Наследие

Font size: - +

Глава 3-4

В следующий раз, когда я проснулась, рядом была сестра Мариш. Она деловито сновала вокруг больничной койки, снимала показания с приборов, деловито записывала их. Я наблюдала за ее манипуляциями из-под ресниц, стараясь не показывать, что проснулась. Она была собранной, аккуратной, строгой. И в то же время веяло от сестры Мариш… холодом. Словно бы и не человек она вовсе, не из плоти и крови, а глыба льда. Непоколебима, несокрушима, никогда не отступается от собственных идеалов.

Я хмыкнула про себя, когда сестра скривилась, заметив, что выпачкала палец чернилами. На ее морщинистом лице появилось настолько брезгливое выражение, когда она заметила небольшое пятнышко на собственном длинном и белом пальце, что меня саму передернуло.

И она это заметила.

- Вы очнулись? – продолжая оттирать палец салфеткой от чернил, сестра Мариш склонилась ко мне. Не дожидаясь ответа, проверила пульс, оттянула веки, разглядывая глазные яблоки. – Откройте рот, - последовал суровый приказ, не подчиниться которому было просто невозможно. – Как чувствуете себя? Говорить можете?

- Д-да, - сипло ответила я и закашлялась. Говорить я могла, только вот во рту пересохло так, что получалось это с трудом. – Пить хочу.

- Подождите минуту, - величественно кивнула мне сестра. – Я позову доктора Вингарда и принесу вам попить.

И она вышла, аккуратно притворив за собой дверь.

Я вздохнула с облегчением. Странно, но в присутствии этой женщины, мне было неуютно и дышалось с трудом.

До прихода доктора, я успела повертеть головой по сторонам, несколько раз сжала и разжала кулаки, проверяя, как слушается тело, даже сесть попыталась, но быстро сдалась – сил больше не осталось, а перед глазами запрыгали черные точки.

Доктор появился буквально спустя несколько минут.

- Я вижу, наша пациентка уже пришла в себя, - пророкотал он, приближаясь к койке. – Как вы себя чувствуете? Боли? Общая слабость? Головокружение?

Я закашлялась в ответ и помотала головой. Вообще, я лукавила, больно было, и слабость присутствовала, и голова тоже кружилась, но больше всего мне хотелось сейчас пить, о чем я и поведала, как только меня перестал мучить приступ.

Сестра Мариш словно только этого и ждала – тут же появилась со стаканом и ловко воткнула мне в рот трубочку. Первый же глоток привел меня в состоянии чистейшего восторга. Вода была такой вкусной, что я не удержалась и закатила глаза от удовольствия. Жаль только, что жидкость в стакане так быстро закончилась.

- Пока достаточно, - понимающе кивнул доктор, перехватив мой умаляющий взгляд.

- Сколько я уже здесь? – это было первое, что я спросила, и честно говоря, почему-то не рассчитывала получить ответ. Ошибалась.

- Восемь суток. Вас доставили в бессознательном состоянии.

Я судорожно сглотнула, услышав ответ. И вспомнила. Наконец-то я все вспомнила. Ночной звонок Старински, поездку к месту зачистки на машине с Дэном, сам особняк, в котором некромант проводил свои ритуалы, Марка я тоже вспомнила и почувствовала, как к горлу подступает тошнота…

- А… остальные? – голос сорвался.

- В каком смысле? – удивился доктор. Он в это время сверял записи сестры Мариш с показаниями на приборах.

- Мои коллеги? Кого-нибудь еще… кто-то пострадал? Мужчина. Возраст – двадцать семь лет, блондин, глаза светло-карие, рост сто восемьдесят четыре…

- Вас доставили одну, - перебил меня доктор. – Возможно, вашего коллегу отвезли в городской госпиталь.

Я закрыла глаза и с шумом втянула в себя воздух. Нет, в это я не верила. Ни на мгновение не верила. Но… если я осталась жива и даже чувствую сейчас себя относительно неплохо – бывало, конечно, и лучше, но что уж тут – то, может быть, Дэн… он тоже… он выжил?

- Сестра Мариш, вколите мисс Севастьян успокоительное и…

- Нет! – я тут же распахнула глаза и даже попыталась встать, правда тело предало меня и пришлось оставить все, как есть. – Не надо успокоительных. Боль не сильная, я могу терпеть. А от этих уколов меня потом тошнит.

Доктор Вингард покосился на меня, пожевал губами и кивнул каким-то своим мыслям.

- Хорошо, - согласился он. – Но сестра будет дежурить подле вас, и в случае если почувствуете боль, не упрямьтесь и не геройствуйте. Это никому не надо.

Я тут же согласно закивала. В этот момент, была готова согласиться на что угодно, только бы снова не проваливаться в кошмары, наведенные из-за медицинских препаратов. А боль… я умею справляться с болью. Не впервой.

Куда как страшнее была неизвестность. Я не представляла чем закончилась операция, не знала, кто еще пострадал, и понятия не имела жив ли Дэн. А еще мне надо было подумать. Хорошенько все взвесить и понять, где я ошиблась. Или не я?



Наташа Загорская

Edited: 07.04.2018

Add to Library


Complain