Настоящие герои долго не живут

Настоящие герои долго не живут

Настоящие герои долго не живут

«Крови нашей нет древнее и слаще…»

Последний король драконов

 

Полная луна плыла в серых, дымчатых облаках по небу. Дикая птица кричала в темноте далеких деревьев. Надрывно и громко. Словно кликала смерть. Деревья скребли черными ветвями-когтями небо и стонали под натиском ветра. Бьорн посмотрел на меня и сплевывая прохрипел:

- Эй! Жахни по струнам! А то жутко как-то!

Он нетерпеливо оглядывался, периодически хватаясь за меч, покуда его сестра-погодка Бьорк ковырялась отмычкой в старинном замке.

Я взяла лютню и спела заунывно и жалобно:

- В небе полная луна,

В небе хищная луна…

Поднимается со дна…

Ищет свежей крови-и-и-и…

- Ну ты стерва! Стращаешь нас? - Бьорн снова сплюнул. Видок у него был еще тот: старая кольчуга, спутанные волосы и грязь на лице. Это было у них – семейное. Сестрица тоже чистоплотностью не отличалась. Их можно было узнать в темноте по запаху пота и немытого тела.

Аж глаза слезились...

- Плачем? – участливо спросил Бьорн…

- Да воняет от тебя, как от народного ополчения…. – сказала я, пряча нос в курточке со шнуровкой, - Помнишь, что ты про медведя рассказывал, который тебя жрать не стал? Так он просто впечатлительный попался…

- Я тебе сейчас лютню на голову надену, менестрелька, и струной удавлю! – рявкнул Катар, поднимаясь с земли, - Еще одно «трень» услышу – пальцы переломаю. А будешь языком чесать почем зря – пойдешь первая. Все ловушки обезвредишь! Все заткнулись и дышим через раз. Эй! Магичка! Оторви свою «волшебную» задницу и поди разберись с замком!

Из темноты нарисовалась Дельфина.  Волосы она подбирала на дворянский манер и всегда следила за чистотой своей одежды. Личико у нее было симпатичное, вот только все эмоции выражала одной унылой гримасой:

- А кто тебе право дал командовать? Как только старичка Арнлейфа к праотцам проводили, как ты уже одеяло на себя тянешь? Не забывай о товарищах!

 

Товарищи злобно посмотрели друг на друга. Судя по взглядам самым большим проявлением «дружбы» был нож в спину. Если замешкаешься….

- Мне не нравится твой тон! – покачал Катар. Глаза у него были серые, неприятные, колючие и холодные, а лицо – удлиненное, волосы едва тронуты сединой. Где его носило, если ему не было тридцати зим, а он уже с сединой? Вокруг глаз у него были темные круги от бессонных ночей.

Я сидела и ждала, пока вернется с разведки Брин. Он быстро наводил порядок, стоило всем разругаться. По крайней мере, ему я могла доверять.

- А что это мы такие щедрые? - развлекался Катар, - Менестрелька в доле, хотя она даже драться не умеет. Проку с нее – никакого? Смысл делить все на шестерых, коли можно на пятерых. Того и гляди в дороге еще кто-то опрокинется. В итоге каждому неплохой куш…

Я мысленно прикидывала, как всадила б кинжал в его брюхо, как долго б проворачивала, наматывая его внутренности на лезвие…

- Или ты лютней отбиваться будешь?  - ядовито улыбнулся Катар, сощурив глаза.

Все дружно заржали. Я выхватила кинжал и дернулась в сторону Катара. Тот ловко перехватил мою руку и сделал подсечку так, что я упала лицом в траву:

- На ловца и зверь бежит! Оставлю-ка я тебе подарочек на память! Не ворочайся! И он стал разрезать мою куртку на спине…

Я услышала громкий окрик и увидела кованные сапоги. Меня отпустили, и я, всхлипывая от унижения, ненависти, бессилия и боли, пыталась заглянуть себе за спину. Брин приставил к горлу Катара меч. Катар засмеялся и с вызовом посмотрел на Брина. Брину было около сорока зим. У него была небольшая борода соломенного цвета и усы. Волосы были длинные, украшенные перьями птиц. Лицо у него было совсем не разбойничье…

- Поднимаемся! Замок открылся. Дельфина идет первой. После нее идет Бьорн. Потом - Катар. После Катара – Солли. Потом Бьорк. Я пойду последним, - скомандовал Брин, вытаскивая меч.

- Спрятал задницу свою за нас… - пробурчал Катар, вытаскивая два волнистых кинжала. Бьорк несла заряженный арбалет. А я - факел. Все, у кого были мечи - несли факелы, поскольку туда, куда мы собирались спуститься, уже много тысячелетий не проникал солнечный свет…

- Бог кинжала и меча! Бог золота и наживы! Тэрэй! Спаси нас от чертогов сестры твоей, богини смерти и агонии, Йерт. Не дай прожорливой паучихе Йерт сожрать наши души, - бубнила Бьорк прямо над ухом.

С этими словами мы ступили в гробницу. Воздух в ней был вонючий и затхлый. По стенам расползлась плесень. Сначала мы спускались по бесконечной лестнице, изредка останавливаясь, пока Дельфина осматривала своды потолка и конструкцию ступеней.

- Кто хочет жить – перепрыгиваем! – скомандовала она, указывая факелом на какую-то засечку.

Вроде спуск был закончен. А ведь ступеней было не так уж и много, если посмотреть снизу вверх. Просто перед каждой мы останавливались и ждали, пока Дельфина не одобрит ее.

 

- Дальше проще будет. В гробницах ловушки типичные. Смотрите на узоры на полу. Не наступайте не непонятные знаки, символы, пригорки, камни. Идите след в след. Не трогайте стены руками! Ни к чему не прикасайтесь.

Я шла вместе со всеми, глядя на спину Катара, который был намного меня выше, и грезила, как бы всадить ему нож между лопаток! В темноте есть вероятность потеряться… И не найтись….

После того как прошли первые минуты под землей, я немного расслабилась. На стенах появились картины, изображающие какие-то сцены из жизни усопших. Первая картина изображала поле битвы, над которым летали какие-то огромные птицы. Следующая была так покрыта плесенью, что на ней ничего не было видно. На третьей был изображен … дракон. Огромный крылатый змей, который полыхал пламенем прямо на щит одного из воинов. Чья это гробница? Победителя Дракона? Неужели драконы существовали? Или это кто-то ради славы присвоил себе победу над несуществующим гадом? Потом было видно, как меч героя вонзился в дракона, и как тот лежит на земле, издыхая в мучениях. Сердце почему-то странно защемило.



Кристина Юраш

#6243 в Фэнтези

В тексте есть: любовное фэнтези, юмор

Отредактировано: 24.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться