Наследники. Том 1

Размер шрифта: - +

Глава 3. Карлит Часть 2

… Последний месяц лета был на редкость дождливым и промозглым. Тайга кишела полчищами кровосусущих насекомых. В тот день я покинул опостылевшую пещеру в очередной раз и отправился за добычей провианта. На сей раз за дарами земли и воды. Грибы, алые горошины дикой смородины, черная терпкая жимолость. Всем опостылело пресное кроличье мясо и худые птицы. И на меня возложили великую честь добычи сластей и приправ. Про рыбалку я сам додумал. Еще с прошлой вылазки за крольчатиной я приметил небольшую заводь у валежника, вода там была кристально чиста, и мелкая рыбешка чуть ли не сама прыгала в руки. Сеть я соорудил из бывшей ловушки, испорченной медведем-шатуном, да так что никто не заметил пропажи ненужного хлама.

Мне дали вольную аж на три дня. Если за это время я не притащу им мешок ягод, корешков, и грибов, мне точно до конца лета сидеть в карауле, пялясь на один и тот же пейзаж заросших паутиной кустарников да старой коряги, где иногда спасались от дождя змеи.

Гулять по лесу, вдыхать временную свободу было чертовски хорошо. Словно и нет никакой войны, и я в любой момент могу найти брод и перебраться через паханое поле. Присесть рядом с краснощекими крестьянками, что угостят меня парным молоком, свежеиспеченными хлебом и пирогами. В лесу войны не видишь, она там, где-то за рекой, за холмом и лесом, в холодной пещере, где второй месяц заживо маринуют себя двадцать собратьев и пятеро молодых дев с усталыми не по возрасту глазами. Где вечно опостылевшая тишина и перешептывания йосейку, мусолящих одни и те же разговоры в сотый раз. Скудный костер и вечное ожидание чего-то: светлого будущего, победы или конца…

Я нашел первую поляну, где желтыми шляпками высыпалось несколько семейств опят. Вот и мой ужин.

Лес тихо шуршал, когда я наткнулся на заросли красной смородины. Не тронутые никем ягоды манили и в то же время пугали, напоминая о каплях крови собратьев и врагов, да и просто всех несчастных, что поили своими соками землю вот уже шестой год. Может, такие жертвы и нужны миру. Может, кровь разумных питает вот такие кусты и высыпает жуткими соцветиями как компенсация за смерть. А после предлагая вкусить свернувшуюся и терпкую кровь, делая из нас каннибалов.

Б-рр. Очередной бред. Вот, что бывает, когда молодого парня бросают в пекло войны.

Я мерно обдирал кусты, понимая, что большая часть ягод превратится в кашу, еще до того как я вернусь в пещеру, да и одному унести много не получится. Меня отвлек подозрительный шорох. Я присел, сбив тонкие нити паутинки и вытащив кинжал, стал прислушиваться.

Шорох повторился и несколько кустов недалеко от меня задрожали. И я услышал сосредоточенное дыхание и шаги. Поступь слишком легкая, так мог ходить только человек, очень подготовленный человек или... враг!

Я замер, стараясь даже дышать бесшумно. Вот куст склонился к земле, а потом раздался тонкий визг. Что-то упало. Женщина, нет, девушка стрелой вылетела из кустов, прежде чем я успел сменить позицию и оказалась в нескольких метрах от меня.

Девушка была одета просто, по-деревенски, разве что вместо юбки носила облегающие штаны, что выгодно подчеркивали изгибы нижней части тела и упругие ягодицы. Короткий, в три четверти плащ — почти сливался с цветом листвы, куртка, застегнутая до ключиц, и длинная тугая каштановая коса Девушка обернулась. Румяные щеки, две ярко-изумрудных радужки глаз, зрачки, расширенные до предела, и перепачканные в ягодах губы.

— Убей его, — пискнула девушка, — пожалуйста, он огромный!

Я молчал. Мой взгляд приковали острые как лист уши. А она, будто не замечая моих алых глаз, продолжала умоляюще смотреть.

— Пожалуйста, я смертельно боюсь пауков.

— Тогда не подходи к ним, — ровно, стараясь не выдать тревогу ответил я. А рука с кинжалом сама собой спряталась за спину.

— Не могу, там почти полведра ягод и моя сумка. Помоги хотя бы вещи достать.

Она сложила руки в умоляющем жесте и так проникновенно посмотрела...

Я встал. Тело словно чужое подчинилось просьбе, а разум пытался до меня докричаться но... я видел только изумрудные глаза совсем юной эльфийки и красивые румяные щечки.

А её совсем не смущало, ни кто я, ни что я могу её убить одним ударом. Она боялась лишь паука. Я тихо рассмеялся.

— Не смешно, между прочим, он может быть ядовитым, — деловито заявила она. — Я слишком юна, чтобы так глупо умереть!

Я хмыкнул. Интересно, а меня она как угрозу не воспринимает?

— Ладно. Показывай, где твой огромный паук.

Она ткнула пальцем в кусты.

Я пошел, краем глаза продолжая следить за ней. Моё воображение отчетливо рисовало, как длинные пальчики один за другим всаживают мне в спину отравленные кинжалы. Но она не шелохнулась.

Кажется, я сошел с ума или война закончилась, а мы как последние отшельники сидим в пещере. А может, время сыграло злую шутку и прошло не два месяца, а несколько сотен лет, и мы застряли в петле времени. Или это она не в себе?

Паука я убил одним ударом. Тот действительно был ядовитым, хотя и размером с большой ноготь. У страха глаза велики. Я продемонстрировал нанизанное на кинжал тельце паука. Она поморщилась и улыбнулась.



Айрин Соф

Отредактировано: 23.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться