Насыщенная жизнь края географии

Глава 42

 

Галка. Сёмкино, июль 2004 года

 

Если ещё полгода назад… Да что там, если бы даже за месяц, за неделю, за три дня до массового побега быков кто-нибудь сказал Галке, что в её жизни появится человек, в которого она влюбится почти мгновенно, она бы, конечно, не поверила.

Любовь с первого взгляда казалась рассудительной Галке чем-то фантастическим. Впрочем, и сейчас её мнение на этот счёт не поколебалось. Потому что ни с первого, ни со второго взгляда она в Дмитрия, разумеется, не влюблялась.

Увидев его на плотине, прикрывающим собой стариков, она только подумала вскользь, что, оказывается, есть место героизму и в обычной жизни, и невольно залюбовалась складным ловким парнем. В течение дня мысли о нём ещё несколько раз приходили ей в голову. Но и тогда ещё она сама отнеслась к ним несерьёзно, легкомысленно. Подумала только вскользь, что, похоже, сильно испугалась, раз то и дело вспоминает сцену на плотине. Ну, и "Всадника без головы" почему-то захотелось почитать...

Но на следующий день, вечером, когда она пошла по воду, Дмитрий нагнал её и заговорил первым. Они вместе неспешно дошли до колодца. И тут только Галка поняла, что с собой у внука Ивана Ивановича ни вёдер, ни бутылей для воды нет. Она удивлённо посмотрела на его пустые руки, подняла взгляд на загорелое смущённое лицо и вспыхнула так, что белая тонкая кожа её стала ярко-розовой. В тот же вмиг ей стало жарко и что-то томительно сжалось внутри. И, пожалуй, впервые со времени мучительных подростковых переживаний о своей внешности Галка пожалела, что слишком уж просто и обычно её лицо и далеки от модельных рост и фигура.

Она снова посмотрела на Дмитрия, ожидая увидеть в его глазах равнодушную вежливость. Но он, почему-то неровно дыша, смотрел в сторону, а его кадык ходил вверх-вниз по загорелой гладко выбритой шее. И в этот момент что-то подсказало Галке, что все её волнения из-за собственной заурядности, по меньшей мере, глупы. Напротив неё стоял мужчина, которому она – Галка откуда-то знала это совершенно определённо – нравится такой, какая есть. Она неожиданно для самой себя улыбнулась лукаво и мудро, как умеют улыбаться только женщины, понимающие, что они любимы, и тихо, ласково попросила:

- Дима, а вы не могли бы мне помочь донести воду? А то я что-то свои силы не рассчитала.

Попросила и сама не поверила, что это она, Галка, сейчас говорит, смотрит и двигается так. Ей и в голову не могло прийти, что она, оказывается, умеет разговаривать с мужчинами. Вернее, не так. С отцами своих воспитанников, например, или командирами Феди, или врачами тёти она прекрасно умела ладить. Но как мужчин их и не воспринимала никогда. А вот теперь перед ней стоял тот, про кого она понимала, что это – мужчина, с которым ей очень бы хотелось быть рядом. И вместо того, чтобы смущённо мямлить, заикаться и трястись, она, Галка, вдруг просит его помочь и улыбается ему так, как никому и никогда не улыбалась. И голос у неё при этом какой-то… не такой, как обычно. Будто и не она это совсем, а какая-то другая, красивая и уверенная в себе женщина. Мысли эти в долю секунды обожгли всё внутри. Но почему-то не испугали застенчивую обычно Галку. Она снова быстро глянула на молчавшего внука Николая Ивановича и повторила:

- Помогите мне, пожалуйста, Дима.

Дмитрий, наконец, перестал пристально изучать поля, тянувшиеся от Сёмкинской околицы вдаль, и перевёл взгляд на Галку, потом на вёдра. Снова улыбнулся растерянно, будто сам не понимая, как набрался смелости догнать её по пути к колодцу, и с готовностью подхватил груз.

С этого-то момента каждую свободную минуту они с Димой старались провести вместе. До встречи с Галкой Дмитрий уже успел переделать все дела, которые накопились у деда: починил крыльцо, побелил печку, переколол и уложил в поленницу целую машину дров, купленных на следующую зиму, привёл в порядок несколько грядок, которые ещё засаживал свеклой, морковкой и прочими растениями старик, и теперь мог почти всё время проводить с Галкой. У неё же дел было не в пример больше. Дмитрий с радостью кидался бы окучивать вместе с ней картошку, поливать огород или собирать колорадских жуков. Но Галка не хотела никому в деревне демонстрировать только зарождающееся чувство и пыл влюблённого Дмитрия старалась умерить. Что, впрочем, ей не слишком удавалось.

В первый же вечер после встречи у колодца он, нарвав в поле огромный букет васильков, тихонько постучал в окно маленькой комнатки, в которой жила Галка. Та испуганно вскочила с кровати, на которой читала принесённого накануне «Всадника без головы».

- Как вы здесь? – только и смогла ахнуть она.

Дмитрий улыбнулся, пожал плечами, будто и сам не знал, как он оказался у дома Мирончуков, и тихо позвал:

- Галя, пойдёмте, погуляем. Погода такая хорошая сегодня.

Погода была хорошей и накануне, и три дня назад, а Гидрометцентр обещал, что она таковой и останется ещё, как минимум, две недели, но Галка кивнула согласно, схватила со стула лёгкую кофточку и выскользнула в сумеречный сад.

Полуночница Ангелина, сидевшая у окошка в радужном домике, с удивлением посмотрела на две фигуры, которые, взявшись за руки, направились в конец сада Мирончуков и вышли в поле. Улыбнувшись, она вытащила телефон и почти бегом кинулась на горку. Ей захотелось позвонить Вадиму. Просто так, без повода и вне расписания. Несмотря на то, что сеанс связи в тот вечер уже был.



Яна Перепечина

Отредактировано: 10.02.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться