Невеста твоей мечты, или Ведьму вызывали?

Глава 8

Глава 8

Явление героя

 

Несколько минут я простояла на улице смотря на оживленных пешеходов, и пытаясь понять в какой стороне та самая площадь.

— Извините, не подскажите, — подступилась к одному из прохожих. Высокому строгому дядьке в черной шляпе, черном костюме, с тростью в руке.

На меня сурово глянул, и не сказав ни слова пошел дальше.  Я отступила назад к решетке академии.

— Ищите чего? — подошел ко мне привратник Серж.

— Мне бы на северную площадь. Сказали не далеко.

Хряк в затылке почесал.

— Это кто же вас так обманул? — Вздохнул. — До северной площади отсюда пешком не меньше часа добираться будете. Это же нужно в другой конец. Мы сейчас на южной стороне города. Вам прямо, потом свернуть, потом… Леди ведьма, давайте я вам лучше кэб остановлю.

Я не стала отказываться. И уже через минуту сидела в мягком салоне двухместного экипажа. Кэбы Магиктауна значительно отличались от тех, на которых я ездила в своём маленьком городке. Эти были с мягкими диванчиками, закрытые, с аккуратными шторочками на окнах, с мирно покачивающимися на уголках крыши фонарями.

Две крепкие лошадки уверенно тянули кэб по мостовым, отстукивая копытам по мощеным камням.

Я смотрела в окно. По тротуарам шли люди. Завлекали яркие витрины салонов и ресторанчиков. На нескольких перекрестках я видела усатых регулировщиков.

Поворот и снова улицы, витрины, люди.

Чем дальше мы ехали, тем меньше их становилось. По всему, северная часть города была менее людна.

Кэб свернул, потом еще раз, и еще…

Меня укачивало. Я прикрыла глаза, откинувшись на мягкие подушки.

Морфей прикрыл меня мягкой лапой. В салоне было тепло и пахло травами. Какими-то успокаивающими…Очень успокаивающими. Через пару минут, я ощутила будто лежу в цветущем поле.

Хорошо.

Мягко.

Тепло.

Свет солнца бьет в глаза.

Свет…

Я глаза распахнула. Оказалось, что уснула и чуть съехала головой к окошку, и теперь мне в глаза и правда бил свет. Свет горящего на углу кэба фонаря!

Ночь!

На улице была ночь!

Сколько же я проспала? И где я?

Всмотрелась в темноту. Ни вывесок, ни людей… Деревья. Темными силуэтами в лунном свете стояли в десятке шагов от обочины.

«Божички ты мой», — как любила говорить моя помощница. Да мы же уже за городом!

Я распахнула оконце и, выглянув, выкрикнула кучеру.

— Извините, куда мы едем?

Он молчал.

— Эй! — позвала я. — Будьте добры, остановите сейчас же!

Снова тишина. В раскачивающемся свете фонаря и гулком стуке колес о камни, она казалась зловещей.

— Сейчас же остановите.

Вместо ответа тишину разорвал свист хлыста и лошади сорвались в бег.

Экипаж ощутимо затрясло.

— Остановите! — истошно закричала я. — Вы меня слышите!

Кучер шелохнулся. Наклонился и я увидела его лицо.

Изначальная мысль была заорать. Потом, а не поседела ли я, ибо жуть.

На меня смотрела невообразимо страшная нечеловеческая морда. Мертвецки бледная, искаженная. Под дрожащей толстой губой выделялись клыки, глаза горели красным. И эти глаза ничего хорошего для меня не предвещали.

— Что б ты сдох! — выдавила я первое, что легло на язык.  Хотя, о чем я? Он и так мертвяк. — Что вам надо от меня?

— Жизнь твоя! — прохрипел мертвец. — Отжилась, ведьма!

Ох, не нужно такие вещи мне говорить. У меня реакция быстрее мозга. А еще чувство самосохранения очень сильное.

«Убивают!» — эта мысль была, но, после того, как я совершенно не думая о последствиях, всем телом ударила в дверь. На секунду увидела, как изменилась, став удивленной, морда упыря. А потом я, на полном ходу экипажа, выпрыгнула из кэба.

В лицо, глаза и рот тут же полетела земля. Руки обожгло от боли сдираемой до мяса кожи, колени будто вывернули, ребра затрещали. Я кубарем летела по обочине собирая собой землю, и отчаянно прощаясь с жизнью, которую пыталась до того спасти.

Мне повезло.

Остановилась у куста, вцепившись в тонкие ветки руками и содрав, казалось, последнюю кожу.

 Где-то впереди послышался злой рык упыря и ржание резко останавливаемых коней.

 Я, не понимая почему до сих пор жива, поднялась.

Вот ей богу, я должна была себе все на свете переломать! Только думать об этом было некогда, снова послышался озлобленный рык.

Я бросилась бежать. Ноги не слушались, колени болели жутко. Последние пытались подвернуться и каждый шаг отдавался болью. Мало того, я путалась в собственном рваном, после падения, платье.Левая рука висела плетью. Воздух вылетал со свистом из разбитых губ.

Я, превозмогая боль, и удивляясь собственной живучести, неслась в лес за обочиной.  Спотыкалась, падала, и снова поднималась. Слышала, как позади доносится тяжело переваливаясь за мной гонится упырь.

— Стой, ведьма!

— Ага, щас! — выкрикнула и прыти прибавила.

— Стой, дурочка! — показалось ли, что голос заметно изменился? Да какая разница! Главное, убежать.

И я неслась так, что в ушах свистело.

«Вот уж не думала, что ведьмы так бегать умеют. Мне бы ступу», — подумала мимоходом.

— Стой, сказал! — крепкая рука ухватила за плечо и под мой яростный вой, с такой силой дернула назад, что на секунду весь мир и деревья, закружились в бешеном вальсе перед взором.

Я, ничего не понимая, билась и сопротивлялась.

 Глаза застилали слезы ужаса и отчаяния.  Меня нагло закинули на плечо. Успела уловить, что на удивление мертвяк пользовался хорошим парфюмом. Но плевать чем там пользуется «упырь», я, не раздумывая впилась ему в спину зубами.

Тот выругался мрачно и, скинув на землю, еще не пришедшую в себя меня, отвесил мне громкую пощечину.

— Успокойся, бешенная!

Мир сразу же встал на место, вальс леса прекратился, слезы молниеносно высохли.

 Я замерла, смотря на «упыря».



Ная Геярова

Отредактировано: 05.05.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться