Наследники погибших династий

Размер шрифта: - +

Часть III глава 5

Я проснулась в удивительно прекрасном настроении.

Маленький солнечный лучик проник в комнату сквозь узкую щель между плотных портьер и щекотал щеки.

Лето!

Напевая любимую песенку Аманды, я пошла к маме. Сегодня в планах у меня было навестить дорогую мадам Франс и мсье Жака. И познакомить их с мамой, конечно.

– Доброе утро! – счастливо пропела я и открыла шторы.

– Хулиганка,–  мама накрыла голову подушкой,–  дай поспать!

– Ну уж нет! – заявила я и стащила с неё одеяло. –  Чем рефлексировать, как пройдет встреча с Фредериком, лучше развлечемся!

– Я не рефлексирую, – надулась мама, – просто очень боюсь, – честно призналась она.

– Вот, я и говорю, – я подала ей утреннее платье, – пошли в гости.

– А завтрак? – мама переплетала косу.

– У мадам Мари позавтракаем. Если придем к ней сытыми, она обидится.

 

По дороге заскочили в пекарню. Ваниль и корица. Дивные ароматы витали вокруг и оставляли привкус чуда на языке.

Лето! Солнце! Ласковый ветер игриво дергает за волосы.

Это ли не чудо?

Машина привезла нас к дому мадам.

Всё такой же. Три маленькие клумбы, на которых цветут разноцветные садовые розы, розовая штукатурка, красная черепица и колокольчик у входа.

– Мадам Мари! – крикнула в открытую дверь. – Это я, Ника!

– Девочка моя! – бросилась мне навстречу мадам, – как я рада тебя видеть!

– Жак! Иди скорее сюда! Смотри, кто к нам пришел! – громко позвала женщина. На пороге показался завхоз.

– Мсье, Жак, – захохотала я, – какие у вас усы! Да вы, прямо, генерал!

– Стараюсь, – подкрутил он ус и обнял меня.

– Знакомьтесь, моя мама – Аделин.

Мсье Жак поцеловал маме руку, а мадам Мари, не стесняясь своих чувств, расцеловала её.

Я представила и своего охранника. Молчаливый Тео, как обычно, произвел неизгладимое впечатление. Высокий и широкоплечий, светловолосый северянин одним своим видом вызывал невольное уважение. Когда процедура знакомства была закончена, мы прошли на маленькую кухню.

 

Травяной чай приятно обжигал горло, золотистые блинчики так и просились в рот, а вишнёвое варенье, которое Мадам Мари достала из погреба, таяло на языке.

– Какие новости? – откинулась я на стул. Живот не влезал в юбку.

– За последний месяц ничего не изменилось, – рассмеялся мсье Жак.

– Сегодня нам обещали привести внука, – гордо сказала мадам Мари. – Анатоль с женой приглашены на какой-то прием, – объяснила она.

– Так вы в няньках сегодня? – удивилась я. – Здорово, – насколько я поняла из писем мадам, они с невесткой были не в лучших отношениях, Анатолю по-прежнему не было никакого дела до матери.

За беседой пролетело несколько часов. На маленькой светлой кухне было так замечательно уютно, что не хотелось уходить. Мсье Жак веселил маму, в умении рассмешить ему почти не было равных.

Не было равных.

Доминик, Жан... где вы сейчас?

В небесном храме святых? В ветре и солнце, в дожде и бурных водах Муары?

Или, может быть, возродились снова?

 

– Кто это? – удивленно спросил мсье Жак, глядя в окно. – Анатоль должен приехать позднее.

Все мы посмотрели в окно.

Из длинного темного автомобиля вышел мужчина. Властно бросил что-то водителю и стремительной походкой пошел к дому. Движения его были плавными и отточенными одновременно, я невольно залюбовалась.

Когда он подошел к входу и бросил взгляд в окно, я узнала в нём Оливье.

Сжала кулаки и натянула улыбку.

Холодная волна окатила изнутри.

– Добрый день, – поздоровался мужчина и посмотрел на меня.

– Здравствуй, Оливье! – обрадовалась мадам Мари новому гостю. – Какими судьбами?

– Я приехал за своей невестой, – с улыбкой ответил он мадам.

Мама удивленно приподняла брови, но вопросов задавать не стала.

– Какая замечательная новость! – охнула мадам Франс. – Ника, ты почему нам не сказала? – повернулась она ко мне.

– Не успела, – спокойно ответила я.

– И когда свадьба? – поинтересовался мсье Жак. – И, кстати, где? В Саомаре?

– Мы еще не решили, – сказал Оливье, глядя мне в глаза.

– Лучше бы, конечно в Саомаре, – размышляла мадам Мари, – тогда бы и мы с Жаком присутствовали.

Я почти не слышала о чем она. Смотрела на друга, хотя теперь он им и не являлся.

Это не мой Оливье. Не тот открытый и немного несуразный помощник аптекаря, не начинающий модельер, который, когда я рассматривала его рисунки, с надеждой ждал моего вердикта.

Этот мужчина знает, чего хочет и не остановится ни перед чем, чтобы добиться желаемого.

Все мы стали другими.

– Мы сообщим вам первыми о своем решении, – Оливье подошел ко мне и протянул руку:

– У меня небольшой перерыв между совещаниями. Пообедаем? – он посмотрел на Тео и добавил. – В 'Солнце и ветер'. Со мной охрана, – Тео кивнул и тем самым, не оставил мне возможности отказаться.

– Мы будем в отеле, – сказала мама и, попрощавшись с гостеприимными хозяевами, я и мсье Мегре покинули дом.

Мы почти дошли до автомобиля. Оливье остановился, притянул к себе, обхватил руками мое лицо и поцеловал. Держал так крепко, будто боялся, что я исчезну:

– Я не дам тебе убежать, – сказал он и легонько поцеловал в висок, – поверь, я давно научился, как использовать любую, даже минимальную возможность.



Ирина Зволинская

Отредактировано: 04.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться