Не сердите Толстяка

Размер шрифта: - +

ГЛАВА СЕМНАДЦАТАЯ

ГЛАВА СЕМНАДЦАТАЯ

Нет, это беспредел какой-то! Нельзя же так над детьми издеваться, даже если они такие здоровые лоси как я… Э-э-э… В смысле, высокие и уже начавшие вновь отращивать пузо, а так-то очень даже больные. Можно сказать почти одной ногой в могиле, куда меня со всем усердием пытается вновь загнать батя. Я бы ему, конечно, настучал бы, если бы он был не таким крутым. Так что истекаю потом и отмахиваюсь тренировочным посохом.

Ещё и бабуля с утра подсуропила: приволокла какой-то медицинский браслет и нацепила на руку. Куда катится мир? Куда, я вас спрашиваю? Старая злобная ведьма с мерзкой ухмылочкой цепляет на руку не амулет, а какой-то прибор. И уверяет, что у неё всё под контролем, мол, все параметры идут на ноутбук. Мать моя ведьма! Она ещё и ноут себе купила! Полежал в коме называется.

И всё это под предлогом того, что меня надо срочно приводить в порядок, так как не сегодня-завтра Шабаш, а я не в форме. Да они с дуба рухнули, как есть, башкой вниз. Ближайшее сборище будет только на Ивана Купалу. Тут же, считай, ещё три месяца…

Кому я это говорю? Родовая честь, не опозорить семью, с гордо поднятой головой, вековые традиции… Это так бабуля принялась распинаться. Лучше бы помалкивал и не возбухал. Батяня оказался нисколько не лучше, чем меня весьма удивил. Всегда считал, что ему-то как раз плевать, на все эти заморочки. Принимая во внимание особую любовь к родственничкам. Хотя аргументы у него были совсем другие, а учитывая тяжёлый посох в руках, то и весьма убедительные. В частности: порвать всех как Тузик грелку, натянуть глаза на уши и показать, где их сортир, а потом забить туда ногами… Ну и слегка понизив тон, поведал про кучу ведьмочек, которые жутко любят крутых ребят… и оргии. Тьфу. Ну что за бредятина. Стоп! Он сказал оргии?!

— Какие такие оргии?

Батя, отставив в сторону посох, которым как раз и пытался выбить из меня дух, небрежно так опёрся на него и, подмигнув, пояснил:

— А это когда девки не могут тебя поделить, и ты по доброте душевной, и, так сказать, чтоб никого не обидеть…

— Вадик!!! — взвизгнула бабуля. — Ты чего такое ребёнку говоришь? — и уже мне: — Не слушай его, Тимоша, врёт он всё. У нас всегда всё пристойно…

— Ну да, — кивает батя, — на официальной части, может быть. А вот после, — и вновь подмигнув, убил меня наповал: — Это если ты себя проявишь. Знаешь, качество ведьмочек и их количество очень сильно падают, чем дальше ты от первого места. Ну а если облажаешься, — недобро так прищуривается, — то с тобой даже знакомиться никто не захочет. Поверь.

— Вадик, — бабка опять попыталась влезть, — оно понятно, что за этими девками не уследить… Так что может ты и прав, но ведь Тимке нельзя. Вдруг что случится?

— А вот и проверим, — кивает на браслет на руке. — Шла бы ты, мать, работать. А ноут оставь, я сам проконтролирую…

Они ещё чего-то там препирались, а у меня в голове засела только одна мысль. Разводят или нет? Вы же не думаете, что я вот так взял и поверил этим двум личностям? Им лишь бы Тима, проходя испытание, показал всем у кого самый большой… Ага. А мне оно надо? Главное — пройти и получить своеобразный аттестат зрелости колдовского мира. Но если батяня не врёт. Хм… А может и нет. Там ведь будет куча народу, и среди них очень много женского пола. А победители испытания — это как рок-звёзды человеческого мира.

Ой-ой… А я ведь ни разу на Шабаше не был. Возможно, там весело. Недаром же бабка никогда с собой не брала. Хотя сама с Томой регулярно туда мотаются. Отрываются! Ага. Пристойно у них там всё. Да если вспомнить, какие наряды они на себя напяливают… Вот ведь заразы. А меня, чтоб не мешал, значит, дома оставляли.

А когда, интересно батя успел позажигать? А? Тьфу на тебя, балбес, отец же как раз в шестнадцать и прошёл испытание — в своём роде уникум. Это мне там было делать нечего, только позориться. Отец-то, в отличие от меня, с детства колдует.

А чего это они сейчас-то меня решили загнать на испытание? Я что прям окрутел неимоверно? Хм… Двадцать один мне. А я ни разу на Шабаше не был. Наверняка люди задают вопросы, а то и… а фиг его знает что. Вот теперь чувствую, отец меня и будет гонять, пока не сдохну.

О! Вроде договорились. Бабка, плюясь ядом, удалилась. А я всё же решил уточнить:

— Пап.

— Чего, — вновь опускает посох, поднятый было для атаки.

— А это правда?

— Что? — а у самого уголки губ дрожат, сдерживается.

— Насчёт ведьмочек?

Оглядывается на ушедшую бабулю и кивает:

— Как говорится, есть что вспомнить, — и уже вовсю расплывшись в улыбке, прижимает палец к губам: — Мамке только не сболтни. Оно, конечно, мы тогда ещё не знакомы были… Но так спокойней.

— Да ты что! — я аж подпрыгнул от возмущения. — Ты за кого меня принимаешь?

— За раздолбая, — резюмировал, сбивая меня с ног подсечкой.



Вячеслав Соколов

Отредактировано: 18.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться