Не предавай меня

Часть VI

Следующим утром я проснулась от звонка в дверь. Увидела в глазок парня в кепке и поинтересовалась, кто это. Оказалось, курьер. Внимательно осмотрев молодого человека и лестничную клетку за ним, я открыла. Парень поставил на пол моей прихожей внушительную коробку с дырками по бокам, перевязанную розовой лентой, и протянул квитанцию. Я расписалась и заперла дверь. Взглянула на карточку, прикреплённую к банту, и поморщилась. Похоже, Трунову наскучило присылать мне цветы, и на этот раз он разорился на что-то более внушительное.

Я потянулась к коробке и мгновенно отпрянула. Потому что услышала шорох внутри и сразу же подумала о змее. Рассмеялась над странными мыслями и осторожно открыла крышку. На дне сидел маленький, пушистый и очень испуганный котёнок. Он жалобно мяукнул и легко пошёл ко мне на руки. Видимо, сильно настрадался в темноте и неизвестности.

Весь день я привыкала к новому жильцу. В сопровождении затонированного "Ниссана" съездила в магазин за кошачьей едой и другими мелочами. Накормила нежданного гостя и обустроила ему мягкое гнёздышко в плетёной корзине. В отличие от меня, котёнок быстро освоил новую территорию и залез своей милой усатой мордочкой во все доступные и недоступные места. Услышав очередной грохот, я шла на звук, первым делом вытаскивала нашкодившего малыша из-под завалов, а потом убирала последствия. Наконец я устала, пристроила хулигана у себя на коленях и гладила до тех пор, пока он не заснул. Только тогда я смогла сосредоточиться на своих мыслях.

А мне надо было придумать, что делать дальше. Пока Михаил занимался поисками охранников, я не собиралась бездельничать. Но с новыми версиями возникли затруднения. Если допустить, что психиатрическая клиника как-то связана с прошлыми событиями, то что это мне даёт? Для начала стоит расспросить Артёма, был ли в окружении его семьи человек с психическими отклонениями. Но, скорее всего, он ответит отрицательно. И что тогда?

Так ничего и не надумав, я набрала номер Колесникова.

— Здравствуй. Ты не мог бы подъехать ко мне ненадолго? — спросила, когда он взял трубку.

— Что-то случилось? С тобой всё хорошо? — в тоне моего собеседника явно слышалось беспокойство.

— Всё в порядке. Просто надо уточнить кое-что. Для моего расследования.

— Хорошо, после работы заеду, — без энтузиазма ответил Артём и отключился.

Он приехал к десяти часам, уставший, с тёмными кругами под глазами. Прошёл в зал, уселся на диван и откинул голову на спинку.

— Ну что там у тебя? — спросил со вздохом. Я пригляделась к нему и предложила:

— Давай, сначала накормлю тебя ужином.

Пару секунд он явно колебался, а потом кивнул.

— Ладно, давай. Я сегодня не успел пообедать. А когда доберусь домой, будет уже поздно.

— Что, много работы? — уточнила я, не подумав.

— В начале становления нового бизнеса всегда много работы, — сухо ответил Колесников. А я прикусила язык, обругала себя полной дурой и пошла на кухню.

Мой гость устроился за столом, я достала сковородку, и в это время к нам присоединился новый жилец.

— О, откуда это создание? — удивлённо поинтересовался Артём.

— Да, так. Случайно получилось, — не стала я вдаваться в подробности. Вряд ли бы он обрадовался, если бы узнал правду.

— Кс, кс. Как зовут?

— Я пока ещё не придумала.

Колесников наклонился и протянул руку. Но котёнок полностью проигнорировал его, подошёл ко мне и потёрся пушистой спинкой о мою ногу. Легонько отодвинув его, я продолжила разогревать еду.

Артём с аппетитом поел и выжидательно уставился на меня. Я не стала больше тянуть и спросила:

— Скажи, пожалуйста, ты не помнишь, был ли пятнадцать лет назад среди знакомых твоего отца человек с психическими отклонениями?

— С какими отклонениями?! Что за странный вопрос? — поразился мой собеседник.

— Я поговорила с той женщиной, о которой тебе рассказывала. Она утверждает, что сразу после аварии твой отец интересовался психиатрической клиникой. Как думаешь, зачем ему это понадобилось?

Артём, нахмурив брови, смотрел на меня. Потом отвёл взгляд и задумался.

— Нет, ничего такого не припомню. Никогда в семье не обсуждались подобные темы. И людей с таким диагнозом в нашем окружении не было. Конечно, за всех знакомых отца я не поручусь. Я и половину их не знал.

— Очень жаль, это бы мне сильно помогло. А ты не можешь уточнить у Галины Станиславовны?

— Честно говоря, мать раздражают такие вопросы. Она и в прошлый раз меня замучила. Всё пыталась выяснить, зачем мне сведения о её родне. Если бы я упомянул твоё имя, она бы вообще рта не раскрыла.

— Понятно, — ответила я со вздохом. Подумала немного и задала следующий вопрос: — Тогда, может, ты помнишь имена охранников твоего отца? Или хотя бы название охранной фирмы?

— Охранников? — удивился Артём. — У отца не было охранников.

— Как это? А кто же охранял вашу машину сразу после аварии и не подпускал к ней никого?

— Понятия не имею. А что, её, правда, охраняли?

— Да!

— Странно. Я помню только пункт охраны при въезде в наш посёлок. Он и сейчас там стоит, ты его видела. И всё.

— А у вас дома кто в то время работал? Ну, из обслуживающего персонала?

— Домработница и сторож. А за садом ухаживала специальная фирма. Приезжали, делали, что нужно, и уезжали.

— Домработница та же, с которой я познакомилась?

— Да, она.

— Сторожем был Николай?

— Нет, дядя Паша. Лет десять назад он ушёл на пенсию. Тогда и взяли Николая.

— Фамилию и отчество дяди Паши вспомнишь?

— Фамилию да, она у него смешная была — Синица. А отчество, извини, нет.

— Всё же очень странно с охранниками. Ты уверен, что их не было?

— Конечно. Отец вообще понты не любил и презрительно отзывался о тех, кто ходил в окружении телохранителей. Вот водители у него были. Ему не нравилось самому сидеть за рулём.



Инна Разина

Отредактировано: 18.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться