Насыщенная жизнь края географии

Размер шрифта: - +

Глава 58

 

Профессор

 

Старик подошёл к нему поздно вечером, когда уставшие после целого дня работы, студенты уже расползались по палаткам. Дима почему-то замешкался у костра, задумался, и голос преподавателя заставил его вздрогнуть. Савелий Михайлович положил свою сухую руку на плечо Диме и спросил:

- Молодой человек, вы не уделите мне пару минут вашего драгоценного времени?

Дима внутренне сжался, ожидая, что разговор будет малоприятным, но вежливо привстал и с готовностью кивнул:

- Конечно, Савелий Михайлович.

Старик чуть нажал ему на плечо, понуждая сесть, и устроился рядом. В руках он держал «Атлас автомобильных дорог России». Открыв одну из страниц, заранее отмеченную закладкой, он ткнул пальцем в атлас и попросил:

- Дима, посмотрите, пожалуйста. Ваша семья вот из этого Сёмкина? А то ведь деревень с таким названием в стране немало.

Оторопев, студент вгляделся в страницу в дрожащем свете затухающего костра и, увидев на карте Каширу, Оку, Стародуб, Тарасково и другие знакомые названия, кивнул:

- Да, это наши места.

Преподаватель вдруг резко и глубоко вздохнул. Когда он заговорил, голос его чуть заметно дрожал. И почему-то сразу стало понятно, что дрожал не от старческой слабости, а от сильнейшего волнения. Силясь справиться с ним, Савелий Михайлович замолчал. Дима удивлённо посмотрел на старика, но ничего не спросил, ожидая, что тот сам продолжит беседу.

Помолчав пару минут, Сёмкин вдруг сказал:

- Дело в том, Дима, что мы с вами в некотором роде земляки. Мой отец тоже из Сёмкина. Так что моя фамилия имеет самое прямое отношение к названию деревушки. Тут вы не ошиблись.

- Тоже из Сёмкина? – обрадовался Дима, который очень любил родину предков по рассказам матери и редкого, но всегда долгожданного гостя, деда Николая Ивановича. – Да что вы?! Почему же дедушка в своих рассказах никогда не упоминал о таком соседе? Про Мирончуков я знаю, о Чайкиных слышал, и о Моревых, и о Жуковых…

Старик, тактично не прерывая Диму, выслушал весь список жителей Сёмкина, не очень, впрочем, длинный, и пояснил:

- Мой отец и его родня никогда не были жителями самой деревни. Они жили на другой стороне пруда.

- Как это? – сначала не понял Дима, но тут же его осенило, он замер на полуслове и, до нельзя удивлённый, уставился на старика. – Ваш отец что, тот самый барин, что проиграл земли?.. Ох, простите… - он стушевался от собственной неделикатности, покраснел и что-то невнятно забубнил, пытаясь извиниться.

- Мой отец и есть тот самый барин, но землю он не проигрывал,- мягко поправил его Савелий Михайлович.

- То есть как? – снова не совсем вежливо удивился Дима. – То есть как это?

- Если позволите, молодой человек, эту историю я хотел бы вам рассказать, имея под рукой различные документальные свидетельства. Вы не согласитесь посетить мой скромный дом, когда мы вернёмся с практики?

- Конечно, конечно, Савелий Михайлович, с радостью, - выпалил заинтригованный Дима.

- Прекрасно, прекрасно, - задумчиво покивал старик, - ну, тогда приглашаю вас к себе в гости сразу после практики, благо ждать осталось недолго.


 

Через четыре дня студенты и преподаватели вернулись домой. И отчего-то сильно взволнованный, Дима на следующее же утро стоял у красивой двери.

Старый преподаватель тепло встретил его и проводил в довольно тёмную, от пола до потолка уставленную книжными полками комнату. У окна разместился огромный письменный стол, на нём лежала толстая тёмно-синяя папка.

Налив гостю крепкого чаю и подвинув к нему блюдо со свежайшей выпечкой, Савелий Михайлович начал свой рассказ. Потрясённый и захваченный повествованием Дмитрий совсем забыл и о чае, и о пирожках. Он неотрывно смотрел на старика-хозяина и боялся пошевелиться или кашлянуть. Ему казалось, что всё то, о чём рассказывает ему Савелий Михайлович, - сказка, которую легко разрушить неосторожным словом или движением.

- Отец мой, Михаил Сёмкин, так же, как и я был единственным сыном своих родителей. – С этими словами Савелий Михайлович достал из папки старую фотографию и показал её Диме. Со старинного чёрно-белого снимка на него глянул симпатичный, даже красивый юноша. Русые волосы, открытый смелый взгляд, добрая лёгкая улыбка. Дима внимательно вглядывался в его лицо, пытаясь увидеть приметы слабости, глупости или крайнего себялюбия, которые и привели впоследствии к потере почти всех земель. Но ничего такого не увидел. И очень удивился. Не вязался облик славного молодого человека с фотографии с историей карточного проигрыша.

Не ведая о его размышлениях, старый преподаватель тем временем неспешно продолжал:

- Род Сёмкиных не слишком знатен и не так чтобы богат. Обычные мелкопоместные дворяне средней полосы России. Но, поскольку папа был, как я уже говорил, единственным сыном, родители отправили его учиться в Санкт-Петербург, в столицу. Учился он неплохо, подавал надежды. Однако случилось так, что сначала умерла его матушка, а вскоре и отец. Неопытного молодого барина вороватый приказчик постоянно обманывал, денег на жизнь в столице не хватало. Пришлось даже наниматься репетитором в семью действительного статского советника Звержховского.



Яна Перепечина

Отредактировано: 15.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться