Наследники. Пирос

Размер шрифта: - +

19

В углу комнаты пылал шкаф. Языки пламени лизали стены и полки, и всё – от старинных ветхих книг до бронзовых статуэток – таяло в огне. Филипп стоял напротив отца молча, и они оба не смотрели друг на друга. Элиад растирал виски, закрыв глаза и глубоко дышал. Это был уже третий предмет, который он поджог. Стол и стул не сгорели просто чудом, но стоило прикоснуться к бумаге или перьям, как те разлетались пеплом.

– Ты выводишь меня из себя, – прошипел Элиад, переплетая пальцы. – Здесь слишком много вещей, которые можно случайно поджечь.

– Так может, мне уйти, пока ты ещё что-нибудь не сжёг? – язвительно спросил Филипп, косясь на шкаф.

Отец зыркнул на него исподлобья.

– Стой и молчи, – выплюнул он.

Филипп поджал губы и перекатился несколько раз с пятки на носок и обратно, изображая, что ему всё равно. На деле же он изо всех сил сжимал запястье одной руки другой за спиной, чтобы не сказать лишнего. Испытывать терпение отца ещё раз казалось сродни самоубийству. Люди тоже горели…

Элиад Керрелл тяжело вздохнул и сделал пас рукой, призывая к себе огонь. Пламя дёрнулось, как от порыва ветра, и пропало. Он поднял на сына глаза.

– Я всё ещё жду от тебя объяснений, Филипп.

– И что тебе объяснить? Мне казалось, – Филипп хмыкнул, – я сказал достаточно.

– Больше чем стоило бы.

Они снова замолчали, и лишь тяжёлое дыхание Филиппа прерывало эту тишину. А та как будто издевалась. Растягивала минуты, глушила любые звуки, кроме тиканья часов. Неотрывный, тяжёлый взгляд отца тяжким грузом ложился на плечи. Филипп нервно играл желваками, взгляд бегал по кабинету, ни на чём не задерживаясь. И всё было настолько обычно, что становилось ещё хуже. Казалось, что голову разорвёт от мыслей, если они промолчат ещё хоть секунду.

– Ну и что, ты хочешь, чтобы я объяснил? – почти выкрикнул Филипп, не выдержав.

Элиад слегка прищурился.

– Например, с какого бешенного дракона ты взял, что имеешь право нарушать мои приказы. Можешь выбрать любой из них и поблагодарить меня за то, что ты вообще здесь!

– Я не считаю, что сделал что-то плохое, – сухо проговорил Филипп, расправляя плечи.

– Подвергать жизнь людей на острове ради глупой мальчишеской выходки это нормально? Выпускать ведьму…

– Её зовут Анна…

– Мне плевать! Мне плевать, кто она и что сделала. Я рассчитывал, что после того, как, не предупредив меня, получил ту бумажку от Совета, ты никогда не будешь что-то делать без моего ведома. Ты получил то, что хотел! Почему нельзя было вести себя подобающе? Что за концерт ты мне устроил?! Как истеричная девчонка! Хотя что можно было ожидать от мальчишки…

Последние слова отца ударили сильнее, чем его же кулак, выбивая и гордость, и решимость, и все слова вместе с ними. Филипп поднял на него взгляд, полный обиды. Это было несправедливо! Он даже уже не злился, ему не хотелось ничего говорить вообще. Ни кричать, ни защищаться, ни оправдываться. Был ли теперь смысл, когда отец настолько разочарован…

– И что теперь? – выдавил Филипп.

– Ты вернёшься в столицу, – пожал плечами Элиад. – И к фронту я тебя больше не допущу. Можешь кичиться своей бумажкой где-нибудь ещё, всё равно последнее слово здесь будет за мной. Тебе стоит помнить, что пока что король – я, а ты – мальчишка, который подчиняется. – Он говорил спокойно, но отчего-то Филиппу становилось неприятнее, чем когда отец кричал.  – А ещё я решаю, достоин ли ты престола. С таким поведением я легко могу лишить тебя и этого права. Помни об этом, когда захочешь пойти против моего слова, Филипп.

Филипп побледнел и опустил голову. Это бы его добило…

Он набрал в лёгкие побольше воздуху.

– Я понял. – Короткий взгляд на отца, крупица решимости – и он спросил: – А на остров…

Элиад смерил сына взглядом.

– Без вылазок за стену. Если узнаю, никогда не увидишь своего дракона.

– Так точно…

Филипп развернулся и ушёл, не говоря больше ни слова. Была вещь, о которой хотелось сказать, но сейчас скорее всего это стало бы последней каплей в чаше отцовского терпения. Он выглядел спокойно, но Филипп чувствовал, что стоит сделать что-то не так, и он взорвётся опять. А Филипп так устал ото всего, что хотел просто упасть и забыться сном. Но ему предстоял долгий путь от полигона к реке. Если не отцу, то Анне сказать он это был обязан.

 

***

 

От реки тянуло холодом, который пробирался под тонкую кожаную куртку и заставлял обхватывать себя руками, растирать замерзающие пальцы и втягивать шею в плечи. Анна ждала там Филиппа и пританцовывала на месте, размышляя, почему они не могли придумать для встреч более приятное место. Посёлок сейчас был намного теплее – драконы постарались. Правда, мысли о том, чтобы найти место среди руин, где ходили подозрительные незнакомцы, вытягивающие энергию из поля битвы, вызывали неприятные мурашки по всему телу.

Наконец за холмами показался силуэт Филиппа. Он шёл пешком, скатываясь по скользким склонам, спотыкаясь и поскальзываясь, но не вынимая рук из карманов чёрного распахнутого пальто. Анна усмехнулась и проверила в кармане украденный бумажник. Он был надёжно спрятан, Филипп даже при желании бы его не заметил. Это было не для него. Даже так: это было тем, о чём ему не стоило знать вообще. Для принца, однако, у Анны был другой подарок.

– Ты выглядишь живым, Керрелл! – весело выкрикнула она, когда Филипп оказался достаточно близко. – Неужто грозный папочка решил помиловать тебя?

– Как бы не так, – покачал головой Филипп, пытаясь оттереть грязь с сапог о траву. – Меня отсылают в замок, и, чувствую, пока отец жив, в сражениях я участвовать не буду. Он обозвал меня девчонкой и грозился отобрать престол!



Daria Key

Отредактировано: 05.04.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться