Неспящие

Размер шрифта: - +

Часть 5

Миранда поежилась и пониже опустила свой зонт. Ливень начался неожиданно. Он был сильный, холодный, вода лилась стеной. Миранда была единственной, кто не намок, но брызги воды и грязи на нее тоже попали.

Сейчас вся шестерка неспящих пряталась под узким выступом крыши у стены одного из зданий. Чтобы поместиться, им пришлось выстроиться в линию, прижавшись спинами к кирпичам и ждать, когда непогода утихнет.

Они почти добрались до башни, но тут неожиданно начался этот ливень. Все кроме Миранды мгновенно промокли и продрогли. Больше всех пострадала Коко, которая терпеть не могла воду и теперь стояла, понурившись, опустив плечи и настороженно смотря вперед. Остальные поглядывали в сторону башни с нетерпением.

Действительно ли все люди проснуться, когда они переведут часы? А если нет? А вдруг они сами заснут навеки в следующую минуту? Неприятные, мрачные мысли так и вились над их головами точно невидимые вороны беды.

Слушая, как тяжелые капли дождя без остановки барабанят по асфальту, крыше и даже попадают на край ее зонта, Миранда медленно прикрыла глаза, стараясь расслышать что-нибудь за этим шумом. С самого начала их путешествия она целиком полагалась только на собственные чувства и ощущения, всегда была настороже, готовясь встретиться с преградой. Пока их не было, ремонт посреди дороги — не в счет. Но Блюз все же надеялась, что все обойдется, и им ничто не помешает перевести часы.

— Мы долго будем здесь торчать? Что нам дождь — добежим до башни и покончим с этим в конце концов!

Миранда продолжила стоять, не открывая глаз. Антон ведет себя нетерпеливо, наглядно показывает, что не верит никому из них ни на йоту, но она догадывалась, что за этим скрывается что-то уязвимое, болезненное и слабое. За все годы своего существования она достаточно видела таких людей и никогда не раздражалась, сталкиваясь с их злостью и грубостью.

— Я в такой дождь никуда не пойду! — категорично отозвалась Коко.

— Тогда можешь остаться здесь, — пробурчал Серафим.

Упрямость девчонки-Коко когда-нибудь сыграет против нее самой же. А отстраненность ото всех циклека спасет ему жизнь. И не раз.

— Успокойтесь! Дождь не будет длиться весь день. Как только он закончится — мы сразу пойдем дальше.

Джеки был рассудительным и взрослым, но порой он не видел того, что лежало у него перед самым носом.

— А если он затянется?

Рейчел была одной из немногих, которых ты никогда не узнаешь с самого начала. В ней явно было что-то скрытое и тайное. Возможно, даже от нее самой.

— Миранда, как ты думаешь?

Она открыла глаза, немного помолчала и наконец ответила, не оборачиваясь к своим спутникам:

— Нам стоит поторопиться.

Если они все думают, что у них много времени, то будет хорошо, если оно так. Но Блюз догадывалась, что игра не может быть такой легкой. У них были рамки, которые сужались с каждой секундой.

— Наконец-то достойный ответ, — проворчал Печорин, поднимая воротничок рубашки повыше и готовясь броситься в стену дождя.

Коко заныла, переступая с ноги на ногу, и Миранда предложила ей идти рядом с ней и попробовать уместиться под зонтом. Это было лучше, чем ничего, а с учетом того, что продолжать путь хотели все, кроме нее, девчонке пришлось уступить.

На счет «три» все неспящие дружно ринулись вперед, пригнув головы и шлепая по глубоким лужам. Рядом с Мирандой, взяв ее за руку, бежала, стараясь не отставать, маленькая Коко, держась как можно ближе к ней.

— А если механизм намертво застрял или заржавел? — на бегу крикнул циклек. — Что мы будем делать?

— Попробуем это исправить, что же еще, — пообещал Джеки.

Когда они добежали до ветхого заборчика, огораживающего Старую Башню, то были заляпаны грязью с ног до головы, а все кроме Миранды и Коко вдобавок еще вымокли до нитки.

Возле Старой Башни находилось несколько маленьких холмиков, обозначающих древние захоронения. Когда-то здесь рядом была часовня, потом на ее месте построили башню, но могилы оставили, хотя за ними больше никто не следил. Сейчас же здесь планировалось все снести и открыть одну из точек кафе-фастфуда.

Забежав в башню, все дружно застонали от злости: наверх, к самому часовому механизму, вела узкая и шаткая лестница, старая, как и само строение. Где-то капала с крыши вода, а башне было холодно, сыро и сумрачно. Миранда подумала о том, чтобы, обратившись в мышь, быстро долететь до верхней площадки, но все же оставила эту идею. Здесь могли быть окна, через которые проникал слабый, но все же дневной свет. Нет, ей нельзя рисковать.

— Вперед? — с вопросительными нотками произнес Антон.

— Скорее, наверх, — отозвалась Рейчел, запрокинув голову, пытаясь рассмотреть верхнюю площадку.

— Только действуем осторожно, — предупредил Джеки.

Лестница была очень узкой, с перилами лишь по одной стороны, а подниматься по ней приходилось сгорбившись, чтобы не удариться головой о следующие ступеньки. Первым шел Серафимус. Со своим гибким телом и кошачьей грациозностью, он легко и быстро преодолевал ступени, почти не держась за перила. Остальным пришлось не так легко.



Диана Рейн

Отредактировано: 02.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться