Насыщенная жизнь края географии

Размер шрифта: - +

Глава 6

 

 На месте 


- Это ж вишни! – снова в голос поразилась Ангелина и выбралась из машины. Она встала у края уступа и прямо губами сорвала с ветки ягоду, потом ещё и ещё. Лицо её выражало абсолютное блаженство. 

- Ну как? Вкусно? – спросила подошедшая Злата. 

- Не фо флофо! Эфо плофто вофтолк какой-фо! – Ангелина прикрыла глаза, потом выплюнула косточки и, вернув себе возможность говорить без «фефектов фикции», добавила: 

- Такие сладкие, сочные! А уж красиво тут как! Я-то ведь, грешным делом, думала, что Иринка заливает, когда про своё Сёмкино рассказывает. А оказывается, она ещё и не договаривает! 

- Красота невероятная! – согласилась Саша. – Сейчас детей вишнями накормим. 

- Вы здесь ещё весной не были, когда сады цветут… - Злата тоже сорвала ягодку и отправила в рот. – Ладно, поехали дальше. 

- Как дальше? А разве мы не приехали? 

- Приехали. Но это зады деревни. Можно, конечно, машины и здесь бросить. Но до дома ещё ого-го сколько топать. Участки-то огромные, не дачные шесть соток. А левее, в пятидесяти метрах, за той рябиной, - она махнула рукой в сторону, - есть спуск прямо к Иришкиному дому. Лучше там машины оставлять. Да и вещи таскать гораздо ближе. 

Они съехали по почти заросшей высокой травой дороге вниз. Вишни и здесь перевешивались через невысокие заборы, стоящие с двух сторон, и стучали ветвями, усыпанными ягодами, по стёклам и крышам машин. Проехав под ними, Златина «Ауди» повернула направо и почти сразу остановилась. Саша тоже припарковала свой джипик у весёлого зелёненького заборчика и вышла вслед за Ангелиной. Она не очень хорошо знала Ирину Симонову, как, впрочем, и Злату: видела их на крестинах Полиночки Валдайцевой и ещё несколько раз. Потом стали вместе работать мужья Саши и Ирины. И та, приглашая Ангелину, гостеприимно позвала и жену Эмериха. Теперь Александра немного стеснялась и пряталась за подругу, не зная, как себя вести в гостях и уже чуть-чуть жалея, что согласилась пожить с детьми в Сёмкине. 

Ирина выскочила на улицу почти сразу, как только они подъехали. Увидев их, она просияла и кинулась обнимать и тормошить сначала Злату, потом Ангелину и, наконец, Сашу, которая даже растерялась от бурных проявлений радости хозяйки. 

- Приехали! Приехали! Девчонки! Как же я рада! А дети, дети где?! И звери?! Где твоя Шпики, Линка?! Саша, а Кильку с Крассом ты почему не привезла? Дала бы маме отдохнуть! Собакам здесь раздолье! 

Все одновременно заговорили, засмеялись, принялись вынимать из машин детей, сумки, переноску с Банзаем и клетку со Златиным морским свином Кезиком, коляски. Выскочила и забегала, очумев от счастья, компанейская такса Шпики. 

Услышав шум, в калитку бочком вышел на нетвёрдых ещё ножках сынишка Симоновых Илюша и с удивлением воззрился на суматоху. Тёма Эмерих, сын Саши, на правах старшего уверенно подошёл к нему и что-то залопотал. Александра не слышала, что именно, но мальчик выглядел таким довольным, что ей среди шума и весёлого гвалта вдруг тоже стало очень весело и хорошо. Она уже не жалела, что приехала, и с удовольствием включилась в общую суету. 

Ирина познакомила подруг со своей восьмидесятилетней бабушкой Дорой и соседской девушкой Галей, помогавшей ей при необходимости по хозяйству. Галя, веснушчатая и очень славная, увела всех малышей, кроме всё ещё спавшей в машине крошечной Софийки, дочки Эмерихов, умываться с дороги, есть и отдыхать. 

- Я в раю, - тут же определилась уставшая Ангелина. – А Галя – ангел. 



Яна Перепечина

Отредактировано: 15.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться