Наперегонки с летом

Font size: - +

Глава 3. Вот такое оно – экспериментальное кино

На следующий день после отъезда Жорика Люда способна была только на одно – страдать. К синякам и травмам, полученных на Зарнице, прибавились новые. И не сказать, что было из-за чего: картошка, которую они метали друг в друга вчера, прогнила так основательно, что иногда разваливалась в воздухе на куски. Поэтому получить ее по темечку было обидно, но не больно. Плюс запашок специфический. Когда они вывалились на платформу провожать друга, воняло от них так, что проводница поначалу даже отказалась впускать Жорика к себе в вагон.

 - Лысая, - поддел ее Жорик на прощание.

И ведь не забудет, гад.

Поэтому сегодня по плану числились только ангст и страдание. И зачем она только поспорила на волосы? Бедные волосенки, как же мне вас будет не хвата-а-ать…

Но Витек все решил иначе, позвонил, гаркнул, чтоб она немедля дула на их место.

 - Я не могу, - захныкала Люда.

 - С какой этой радости? – удивился Витька.

 - Мне стыдно на улицу выходить.

 - Почему?

 - Я же лысая!

Витька примчался через две минуты. Залез к ней на чердак, не спросив разрешения, и еще минуту молча пялился на ее густую шевелюру, прикрытую сверху шкуркой от детского резинового мячика.

 - Тьфу ты, - сказал он разочарованно, - а я уж подумал, что ты на самом деле побрилась.

 - Я заранее морально к этому готовлюсь, - объяснила Люда, надвигая резиновую шкурку на лоб, - как ты думаешь, я сильно страшная стану?

 - Можно подумать, ты сейчас красавица.

 - Витька! – Люда стянула с головы мяч и швырнула его в парня.

 - Что?

 - Нельзя такие слова девочкам говорить! Я знаю, что ты сейчас скажешь, не говори, не хочу тебя слушать!

 - Знаешь? – глаза Витьки хитро заблестели. – Ну, тогда пошли.

 - Куда? – впрочем, какая ей разница. – Иди один, у меня планы на сегодня.

 - Валяться на кровати и жалеть себя?

 - Вовсе нет! Я… собиралась идти полоть клубнику, вот!

 - Так она уже отцвела, и теперь ее лучше не трогать.

 - Тогда считай, что я тоже уже отцвела, и меня тоже нельзя трогать.

Последние слова Люда проговорила, когда уже лезла в окно за Витькой. С него станется, уйдет без нее, а она потом будет мучаться от любопытства, куда ее звали и зачем.

 - Торжественное заседание племени голотяпнутых считается открытым! – звонко вывел Витя и первый же зааплодировал сам себе, один-в-один копируя их директрису Маргариту Ивановну.

 - Ура. Ура. Ура, - мрачно проскандировала Люда со всеми остальными головтяпнутыми.

Одна только Сашенька молчала, сцепив на талии чудесные тонкие руки. Лицо ее выражало скепсис, но безумное сборище в она почему-то не торопилась покидать.

 - Боится за своего младшего брата? – прикинула в голове Люда. – Или для нее это лишний повод увидеть Витька?

Сам Витек просто лучился счастьем:

 - Мои возлюбленные головотяпы и головотяпки! Я открыл великую тайну и смог сам сделать поднимающийся и открывающийся гроб! Теперь мы можем снять фильм ужасов. И будет наша жизнь весела и интересна!

Такого от Витька никто не ожидал. Все разом загалдели, повторяя на все лады:

 - Фильм ужасов? Зачем? Ужасы снимать? Фильм, настоящий фильм?

Люда поняла из этого, что перспектива бритья наголо незаметно отодвигается от нее. Это же приключение как приключение, самим снять фильм!

 - Пусть жизнь наша будет весела и интересна! – воскликнула она и тут же уточнила. – А где снимать будем?

Парень думал недолго:

 - Где песок и земля мягкая – гроб со всеми причиндалами сначала закопать надо.

 - А можно я в гробу лежать буду? – у Мишеля загорелись глаза.

 - Точно, Мишель мало весит, а я вечно застреваю на полпути, – обрадовался Витек.

 - А не рано ты в гроб ложиться собрался? – остановила брата Сашенька. – Мы сегодня уезжаем к нашем дорогой бабушке, - сделав паузу, она добавила с легкой ноткой мстительности, - в Липовку.

 - Можно кого-нибудь другого в гроб положить, - начала Люда, но поймав убийственный взгляд Мишеля, осеклась. Насколько она понимала в телепатии, ее только что ментально предупредили, что если от кандидатуры Мишеля откажутся, тот там окажется она, Людочка. Со свечой на груди, в белых тапочках и пронзенная насквозь острым кинжалом.

 - И что вы там забыли?

Сашенька ослепительно улыбнулась на недовольное бурчание Витька и любезно пустилась в объяснения:

 - Дело в том, что наша бабушка Зина сейчас живет одна, и ей трудно ухаживать за огородом в два гектара. Этой весной после посадки картошки она даже умудрилась загреметь в больницу. Вся наша семья стояла перед больничной койкой на коленях, умоляя ее если не прекратить свою бурную сельскохозяйственную деятельность, то хотя бы свести ее к минимуму. Но бабушка все равно засадила огород от и до. А вдруг война? Вдруг голод, а у нее даже тонны картошки не наскребется? И никто ничего не мог ей возразить, потому что в нашей стране от нашего правительства можно ожидать чего угодно. Но так как наша бабушка не коммандос, точнее, уже не коммандос, то мы, ее внуки, верные продолжатели правого дела, должны приехать к ней и выполоть весь огород так, чтобы он блестел, как у кота одно место.

 - И надолго вы уезжаете? – поинтересовалась Вера после непродолжительной паузы.

 - Пока миссия не будет выполнена. Полностью.

Повисла новая пауза. И тут Люде пришла идея:

 - Слушай, баба Зина – мировая женщина. А давайте к ней все вместе поедем. С гробом!

 - Она согласится, - быстро выпалил Мишель.



Аля Смолка

#1882 at Young adult
#1014 at Teenage literature
#4132 at Other
#1108 at Humor

Text includes: друзья, пародия

Edited: 30.06.2016

Add to Library


Complain




Books language: