Неудачница и некромант

Размер шрифта: - +

О том, как надо уходить от смертельной опасности и о полном комплекте

 

 

Глава 24

 

О том, как надо уходить от смертельной опасности и о полном комплекте

 

Лена и Попугайчик смотрели на Григория и Леона. Причем, выражения лиц у обеих девушек были настолько похожи, что их можно было принять за сестер. Одинаково недовольные, не понимающие и очень неодобрительные. Как у мамочек, чьи чада прямо посреди праздника подрались за машинку, перевернули стол и оборвали подол платья хозяйке.

Григорий даже почувствовал себя слегка неуютно. И останавливал носовое кровотечение отвернувшись от этой парочки.

Правда, отвернулся он немного неудачно, потому что когда открыл глаза, увидел, что на него смотрит официантка. С боязливым таким любопытством смотрит. И явным сомнением если не в уме, то в адекватности точно. И это притом, что эта девчонка фактически вцепилась в незнакомого мужика и отправилась с ним в другой мир.

А вот демону, в отличие от некроманта, все было нипочем. Он ощупал челюсть. Потом начавший заплывать глаз. А потом жизнерадостно улыбнулся и стал гладить костяную собаку. Причем, ищейке это явно нравилось, вопреки отсутствию плоти.

Очень странный демон, в общем.

— Так вы меня будете слушать или еще подеремся? — спросил Леон, когда буйный некромант вылечил свой нос и даже вытер кровяные потеки.

— Хым… — многозначительно отозвался Григорий.

— Будем, хоть мы и не дрались, — грозно сказала Лена, еще больше став похожей на мамочку не поделивших машинку мальчишек.

— Отлично! — чему-то обрадовался демон. Выудил из воздуха стул, уселся на него задом наперед и опять ощупал глаз, прежде, чем обнять спинку. — А дело было так. Начну сначала.

Леон поерзал на стуле, устраиваясь поудобнее, еще раз потрогал глаз, а потом рассказал чудную историю о том, как сначала напился, просто чтобы ощутить полноту жизни. Давненько он до этого не напивался. Потом проснулся в какой-то канаве, причем, так и не смог вспомнить, как там оказался, хотя один мужик уверял, что сам туда прыгнул, желая вспомнить бурную молодость. А потом, когда приводил себя в относительный порядок и расплачивался за погром в баре, вдруг почувствовал, что мама в соседнем мире слишком уж начала чудить.

— Чудить? — переспросил Григорий.

— Ага, — равнодушно отозвался Леон и объяснил: — С ней это не часто случается. Она хоть и легкомысленная, но не дура же, чтобы выращивать сказки на пустом месте. Они требуют и ресурсов, и присмотра… И не факт, что эту железную красавицу расколдуют хотя бы в этом тысячелетии. Были прецеденты. А может, вообще запетлиться, как с теми лягушками. И девчонки в этой семейке будут постоянно рождаться с перспективой стать очередной героиней всем поднадоевшей сказки. Такая вот определенная судьба. В общем, с мамой оно редко случается. Только если кто-то очень сильно просит. Ну, или очень сильно напортачил, устроив вселенскую несправедливость на ровном месте. А тут вдруг ни с того, ни с сего. А героиня еще и сопротивляется своему счастью. И посторонние разные присутствуют, которые тоже могут вплестись. В общем, мне стало любопытно, кто же довел маму до такого неадекватного состояния.

— И кто? — спросила Лена.

— Алкоголь, судя по всему. Причем, она наверняка сама захотела напиться, отрезав временно защиту от ядов. Вот обрадуется, когда протрезвеет…

— С твоей мамой все понятно. Причем, с ней давно все понятно, как и с огурцовой богиней. А девушек ты зачем украл? — мрачно спросил Григорий.

— Я их не украл, я их спас, — поправил Леон и подмигнул не заплывшим глазом.

— От сказки спас? — еще мрачнее уточнил Григорий, искренне не понимавший, для чего в таком случае понадобилось таскать Лену и эльфийку по иным мирам.

— И от нее тоже, но это не главное, — невозмутимо ответил демон. — Значит, смотрю я на маму, удивляюсь, а потом замечаю моих спасительниц. Обеих. И понимаю, что что-то не так. Обычно они гораздо ярче в вероятностях светятся. Они вообще девушки яркие. А тут почти серые.

Григорий тихо ругнулся, Попугайчик побледнела, а Лена, ничего не поняв, уставилась на опекуна.

— И как скоро они должны были умереть? — спросил некромант.

— Через три дня. Причем, точка угасания вечером третьего. И вариантов там не было. Если бы они оказались в том дне, попали бы в такую ситуацию, справиться с которой шансов у них бы не было. И помочь никто бы не смог. Понятия не имею — почему. Обычно, хоть какие-то варианты есть, а тут словно смертельное проклятье, причем, наложенное с помощью древнего артефакта, который и боги боятся трогать.

— Ой, — только и смогла сказать Лена.

— Не переживай, — улыбнулся ей Леон. — Эта неотвратимая опасность грозила только в тот самый вечер. Дальше по ветке она уже не столь неотвратима. Наверное, вы дальше научитесь чему-то, из-за чего вас убить станет гораздо сложнее. Или убийцы в ближайшем тысячелетии больше не смогут накопить столько силы. Или звезды в нужный узор не сложатся. Мало ли?



Таня Гуркало

Отредактировано: 12.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться