Наследники погибших династий

Размер шрифта: - +

Часть III глава 10

Неправильно…

Неправильные мысли, неправильные чувства, неправильная жизнь…

Одиночество – удел сильных.

Только нужна ли такая сила?

– Мадмуазель,- Фредерик встретил меня у автомобиля, поклонился и подал руку,- как прошла прогулка?

– Более чем успешно, – широко улыбнулась, – я провела время … занимательно.

– Вот как?

Не успела ответить. Приехал второй автомобиль. Он открыл дверь и помог маме выйти.

– Благодарю, – она аккуратно забрала руку.

Что происходит между ними?

Расстояние в двадцать пять лет, они давно чужие друг другу. Любовь не сделала их ближе…

Страсть, обида, гнев… вот и всё. Выжженная пустыня.

С папой она была счастлива, сейчас же … нет.

– У тебя нет кольца.

– Нет, – согласилась я.

– Почему?

– Чувств у меня тоже нет, – улыбнулась Премьеру, – я буду у себя. До скорой встречи, – он кивнул и взял маму под локоть.

Что я наделала?

Элиаса нет рядом. К лучшему? Злая усмешка.

К лучшему для кого?

Пустой вечер, пустая голова и пустая жизнь. Холодные простыни, одинокая постель.

 

Громко хлопнули ставни, и я проснулась. Ветер.

Еще один день. Или всё тот же?

– Я бы хотела побывать в Антони, – сказала я в столовой Фредерику, – ваш сын говорил о какой-то таверне.

– Верно,– Премьер выдвинул мне стул, – хотите поехать немедленно?

– Да, – я пожала плечами, – до полуденного солнцепека.

Мама спустилась позднее. Мы же с мсье Белами завтракали в тишине. Он не сводил с меня глаз, мне же просто хотелось тишины.

– Как же вы красивы, мадмуазель,– тихо сказал Фредерик.

Отставила чашку.

– Говорят, нам кажутся красивыми те, чьи черты мы видим в себе, – прищурился,– ничего удивительного, мы же с вами родственники, дядюшка,– встала из-за стола, – жду вас на улице.

Мама кивнула.

Эгоизм, даже эгоцентризм, вот что руководило всеми моими действиями.

И знание собственной неправоты еще больше усугубляло странное равнодушие. Вязкое, словно кисель.

 

Автомобили. Опять…черные глухие коробки, маленькие окна и рычащий мотор.

Фредерик запретил брать лошадей.

Он, безусловно, был прав, но мне так хотелось бешеной скачки. Чувствовать силу и скорость животного под собой. Стук копыт, свист в ушах и ветер.

Бьет по щекам, треплет волосы, заставляет смеяться…заставляет жить.

За окном мелькали пейзажи. Столица – центр союза. Золотистая пшеница, кукуруза, маленькие домики.

А на юге сейчас цветет лаванда. Поля в это время становятся ярко – сиреневыми, и в воздухе разлит одуряюще чувственный аромат лета.

На пасеке собирают цветочный мёд, и мыловары варят знаменитое мыло.

Виноградники, оливковые рощи. Любимый, чудесный юг…

– В Антони есть блошиный рынок. Не желаете посмотреть? – Фредерик смотрел на меня через зеркало в салоне автомобиля. Он сам был за рулем. Рядом с ним Тео, я и мама сзади.

– С удовольствием, – согласилась я.

 

Блошиный рынок – это как дверь в прошлое. Даже торговцы, словно пришли из другого времени.

Волшебный мир старых вещей.

Фарфоровая кукла, розовые щечки, отколота рука, платье давно выцвело, видимо, она стояла на солнце. Потянулась и поправила шляпку на рыжих кудряшках. Волосы… живые.

Странное ощущение.

Маленькое белое детское пианино. Треснула краска, но оно по-прежнему поет. Коллекция жестяных паровозов. Чьи ручки держали эти игрушки? Были ли эти фигурки предметом спора в огромной семье, или маленький принц равнодушно ставил очередной подарок за стеклянную дверцу?

Дети… сын…

Несбыточные мечты…

Забавно было ходить между торговыми рядами в сопровождении вооруженной охраны. Но таковым было условие мсье Премьера, а потом я так увлеклась процессом, что не замечала конвоя.

– Тебе ничего не понравилось? – ласково спросила мама.

– Всё и ничего, – ответила я, и взгляд зацепился за зеленое стекло.

Протянула руку и извлекла из плетеной коробочки маленькие песочные часы.

Время …

Ускользающий сквозь пальцы песок.

Сколько нам отмерено судьбой?

Стоит ли тратить его на сомнения?

Условности, никому не нужные преграды…

– Пол франка! – обрадовался торговец.

Тео молча протянул деньги. Сжала стекло в руке.

– Часы? – улыбнулся Фредерик.

– Часы, – раскрыла ладонь.

– Что-то еще? – погладил пузатую колбу.

– Нет, – убрала хронометр в карман длинной юбки.

– Тогда, таверна?

– Пожалуй, – мама согласно кивнула.

И снова железный короб автомобиля для расстояния в четыре сотни шагов…

 

Антони – маленький, ничем не примечательный городок, совсем рядом с промышленной столицей. Почти как Лосс, только севернее, только солнце здесь белее, небо ниже, и даже в полдень можно показаться на улице, не опасаясь потерять сознание.

В середине лета бывают дожди, и ветер приносит прохладу. Разноцветные домики, и выложенные темным камнем мостовые.

А на юге жара…

Под ногами белый известняк, им же отделаны здания. Красные черепичные крыши, на которых красуются кованые флюгеры. И прекрасный светлый храм в центре на площади. Я мечтала, чтобы под его сводами Грегори назвал меня женой.



Ирина Зволинская

Отредактировано: 04.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться