, в мрачных городах которых их использовали в качестве праздничной жертвы черным богам. И все-таки, орчата стоили в разы дороже. Мальчики этой расы вырастали в необыкновенно привлекательных взрослых мужчин, наделенных к тому же недюжинной силой и способностями. Избалованные западной вседозволенностью имперки готовы были на все, лишь бы обладать парой-тройкой таких рабов. Когда становилось скучно, они устраивали между самыми сильными в городе рабами зрелищные бои. Так как в основном это были бои до смерти, вопрос с «утилизацией» решался сам собой. Хотя были и случаи, когда даже над столь развращенными дамами верх брали чувства. Время от времени появлялся слух, что какая-то госпожа бежала со своим орком, прихватив с собой немало добра и оставив опозоренного супруга. Чем заканчивались такие романы никто не знал, как и то, где же в итоге оседали такие парочки. Другая часть орчат оказывалась в услужении у сильных мира сего в качестве охраны. Их муштровали и натаскивали в техниках боя лучшие мастера, и в целом им жилось не в пример лучше собратьев. Всегда сытые, одетые и имеющие кров, они переходили в услужение потомкам, в случае смерти хозяина по естественным причинам. В случае, если хозяин был убит, все его телохранители совершали массовое самоубийство в знак раскаяния. Но почти всех их оскопляли в детстве, боясь измены со стороны супруги владельца.
      Арри вернулся к своему рассказу.
      - Двое из их группы настаивали на нападении, они предложили воспользоваться ситуацией и выкрасть детей: маги ослаблены, солдаты вымотаны - лучше шанса и не придумаешь. В конце концов, когда профессор в приказном порядке велел им заткнуться и не высовываться, они просто рванули наперерез взводу противника, и остальным ничего не оставалось, как спасать задницы этих глупцов. Как только их заметили вражеские маги, они сориентировались моментально. А чего было ожидать от обученных и привыкших к опасным вылазкам краинцев? Ведь, как потом оказалось, это они и были.
      Арри вынужден был сделать паузу. Каждый раз, когда он задумывался над тем, через что пришлось пройти его сестре и тем ребятам, что были в ее группе, у него мороз пробегал по коже. Конечно, он часто думал, что ожидало бы тех детей, если бы не та случайная встреча. И о том, как много в мире несправедливости и зла. Но, как и большинству других, ближе ему все-таки были переживания родного человека.
      Это стало настоящей трагедией для мягкой и любящей Дэи. Она всегда была такой заботливой и ласковой, старалась ради всех и для каждого находила время, силы и слова. Она не жила для себя, казалось, ни одного дня. В детстве она постоянно занималась младшими братьями и сестрами, потому что у матери было слишком много хлопот ввиду ее положения, да и старшие дети требовали внимания. Когда она подросла, стала вникать в дела отца и приняла решение учиться на мага именно потому, что положение государства было весьма шатким из-за угрозы со стороны соседей. Требовалась магическая мощь, чтобы внушить окружающим уважение и укрепить статус родных земель. Отец спрашивал с нее, как со своих сыновей и она изо всех сил старалась не подвести. Но случилось то, что случилось и... Когда она вернулась после всего домой, то почти сразу вышла замуж за герцога Седербуржского – кузена правителя Неварры, которого ей выбрала мать и который, конечно же, смог здорово повлиять на статус их семьи и их государства в целом. Так Дея пыталась компенсировать родителям свой провал, как она это называла. Даже после того страшного срыва (Арри непроизвольно сглотнул), она продолжала свое бесконечное служение, как будто…
      - И что же было дальше? – прервал его мысли дракон.
      Паренек рассеянно посмотрел на него и продолжил немного сбивчиво:
      - Спустя некоторое время, стало ясно, что наши, хоть и с большими потерями, но одолеют противника. И тогда случилось это. Два краинских мага выхватили одну эльфийку из группки детей, поставили ее лицом к нашему отряду и... вспороли ей живот. Лишь для того, чтобы восполнить магическую силу этих двоих, понимаешь? Эльфы почти бессмертны, их жизнь несет в себе много энергии, а уж у ребенка этой расы ее и вообще предостаточно - живой источник для роста и всего бессмертного существования. Дэя потом объясняла это так, по крайней мере...
      Так жестоко... Почему так жестоко? Не ранить иначе, даже не убить как-то менее болезнено, а так демонстративно безжалостно... Мысли Арри снова сбились, он заставлял себя говорить:
      - Когда сестра увидела умирающую в ночной степи среди чужих и чуждых ей существ перворожденную малышку, она перестала соображать. Она практически растила сестер и братьев, была нам второй матерью и такое не укладывалась у нее в голове. Дэя ускорилась магией и прорвалась к девчушке, подхватывая ее уже у самой земли, когда та оседала, теряя сознание. Маги кидали в нее заклятия, краинцы выпустили почти в упор несколько стрел, но она вцепилась в девочку и вливала ей свою магическую силу, закрывая собой. Остальное организм эльфы делал сам - залатывал огромный разрез до самой грудины, сращивал ткани, восстанавливал кровь, преобразовывал в жизненную энергию ту силу, что давала эта странная рыжеволосая девушка. Дэя лишь однажды рассказала, что ощущала, как будто через нее проходит весь ужас и страх девчушки, вся ее боль и отчаянное желание вернуться живой и еще хотя бы раз увидеть мать... Эти эмоции, наложившись на собственные переживания сестры, оказались слишком большим потрясением для Дэи. А потеря всей магической силы, накопленной и развитой за четыре года обучения, только усугубила ситуацию. Все это отразилось на волосах сестры. Так появилась эта ее седина. Но это не единственная отметина того ужаса, что ей пришлось перенести... Всей ее магической силы не хватило, чтобы сохранить девочке жизнь и удерживать защиту, так что Дэе пришлось почерпнуть собственной жизненной энергии. Когда они вернулись в Оплот Высших Магических Искусств, оказалось, что она надорвалаь слишком сильно, она знала и умела многое, но магии в ней почти не осталось. И тогда ее отчислили, наградив медалью «За отвагу».
      Голос Арри звучал теперь немного глухо, может быть, он просто устал, или до сих пор очень болезненно переживал несчастье, постигшее сестру.
      - Говорили, что ей повезло больше остальных. Трое сокурсников вернулись домой в сандаловых гробах, а один из боевых магов остался кучкой пепла в том проклятом песке. Только вот... Выйдя замуж, она узнала, что не сможет иметь детей - остатков ее жизненной энергии не хватает на дарование новой жизни, а это и есть суть материнства. И восстановить ее, как ты знаешь, невозможно. Поэтому Дэя развелась и вернулась в семью. Такая вот история.

      Аккеану трудно было представить такое, хотя он читал много жуткого о ритуалах черных магов и о пирушках завоевателей среди разграбленных городов и умирающих побежденных. Но одно дело читать об этом, и совсем другое видеть вот так вот рядом с собой человека, пережившего это в реальной жизни. Это можно было бы назвать захватывающим приключением, если бы не то глубокое отчаянье в глазах леди Улии, когда она смотрела на свою дочь и не та бесконечная скорбь, которую он чувствовал теперь, глядя на Дэю. Конечно же, эта девушка не заслуживала такой участи, и не ее вина в том, что все вышло именно так, а не иначе. Аккеан вспомнил вычитанную где-то фразу: «Благими намерениями выстлан путь в ад». Дэя хотела всем только добра и сама выстроила свой жизненный путь, приведший ее в самый настоящий личный ад. Но и унижать ее жалостью Аккеану казалось невозможным. Она была сильной и несла свою боль в себе, продолжая шествовать все тем же собственным путем из благих намерений. Она никого не хотела тревожить своей бедой. Дракон был немного растерян – не так он представлял себе героев и героинь тех историй, которые читал. Об этом в книгах отчего-то не писали. Раньше он не задумывался о том, через что приходилось пройти им на самом деле, чего стоило им быть этими самыми героями. Быть сильным, оказывается, не так-то легко...
      - Она будет прекрасной матерью, Арри, - протянул дракон. - Думаю, ей просто нужно больше времени, чтобы восстановиться. А найти мужа для такой девушки не проблема!
      Блондин с готовностью улыбнулся дракону - видимо, и ему требовалось отвлечься от мрачных размышлений:
      - Мы ей все так говорим! А она отвечает, что дело не в желании быть ее мужем, а в невозможности выносить такую семейку, как мы! - он рассмеялся, а Аккеан обратил внимание на напряженно повисшую за столом тишину.
      Именно в этот момент Леда воспарила над столом, целенаправленно двигаясь к окну. Аккеан подумал тогда, что этот Иерарх доведет его до инфаркта своими выходками и еще раз проклял то злополучное пророчество, с которого все началось. 



Та что любит дождь

Отредактировано: 18.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться