Не принц, но сойдёшь

Размер шрифта: - +

Глава 23. Rhan’or’enaid

 

Несколько тёмных капель упало на стопку писем на столе. Вытирать их не стали – так и впитались в бумагу, от которой исходил лёгкий аромат розового масла. Вместо этого поставили наполовину пустой бокал на стол, взяли одно письмо – самое невзрачное, серое, лежавшее не в стопке, а с краю, – и поддели ножом криво прилепленную и с рваными краями коричневую печать, открывая послание.               

– «Его высочеству, принцу Мартану из Озёрного края, – шептали тонкие губы, кривясь в ухмылке. – Ваша милость, смею надеяться, это письмо найдет вас в добром здравии и прекрасном расположении духа, – глаза торопились прочитать всё написанное и перескакивали со строчки на строчку, – и вы примите наше приглашение вновь посетить игорный дом «Малиновый туз», где вам всегда безмерно рады. Ваши долговые обязательства перед нами погашены в полной мере, и мы с нетерпением ждём вас в стенах нашего гостеприимного клуба. Всегда к вашим услугам». Далее сотня расшаркиваний и подпись: «Д. Флинн».    

Мартан отложил письмо и задумчиво посмотрел на стену. Спустя несколько минут допил вино, перечитал послание, почесал затылок, хмыкнул, повертел бумажку в руках и вновь прошёлся взглядом по тексту. В подлинности подписи Флинна принц не сомневался: да и кто, кроме хозяина притона, мог знать о баснословных долгах младшего сына короля? Но напряжение не сходило с лица: Мартан хорошо знал, что больше всего на свете коварный карточный шулер любит золото и просто так ни от одной монеты не откажется. Тем более от целого состояния. Однако сколько ни верти загадочный кусок бумаги, ясности не прибавлялось, и Мартану оставалось только задумчиво почесать подбородок и взяться за оставшуюся почту, пылившуюся на столе вот уже несколько дней.             

Стандартный набор надушенных пригласительных писем: одно – на пикник; второе – на годовщину свадьбы; третье и прочие – на ерунду вроде литературных чтений или празднований первых заморозков. На этих мероприятиях принц бывал сотни раз, и везде стандартная программа: утомительные приветствия, скучающие гримасы, болезненного вида молодые особы, мечтающие скорее пойти под венец, и снова утомительные обмены вежливостями, теперь уже при прощании. Распечатывать и читать – только время тратить: пойти он ни на одно не пойдёт, а напудренным жеманным девственницам, падающим в обморок при виде жука-рогоча, предпочтёт раскрепощенных девиц Флинна, способных зажечь одним только взглядом.

Ещё были длинные и толстые донесения министров – чтиво, скучнее которого могли быть только пригласительные открытки. Тоже в топку – всё равно те же самые заметки получили и отец, и старший брат Патрик. Читает их только Патрик, обсуждает с отцом и принимает решение. Зачем на них время тратить? И в подтверждение мыслей три увесистых свитка полетели в огонь в камине. Полетел бы и четвёртый, вот только цвета бумага была другого – не такая, на которой обычно писали в Озёрном крае. И печать была странная, не виданная ранее, не принадлежавшая ни одному лорду-вассалу короля богатых на озёра земель. Пожав плечами, Мартан взялся за нож, срезал печать, развернул письмо и начал внимательно читать.

«Его светлости, принцу Мартану от лорда Тайернака из Смоляных гор. Ваше высочество, мне стало известно о размере вашего долга перед игорным заведением «Малиновый туз», в котором вы имели неосторожность оставить много денег. Этим письмом я имею честь сообщить вам, что весь ваш долг был погашен мною и графом Лавиндером. В ответ прошу вас прекратить любые преследования семьи Алистера де Врисса, его самого, а также его дочери и моей законной супруги Арлины де Врисс Тайернак…»

– И снова с десяток расшаркиваний и подпись такая кривая и длинная, что прямо запутаешься в закорючках, – съязвил Мартан, скомкав письмо и швырнув его в огонь. – Что за день такой?

Набычившись, принц смотрел на играющее в камине пламя. Что-то не вязалось в голове. Нет, бесспорно, последнее письмо шло в унисон с ласковыми заигрываниями Флинна, но в чём подвох? Мартан почесал переносицу и поднялся. Прошёл к полкам с книгами, вытащил одну – толстую и затхло пахнущую – бухнул на стол и открыл.

– Тайернаки, – бормотал Мартан, перелистывая страницу за страницей в поисках нужной. – Те самые Тайернаки, которые откупились от нас розовым бриллиантом. Интересно, сколько у них в сокровищнице ещё камней подобной ценности? Ага, нашёл. И что тут пишут? Древний род… потомственные маги… трагическая гибель лорда и леди… хозяином Штормового замка стал рождённый вне брака сын лорда Тайернака Эйгон, – Мартан довольно присвистнул. – Так он ещё и бастард. Что там дальше? Был женат, затем разведён, о наследниках сведений нет.

Мартан долго шуршал страницами, выискивая новое о хозяине Смоляных гор, за что можно было бы зацепиться.

– Должно же быть на него ещё что-то, – бормотал принц, листая страницу за страницей.

Но всё было в пределах общеизвестного и без пикантных подробностей. Обессилев, принц захлопнул книгу и упал в кресло, вытянул ноги к огню. Он выглядел растерянно. Ощущение неудачного розыгрыша прошло, уступив место банальному раздражению, затем сменилось злостью, а после непониманием и опустошенностью. Будто старую игрушку отобрали, которую он демонстративно швырял из угла в угол и которой всячески пренебрегал. Зато когда её подобрали и приласкали, закипел ревностью, и в равнодушном, расчётливом прожигателе жизни проснулся собственник. Зарылся пальцами в густые тёмные волосы и сжал их со всей силы, будто готовился вырвать с корнем. Но никакая боль не могла заглушить чувство досады. Полный отчаяния, Мартан со всей силы толкнул ногой чайный столик – тот пошатнулся и грохнулся на пол. Раздался звон разбитого стекла, и письма порхающими бабочками разлетелись в разные стороны, и одно – прямо на колени принцу.



Лана Каминская

Отредактировано: 07.04.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться