Наперегонки с летом

Font size: - +

Глава 1. Зарница или три счастливых дня было у меня

Иногда он ненавидел друга за желание в каждом деле найти какую-то тайну, закрутить интригу, напустить туману, чтобы млеть потом от собственного сознания, какой же он крутой и так классно всё придумал. Но больше всего бесило, что каждый раз он соглашался во всем этом участвовать.

Обреченно вздохнул и спросил:

-Зачем тебе это?

-В игре у каждого свои интересы.

Ну вот, опять недомолвки, таинственные намеки, полуночные пляски с бубном над могилкой сдохшей курицы.

-Значит, для тебя это всего лишь игра?

-Тебя это не должно интересовать! - в голосе появились неслышимые ранее стальные нотки. -  Я жду от тебя только «да» или «нет»!

-Я могу еще взять и уйти.

Для подтверждения серьезности своих намерений и в самом деле оторвал свою пятую точку от неудобного бревна, но не ушел, а сделал вид, что замешкался, чтобы стряхнуть мусор с джинсов.

-Постой, -  его схватили за руку и увлекли обратно на бревно. - Ты должен понимать,  то, что она мне нагадала, постепенно сбывается.

-Так ты об этом? У меня нет слов. Как ты можешь верить в подобную ерунду?

-А как ты можешь носить оберег от любовного приворота, если всё это чушь?

-Да это так, на всякий случай. Все носят обереги или талисманы.

-Значит, всё-таки есть вера?

-О-о-о, только не начинай. Хорошо, предположим, что старуха не наврала, и я говорю тебе «да». Что дальше?

- Поклянись на крови!

-Ты совсем сдурел? Может мне еще ровно в полночь волосы на голове сжечь на перекрестке трех дорог?

-Крови будет достаточно. Пойми ты, наконец, все очень серьезно.

-И зачем я соглашаюсь?

-Потому что знаешь, что иначе я не отстану.

-Из-за какой-то девчонки ты готов меня со свету сжить.

-Она считает нас друзьями.

-Я сейчас расплачусь. Устроил заговор, а потом сидит, умиляется. Друг, тоже мне. Говори уже, чего ты от меня хочешь.

Король интриг низко наклонился к его уху и перешел на свистящий шепот. Как же иначе. Иначе их же могут подслушать и устроить ответный заговор.

 

Чудесный летний день. Светло-зеленый луг по краям окаймленный березками. Бесконечно высокое небо. Почти невесомо, лишь слегка отталкиваясь от земли, она бежит по невидимой тропинке. Бежит и постепенно замечает, что не одна. Кто-то бежит рядом. Летит, изредка касаясь ее локтя. И на душе спокойно и очень-очень легко, как будто какая-то важная часть ее вернулась на место. Она пытается повернуть голову и разглядеть его лицо, но не может. Пытается схватить за руку, но пальцы словно замерзает. Бежать становиться все труднее, появляется странный шум. Луг  с небом блекнут и сереют. Постепенно  картинка размывается, зато появляется беспощадное слепящее солнце. И она разочарованно понимает, что это всё сон.

 

Люда редко просыпалась сразу. Обычно ей требовалась минута, чтобы поваляться, поразмышлять о том или об этом. Например, почему у нее этим майским утром правой ноге и руке тепло и сухо, а левой – ужасно холодно и мокро, словно шаловливый щенок наделал рядом гигантскую лужу, а она имела глупость туда залезть. Или же, отчего ей ужасно тесно, все мышцы тела ноют, в правое ухо кто-то храпит, а во рту особое пакостное ощущение, что шкодливый щенок нагадил и там.

             С усилием Люда повернула голову на звуки храпа и  обомлела, увидев перед собой на расстоянии каких-то жалких сантиметров спящего парня, из пухлых губ которого то и дело вырывался с присвистом смачный храп. Люда уже занесла руку, чтобы зажать ему нос, красивый такой и основательный, но в последний момент передумала и дернула спящего за коротко остриженные волосы. Она до сих пор не могла простить Жорику (так звали парня), что он в начале мая постригся налысо, заявив, что ему надоели толпы девчонок, только и думающие о том, как подобраться к нему ближе и растеребить прическу. При этом он категорически отказался признаваться, куда спрятал отрезанный хвост волос. Люда на спор даже обыскала его комнату, но так и не нашла объект всеобщего преклонения.

Жорик в ответ на дерганье коротко всхрапнул и повернул лицо в другую сторону. Как предчувствовал, что в ее голове зароились сотни идей, как поизмываться над бесчувственным старшеклассником.

             - А ведь надо уже вставать корову доить, - стукнуло в голове.

Она машинально дернулась на подъем, но застряла в массе крепко прижато друг к другу тел. Какая на фиг корова! Она (Люда, естественно, а не корова), находится уже третий день на военно-патриотической игре «Зарница»! Точнее, ночует в трехместной зеленой палатке, в которой сейчас спят шесть, нет (Люда повыше приподняла голову), восемь зарничников и … одна гитара.

            «Ах, что за прелесть эта школьная Зарница! – мог бы воскликнуть кто-нибудь из русских классиков. - И каждая из них поэма». Из трех частей. То есть дней.

            В первый день на военно-патриотическую игру для 8-х и 10-х классов съезжаются команды со всех школ их района. Место обычно выбирали подальше от деревень и сел, дабы не травмировать психику местного населения. Каждая школа выставляла по две команды, которые должны соревноваться отдельно друг от друга (в младших и старших группах). Участников набирают из спортивных или, по крайней мере, веселых ребят. В этом году патриотов наскреблось аж на тридцать команд.

            После заезда, когда все разобьют палаточные городки и переоденутся в военную форму, проходит торжественное построение, напоминающее школьную линейку. Толстые дядьки с погонами толкали речь, а прошлогодняя команда-победительница поднимала флаг. Остальные, бдительно позевывая, проникались речам начальства. После маршировки начинаются самые разнообразные конкурсы и соревнования, и все, как один, с военно-патриотическим уклоном.



Аля Смолка

#1882 at Young adult
#1017 at Teenage literature
#4132 at Other
#1115 at Humor

Text includes: друзья, пародия

Edited: 30.06.2016

Add to Library


Complain




Books language: