Не принц, но сойдёшь

Размер шрифта: - +

Глава 20. В тёплой воды объятиях

 

– Тоник из жабьей икры – вещь нужная? 

Арлина вытащила из корзины пузырёк с зеленоватой жидкостью, взболтала и посмотрела на свет. 

Грибо поморщился.  

– Говорят, омолаживает кожу и убирает бородавки, но мне не помог. Врут, наверно. 

– А тут что? – бледно-жёлтая этикетка была приклеена косо и содержала множество букв. – Какая-то настойка для принятия внутрь. Основной компонент – яд плюющей змеи. Помогает при... ой, стыдоба какая! 

Арлина спешно сунула склянку обратно и вытерла руки о платье.  

– Давай подсоблю. 

Грибо перелетел через половину комнаты, приземлился на стол рядом с корзинкой, полной бутылочек, банок и пучков с травами, залез грязным когтем и начал рыться, бормоча под нос названия зелий и неистово комментируя:  

– Драконья отрава... она-то зачем нужна? Драконы не мухи, на подоконниках толпами не сидят. Протёртая чешуя голубого василиска... ослепить что ли кого-то собирался? Слеза русалки... это в каких же водах он её добыл и почему без меня? О, кажется, нашёл, – Грибо вытащил обмотанную коричневой верёвкой невзрачную колбочку и довольно помахал ей. – Вот она. Слизь земляных червей. 

Арлина поспешила выхватить пузырёк, откупорила и поморщилась.       

– Что за гадость. Как посмотришь, чего мы в котёл навалили, никогда не подумаешь, что это то самое средство, которое поможет вернуть к жизни любимого человека. 

– Как же оно должно пахнуть? – Грибо приложился носом к откупоренному бутыльку и облизнулся. – Вкуснятина. 

– Как должно? – Арлина перелистывала книгу рецептов и искала нужную страницу. – Так же, как пахнет Мартан: можжевельником и горькой травой, лимонником, озёрной свежестью и влажными листьями.

– Ну, когда ты оживишь своего принца, он будет пахнуть ядовитым коровяком, гнилым плющом и червями. Ещё от него может нести волком, – добавил горгулья, закинув в котёл щепотку шерсти. – Клык давай. 

Арлина протянула тот самый, белый и острый. Грибо ловко распилил клык когтем и бросил маленький кусочек в бурлящее варево, помешал черпаком, прибавил язычков пламени. 

– Куда столько! – воскликнула девушка, кинулась убавлять, но было уже поздно – пар валил чёрный. 

Пятая попытка за день и двадцать вторая – за четыре дня. И все неудачные. Того и гляди, плющ переваришь, слишком много росы бухнешь, алмазной муки недосыпешь или пламя сильное разведешь. И если все прошлые старания контролировались Эйгоном, который на глаз определял перебор и, не отрываясь от книг или бумаг, подсказывал, в какую сторону повернуть рычажок на горелке, то сейчас рядом был Грибо, а тот, как и Арлина, всё мешал наугад. 

– И всё-таки крайне непорядочно с его стороны взять и уехать, не сказав даже, когда вернётся. 

Арлина вылила пришедший в негодность эликсир в ведро, протерла котёл изнутри тряпочкой и заново водрузила его на горелку. 

– Наверняка, поехал на открытие ярмарки последних достижений в колдовских науках. Чего там только нет: и палочки волшебные, но они совсем для слабаков – сильный маг и взглядом управится; и мётлы-летуны для дам; и даже шапки-невидимки. В прошлом году, правда, особой популярностью пользовались шлёпанцы-невидимки. Нырк лапами – и пошёл. Мне хозяин купил – я их посеял. 

– Ещё и Ланса с собой утащил! – не унималась девушка. 

– Тогда точно на ярмарку. Как раз нагрузит его свёртками и пакетами – до экипажа дотащит. 

– Я с Лансом не успела даже словцом о Мартане перекинуться. Каким же черствым сухарём нужно быть! Ведь знает, как я тоскую, как сплю и вижу, чтобы скорее вернуться в Озёрный край. И вот судьба посылает мне близкого человека, а он...

– Что-то мне подсказывает, – Грибо навострил уши, – что судьба посылает нам не одного близкого человека, а целую толпу. И происходит это прямо сейчас. 

Слетев со стола, горгулья вцепился лапами в штору и резко рванул её в сторону. Вместо того, чтобы отодвинуться, та отлетела прямо с перекладиной, на которую крепилась, и накрыла собой высокую напольную вазу. Следом за шторой на тонкий фарфор шмякнулась и перекладина. Ваза треснула и развалилась на мелкие кусочки, окончательно позволив тяжёлой портьерной ткани осесть на пол. 

Распахнув окно, Грибо осторожно высунулся носом на улицу, а после свесил вниз и всю голову. Арлина не выдержала, подскочила, но тут же запуталась каблуком в шторе, а когда распуталась, то тоже выглянула в приоткрытую створку и затаила дыхание. 

Внизу, в скудном свете луны, выступившей из-за чёрных туч, стояла запряжённая тройкой резвых лошадей карета. Вся в золоте, она качнулась под лихим напором ураганного ветра, но устояла. Тщедушный кучер соскочил с козел и поспешил открыть дверцу, но первые попытки удачей не увенчались. 

Одной рукой придерживая шляпу, другой – хватаясь за ручку дверцы кареты, кучер не терял надежду выпустить приехавших господ, но ветер был сильнее: упорно вдавливал дверцу обратно и открывать не позволял. Плюнув на головной убор, кучер вцепился в ручку мертвой хваткой – шляпа с его головы тут же слетела, была подхвачена ветром и в одно мгновенье оказалась на лопоухой каменной горгулье, сидевшей на верхней ступеньке парадной лестницы прямо у входных дверей. В широкополой шляпе декоративный истукан смотрелся важно и помпезно, пока ветер не решил продолжить забавы и не перенёс её на шпиль одной из башен замка.



Лана Каминская

Отредактировано: 07.04.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться